«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

11 декабря 2007 г.

Правомерно ли делить носителей культуры на «тру» и «не тру»?

Во-первых, что собой представляет любая культура (и субкультура в том числе)?

Любая культура, в том числе и субкультура, то есть культура, появившаяся на базе уже имеющейся, если её изобразить графически, может быть представлена в виде вот такой фигуры:


Объясняю, что это такое, на примере общечеловеческой культуры (да, есть и такая, как бы ни хотелось некоторым не иметь ничего общего, например, с неграми).

Изображение в целом — это, собственно, вся человеческая культура и есть. Точки внутри этого изображения — отдельные культы и культуры. Что-то пожиже, что-то потолще. То, что внутри красного круга, — это ядро нашей культуры, представляющее собой сумму архаических культов, которые в основе своей почти идентичны и в семантическом смысле очень плотно примыкают друг к другу (подробнее об этом см., например, М. Элиаде, он у меня, кстати, в библиотеке в большом количестве представлен). Архаические культы — это костяк человеческой цивилизации, колыбель, из которой она выросла.

На периферии — современные нам урбанистические культуры, субкультуры и движения, в основном англосаксонского типа.

Процесс отдаления границ периферии от центра культуры называется развитием цивилизации. Он же называется процессом деградации культуры. Парадокса нет. Каждая отдельная культура, каждый отдельный культ, каждая отдельная субкультура (то есть всё то, что изображено в виде точек) представляет собой ровным счётом то же самое, что и общечеловеческая культура: есть ядро, и есть периферия. И каждая культура, каждый культ стремится бесконечно расширять свои границы, то есть, в конечном счёте, деградирует (вот именно по такому же принципу), порождая, в свою очередь, новые абстракции, новые технологии, новые философские открытия, смешиваясь с другими культурами и субкультурами, создавая отдельные новые культы. Фактически, продукт разложения культуры (которая всегда агонизирует, но редко умирает окончательно) — это топливо цивилизации.

И вот тут лежит ответ на вопрос о том, правомерно ли говорить о ком-нибудь, что он «правильный» или «неправильный», «настоящий» или «ненастоящий» носитель культуры или субкультуры. Нет «неправильных» и «ненастоящих», есть те, которые находятся в центре (если угодно, исповедуют культ в его архаическом понимании), и те, которые находятся на периферии (то есть занимаются культовым творчеством). При этом каждый играет свою роль в процессе деградации культуры и развития цивилизации: находящиеся в центре не дают культуре угаснуть (то есть продлевают её агонию, что, фактически, равноценно поддержанию системы в продуктивном состоянии), а находящиеся на периферии раздвигают её границы (то есть расходуют ресурс, накопленный предыдущей группой). При этом вполне естественно, что мира между этими двумя группами нет и быть не может, и чем дальше граница от центра, тем острее противостояние между ядром и периферией.

Вот, собственно, и всё, что можно сказать в ответ на заявление кого-либо о ком-либо, что тот, дескать, не «тру».

Естественно, это не отменяет вопроса об индивидуальном развитии каждого конкретного представителя той или иной культуры.

 

Читать дальше...