«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

28 мая 2011 г.

Техническое

Блогспот последнее время глючит. С панелью управления какая-то шняга и с комментами в этом блоге опять херня: форма отправки комментариев под сообщением не отображается ни в какую, что бы я ни делала, ни в одном обозревателе. Проблема на сей раз, по-видимому, в самой платформе, которая сейчас активно меняется и переделывается. В общем, пока она меняется, писать комментарии мы будем в самом неудобном из имеющихся формате: тычем в ссылку «отправить комментарий» (или непосредственно на количество комментариев, если вы на главной странице), переходим на страницу добавления и заполняем форму там.

Сейчас проверю другие свои блоги и там тоже поменяю, если баги найду.

Очень надеюсь, что платформу уже скоро наконец-то окончательно дорубят и всё снова заработает как надо, а пока приношу извинения всем, кому внезапно стало неудобней, чем было.

Читать дальше...

26 мая 2011 г.

Беларусь: сравниваем подачу информации с собственно информацией

Вот сообщение. Внимание, вопрос: кто-нибудь может найти в этом сообщении хотя бы один шокирующий приговор? Или автор выражения «шокирующие и жёсткие приговоры» подразумевал под первым принудительное лечение от алкоголизма?

Кстати, в другом сообщении то же издание называет большими сроками 3 и 3,5 года колонии.

Ещё кстати, вам ничего не сообщает вот эта конкретная информация — принудительное лечение от алкоголизма? Меня лично она заставляет задуматься как минимум о том, кто участвовал в пресловутых беспорядках. Нет, естественно, что в виде этого приговора нам могло предстать исключение. Но абсолютно с той же самой вероятностью нам могло предстать и правило.

А теперь давайте посмотрим сумму.

В сумме мы видим, что за участие в беспорядках дают поразительно мягкие наказания: два года тюрьмы, три, три с половиной — и только организаторам дают от пяти до шести, причём всегда меньше, чем требует государственный обвинитель, и только в том случае, если не приговаривают к условному сроку.

Охуенный в Беларуси кровавый режым, чо.

Теперь уже не кстати, а так, к слову просто. Беспорядки — вещь очевидная, зримая и зафиксированная со всех сторон. Правильно там фиксировали или неправильно — это уже другой вопрос. Тот факт, что они были, очевиден, как очевидно и то, что в этих беспорядках кого помяли, а кого и порвали. А теперь давайте посмотрим на российское правосудие. У нас Аракчееву, которого вообще не могло быть на месте преступления, дали в конце концов 15 лет. У нас Мартынову, о которой до сих пор известно только то, что у неё дочка упала в лестничный пролёт, присяжные признали виновной в покушении на умышленное убийство. У нас процесс по делу Тихонова и Хасис вёлся с такими нарушениями УПК, что волосы дыбом встают, — и их тоже признали виновными и тоже почти наверняка укатают лет на 12, как минимум, если не уже (я последние недели две-три не следила).

Вот и при чём тут, казалось бы, Беларусь, спрашивается? У них людей, участвовавших чёрт знает в чём, приговаривают к таким срокам, какие у нас обычно проводят в следственных изоляторах абсолютно законопослушные граждане. У нас книги уже пишут о том, как сидеть в этих самых изоляторах, — и эти книги, что характерно, востребованы и многим реально помогают выжить в течение нескольких лет. А у них: в середине декабря были беспорядки — c конца апреля по конец мая уже выносят приговоры. При этом не забываем, что в реальности людям сидеть придётся меньше, чем формально назначено, потому что в срок наверняка будет засчитано так же и время, проведённое в заключении до приговора. Для маленьких сроков это вообще очень существенное послабление, это, фактически, означает, что вместо двух, трёх и трёх с половиной лет люди просидят полтора, два с половиной и три года соответственно.

Но это всё, я понимаю, никому не интересно, потому что гораздо интересней, а главное драматичней писать такие слова, как «шокирующий», «жестокий», «тоталитаризм» и «диктатура». А ещё очень прикольно предположить где-нибудь в чём-нибудь чью-нибудь личную месть — это ж такая романтика.

Читать дальше...

ИП: шестая серия

Смешались в кучу бляди, люди — поди рассортируй.

В принципе, этим одностишьем можно начать и кончить, и это будет исчерпывающий рассказ. Но меня ж хлебом не корми, дай языком почесать, так что я почешу ещё маленько.

В этой серии нам показали всё, за исключением Джона, ебли и волков. «Всё» в данном случае означает именно всё, и вы можете себе представить этот винегрет, да? Но это, однако, не всё, на самом деле. Приплюсуйте ко всему показанному зашкаливающий драматизм большинства сцен — и вот это будет действительно всё.

Итог. Количество значимых персонажей, как действующих, так и закадровых, давно уже перевалило все мыслимые естественные ограничения, и человек, книгу не читавший, теряется в этих персонажах, как ребёнок в московской толпе. Мужик мой, например, который с большим любопытством смотрит фильм, в этих персонажах запутался уже окончательно и чётко распознаёт только тех, которые примелькались ещё с первой серии, да и то не поимённо, а по мордам. Спроси его, которая из сестёр Санса, а которая Арья — и он будет молчать, как партизан и делать загадочное лицо. А слово «дотракийцы», например, ему вообще ни о чём не говорит — до сих пор.

Теперь представьте себе, как он смотрел эпизод суда десницы. Истец вываливает из мешка рыбу, мужик-с-противной-мордой напоминает Шону Бину о том, что рыба изображена на гербе чьего-то дома, а этот чей-то дом — это дом его, Шона Бина, жены, тут же нам дают отсылку к прошлой серии, в которой чувак загондурасил свою лошадь, и тут же звучит имя какого-то лорда, который этому чуваку приходится сюзереном. Потом Шон Бин, металлически опираясь на палку, встаёт и сообщает, что он выносит чуваку-который-гондурасит-лошадей смертный приговор и требует от вон-того-старого-мужика, чтоб тот призвал сюзерена приговорённого чувака ко двору, иначе будет этому сюзерену ататай.

Что, как вы думаете, понял человек, не читавший книгу? Правильно, человек не читавший книгу, понял, что Шон Бин выразительно отыграл и.о. главы государства, а чувак-который-гондурасит-лошадей, по-видимому, чивота натворил. Наверное, изобрёл динамит и стал глушить им рыбу (а хрен ли тогда столько дохлой рыбы в качестве аргумента вывалили?). Всё. Больше человек, не читавший книгу, не понял ни черта.

И вот такой там почти каждый эпизод. «Они убили Джори!» — этактоваще???

Дальше. Дальше больше. Нам показывают не только очень большое количество подробностей, нам показывают очень большое разнообразие подробностей. Тут девочка пытается побыть трепетной, тут её папа не знает, не знает, за что хвататься, тут у другой девочки переходный возраст и чмоки в этом чате, тут же аппетитненькая такая сценка с пожиранием конячьих потрохов; тут же воруют драконьи яйца, выясняют отношения и травят какие-то байки; один король ссорится с братом, а другой — с сестрой; тут же мы наблюдаем сразу две смерти, одну другой трагичней, а в придачу ещё смазливенькую блядь с трёхглазой вороной, отягчённую разбойниками; ну, и чтоб мы не заскучали уже совершенно наверняка, нам показывают сразу две сцены отправления правосудия, вот только тонкая идея сравнения этих сцен, гарантирую, не придёт в голову никому из зрителей, хотя именно она могла бы стать в этой серии сюжетообразующей.

Бдыщ!

Шестьдесят минут, ога.

Вот, сижу и думаю: то ли это оттого, что сценарий серии писали сразу трое человек, то ли кактусы в том году небывалые уродились, то ли карма манифестировала.

Хорошего в этой серии, короче, только актёрская игра… ну, то есть там, где режиссёр и оператор дают её увидеть.

Читать дальше...

24 мая 2011 г.

Aml Pages

Ещё обзро. Потому что я не теряю надежды найти полноценную замену так некстати почившему мелкософтовому биндеру.

Софтина, значит. Ну, всё в ней, вроде бы, любо и всё ладно, и всё складно. Она умеет сшивать документы, знает, что такое подкаталоги любой степени вложенности, знает и умеет категории, замечательно настраивается под пользователя и позволяет навертеть на себя тьму плагинов, некоторые из которых полезней не придумаешь (один из них, например, даёт возможность утащить любую информацию из любой другой программы буквально в два клика мышкой). В общем, благолепие полное, и что ещё пожелать, казалось бы, да?

Нет.

Дорогой разработчик! Я прекрасно отдаю себе отчёт в том, что безбожно проёбываю возможность получить регистрационный код от твоей замечательной софтины на халяву, то есть даром. Но истина в данном случае гораздо дороже любых кодов, а заключается она в том, что в твоей замечательной софтине не сможет полноценно работать ни один уважающий себя автор — ни писатель, ни журналист, ни исследователь, если он, конечно, действительно заботится о качестве своего текста.

А потому что у тебя нет автоматической замены обычных кавычек на парные — «лапки» и «ёлочки». У тебя нет возможности настроить вставку длинного тире без лома и какой-то матери. У тебя, короче говоря, полный пиздец с типографикой.

И что мы поэтому имеем?

Мы имеем чудесный агрегатор документов: лёгкий, мощный, функциональный. Но мы не имеем возможности нормально править эти самые документы прямо в агрегаторе. Кабы ещё к этому недоразумению прилагалась такая умственная вещь, как открытие вложенного в агрегатор документа в посторонней программе (с последующей, разумеется, синхронизацией правок), так ведь и этого нету.

Ты скажешь: мол, вопросами типографики озабочены единицы, — и будешь прав. Сегодня этими вопросами действительно озабочены единицы. Проблема только в том, что именно от этих единиц зависит завтрашняя всеобщая озабоченность. Рассказать ли тебе, сколько человек вспомнили, например, про букву «ё», когда увидели, что про неё помню я? А у меня ведь ещё не самая большая аудитория, такие дела.

Тащемта, я надеюсь на здравый смысл твоих безусловно могучих мозгов. Ты соорудил офигительную приблуду, которая может стать настоящим основным инструментом для всей пишущей братии, без исключения. Сделай последний шаг на этом пути: добавь возможность писать парные «ёлочки» вместо парных дюймов, парные лапки место ещё какой-нибудь херни и длинное тире вместо двух дефисов, например, — и я даже песню про твою софтину ради халявы складывать не стану, а просто приеду в Россию и заплачу, как белый человек.

Ещё несколько мелких замечаний. Флаги в текстах — это прекрасно. Было бы в сто раз прекрасней, если бы ты ещё позволил помечать выделенный текст чуть более разнообразно. Пример на пальцах:

Облако пепла после извержения исландского вулкана Гримсвотн во вторник, 24 мая, достигло Шотландии и Северной Ирландии. Agence France-Presse со ссылкой на Европейскую организацию по безопасности авиационных сообщений (Евроконтроль, European Organisation for the Safety of Air Navigation) передает данные об отмене 252 авиарейсов.

Как этот текст можно грамотно подготовить к работе через пять или десять лет, когда уже все забудут не только о пресловутом извержении, но, возможно, даже и об агентстве «Франс-Пресс»? Очень просто. Прежде всего, мы кладём этот текст в папку «Извержения вулканов» (например). Далее мы ко всему абзацу задаём метку «Гримсвотн» (да, метки к абзацам и строкам должны иметь свои названия). Дальше мы ставим ещё один флажок к этому же абзацу — «24.05.2011». И ещё один — «Отмена авиарейсов». Дальше мы выделяем фразу о сообщении AFP (только её на сей раз) и добавляем к нему ещё одну метку — «Сообщения AFP». Эта метка добавляется к выделенному, а не к абзацу и не к строке, и это выделенное помещается в отдельный бокс, типа твоего же липкого листочка, с той только разницей, что в этом боксе будут размещаться все «сообщения AFP», а не одно лишь конкретное сообщение. Наконец (чёрт его знает, чем мы занимается, может, данные на спор собираем, да?), мы выделяем словосочетание «252 авиарейса» и помечаем его уже отдельно — как «252», например. И оно тоже подшивается в отдельный бокс по тому же принципу, что и «сообщения AFP», только это будет уже бокс с названием «252».

В дальнейшем, когда мы в каком-нибудь другом тексте увидим сообщение AFP или что-то, связанное с числом 252, мы выделим интересующий нас кусок и затребуем добавление этого куска в соответствующий уже имеющийся бокс.

И таких боксов должно быть неограниченное количество.

И, естественно, каждая такая добавленная цитата должна снабжаться в боксе ссылкой на документ, откуда она извлечена, чтобы можно было быстро перейти к этому документу и просмотреть контекст.

Понимаешь, да? Ты сделал хорошую заявку, но не довёл её до ума. Возможностей ставить метки и закладки к тексту должно быть чуть больше, чем до бениной матери, а не две, как у тебя. Причём все эти метки и закладки должны обладать способностью категоризироваться, а отмеченное и заложенное, в свою очередь, — отдельно агрегироваться.

Но это всё, повторяю, не главное. Хитрожопая мартышка, вроде меня, извернётся и свою систему состряпает хоть из воздуха. Главное — это типографика, потому что именно она определяет возможность полноценно править текст непосредственно в окне Aml. Если ты эту возможность реализуешь, о ворде можно будет забыть и не вспоминать — и вот это уже будет действительно офигенная софтина.

Читать дальше...

23 мая 2011 г.

yWriter5

Обзро такое маленькое — чисто для любителей.

Народ хвалит, а я решила, что это говно. Ну, да, можно создать базу данных по персонажам… если, например, заняться больше нечем. Нафига ещё эта база данных по персонажам может быть нужна, кроме как для того, чтоб убить кучу времени, я не поняла. И разработчик, судя по всему, тоже, но об этом ниже.

Хронологические таблицы (главная засада всех, кто пишет) — болт. То есть они в этой проге не предусмотрены ни раком, ни боком. Ну, в принципе, правильно: если стоит задача убить время, а не провести его с пользой, полезных фич быть и не должно.

POV — выставляется обязательно, причём одна на всю сцену. И такого, чтоб не было этой чёртовой point of view, просто не предусмотрено. Разработчик, видимо, Мартина перечитал, не иначе. С другой стороны, работа с собственно текстом сформулирована на самом убогом уровне, и если ты, например, захочешь найти в своей писанине какие-то цитаты, то тебе придётся делать это вручную всякий новый раз — задать POV к единственной однострочной цитате, допустим-то, невозможно (я уже молчу о том, что найти эту однострочную цитату тебе тоже в этой проге никто не поможет). Зато я буду знать, что у меня от автора написано кавырнадцать сцен из кавырнадцати возможных — охуенная информация, без которой ни за что не выдадут грамоту «Йа писалко».

Описания к каждой главе и сцене — туда же, для тех же.

Это всё ещё не самое смешное. Прекрасная база данных по персонажам прекрасна настолько, что не в состоянии даже просто тупо подсчитать общее количество персонажей поголовно. Вот это апофигей, ящитаю. На этом фоне такие мелочи, как невозможность алфавитной сортировки чего бы то ни было, просто теряются. Однако для полноты картины упомяну, что создать нескольких одинаковых персонажей вам ничто не помешает, и поэтому если вы вдруг забудете однажды, что какой-то персонаж у вас в базе уже есть, и сделаете ещё одну запись о нём, у вас будет два каких-то персонажа вместо одного — гениальная конструкция.

Наконец, показать написанный текст с минимумом интерфейсных подробностей, то есть вывести его без лишних окошек на экран простынёй, этой софтине тоже слабо. Ещё до кучи и текст в формате .rtf сохраняет — я так поняла, чтоб создать иллюзию эпопеи при просмотре через проводник.

Соответственно, получается, что yWriter — это такой агрегат, который призван вселить в какую-нибудь блондинку чувство технической оснащённости. Тридцать три окошка, расписание персоналий, локаций и предметов (чтоб ни одно кольцо всевластья не расточилось в нетях), возможность написать умную биографию на каждого и снабдить это всё портретиком, либо спизженным из интернета, либо сварганенным на коленке самостоятельно. При этом весит это всё дохуя и попутно создаёт сорок восемь папок, в которых хранится стопицот кусков такой шняги, какая ни одному нормальному фантасту даже не приснится. Три пиздеца в одном тазу, короче, сбацали крезу.

Кручинюсь я. Чай, блин, холодный. Хронологию хоть на стенке, блин, малюй. Сукипадлыненавижу.

Читать дальше...

22 мая 2011 г.

Кручина

Сегодня добрый прогноз погоды сказал, что дождь будет поливать ещё три дня (и три ночи, разумеется, но это на фоне трёх дней не впечатляет).

То есть это, значит, в прошлом году я в конце мая сидела дома, потому что ходить не могла, а в этом году я сижу дома, потому что не умею плавать по асфальту. Что-то в этой консерватории меня смущает: то ли необходимость собственного апгрейда, то ли тот несомненный факт, что раньше я могла гулять в конце мая безо всякого апгрейда.

Ссылочек вам, что ли, подкинуть?

На испанскую классическую эпиграмму, например? Или, может, на чёрного коршуна?

Небом ли над Палермо станем любоваться или линукс в браузере юзать? Поглядим ли, каким был кусочек Дублина в 1895 году, или полюбопытствуем об особенностях еврейского мореплавания? Пойдём ли туда, где чёрт ногу сломит, или останемся и почитаем прапоэзию?

У меня, вот, облом, например-то: кончились свечки для печки. Знаете, такая печка, из глины, в которую можно сунуть «таблеточную» свечку — и она будет греть чай. Чай всё время будет оставаться горячим, а я буду наслаждаться каждым глотком этого чая. Наслаждаться мы все любим, поэтому по «таблеточным» свечкам я уже лет пять делаю выручку местной лавке. Но позавчера я заметила, что свечки кончаются, вчера у меня не дошли до лавочки ноги, а сегодня, что закономерно, свечки кончились, и осталась лавочка без выручки, а я, соответственно, без горячего чая — до самого понедельника. Вот и как дожить до понедельника, я вас спрашиваю? А ведь подумать страшно: было время, когда и печек-то таких в наших палестинах не водилось (и вообще нигде не водилось). Как же я жила-то в ту пору? Как чай пила? Наслаждалась — чем?

Пойду, кручинясь, картишки раскину да архимагу по мозгам настучу.

Читать дальше...

21 мая 2011 г.

Ещё, вот, отзывы почитала

Потому что свет не кончился пока, дождик льёт, и всё уныло. Будем веселиться.

Народ недоумевает по поводу отношений Лораса и Ренли. Дескать, в книгах их гейство неочевидно. А я чота недоумеваю, какая, нафиг, разница, геи они там или, может, вообще пидорасы. Чего все так возбудились-то? Чувствую, что от меня что-то экзистенциальное ускользает, но понять не могу.

Так же не могу понять, почему народ возмущает гомосятина в кадре. Меня лично гораздо больше волнует, что стало с подмышками Ренли. Осталась ли вторая небритой, например? Или же Лорас, орально насладив своего полюбовника, продолжил начатое? Ещё интересуюсь, начала ли зудеть первая подмышка, когда там снова стали отрастать волосы? И каким матом в связи с этим покрыл Ренли Лораса? И что сказал брату король, когда заметил, что брат, подобно блохастой обезьяне, каждые пять минут лезет подмышку почесаться (а то и не подмышку: про мудя-то нам так ничего не рассказали)? Вообще, на месте Ренли я бы пересмотрела свою сексуальную ориентацию: быть геем с таким любовником, как Лорас, некомфортно во всех отношениях.

Так же народ недоумевает, почему опытный ветеран Нед Старк не сныкался от отряда Джейме в борделе со всеми своими тремями другими опытными ветеранами. Уж не дурак ли Нед Старк, спрашивает народ. Отвечаю мануально, как умею: таки да, дурак. Вроде меня, например. Мне бы такая баррикада тоже в голову не пришла.

Ещё могу поспорить, например, насчёт актрисы, которая играет Арью. Не нравится она мне. То есть сама по себе девчонка прикольная, забавная, и в жизни мы бы с ней отлично пошарились и замечательно полазили, невзирая на разницу в возрасте. Но актриса из неё покамест как бензопила из напильника: искры во все стороны, пыль столбом, а толку чуть. Может, когда подрастёт, будет поинтересней.

А вот за Брана ужасно обидно. Неужели его игру, кроме меня, больше никто не увидел? Я лично с этого пацана фигею неиллюзорно.

«Спарринг» Варриса с Мизинцем. Может мне кто-нибудь объяснить, от чего конкретно пищит и прётся публика? Ну, встретились два старых интригана. Ну, начали меряться старыми интриганскими хуями. И чо?

Компьютерные пейзажи. Ну, компьютерные, да. И это видно. Так, вообще-то, бюджет там в каждой дыре голой жопой сверкает — и это тоже видно. Меня лично, как я уже писала, гораздо больше огорчает то, что создатели не пользуются естественными возможностями латать эти дыры, а не то, что они реализуют возможности искусственные сообразно выделенному баблу. Гора, например, при всей своей незаурядной естественной комплекции, потерялся начисто: да, видно, что мужик суров, но не видно, насколько он суров конкретно. А всё почему? А всё потому, что:

1. Если человека мощного телосложения обрядить в доспех и посадить на коня, смотреться выигрышно рядом с более мелким человеком, тоже упакованном в доспех и тоже сидящем на коне, он не будет, как ни бейся. Тем же более не получится сравнения в пользу человека более мощного, если у этого человека мелкие черты лица, снятые вдобавок крупным планом;

2. Если мощного человека посадить на богатырского коня, сильное впечатление произведёт не человек, а богатырский конь;

3. Если мощного человека «раздать» в ширину с помощью доспехов и снимать крупным планом, он будет казаться ниже. И будет он выглядеть не горой, а комодом. Комод же, сидящий на богатырском коне, — это очень неустойчивая конструкция, и никакого удивления победа Лораса над ним, таким образом, не вызывает;

4. Когда мощный человек снимает шлем и оставляет наплечники (а его в это время продолжают снимать крупным планом), он начинает производить впечатление натюрморта, составленного из комода и говорящей головы. Впечатления же мощного человека как не было, так и не появляется;

5. Когда мощный человек стоит рядом с конём, и мы видим, что конь явно здоровее человека, впечатление мощи на нас производит опять-таки конь;

6. Резюме: Гора отсёк башку коню из зависти. И выглядеть как гора он начал только в поединке с Псом и только в кадрах общего плана.

Чонетак?

Во-первых, совершенно не обязательно было сажать товарищей кавалеристов на коней для того, чтобы представить королю. Нам, зрителям, это, в общем, до балды, на конях там они с королём здороваются или не на конях. Мы зрелище смотрим.

Во-вторых, сбрить или хотя бы уменьшить бороду Горе, чтобы визуально сделать черты лица крупнее. Туда же добавим осветление лица и затемнение крыльев носа. Туда же добавим парик под горшок: высокий лоб визуально уменьшает и нос, и глаза.

В-третьих, поставить камеру на уровне глаз и снимать преимущественно общие планы. Потому что когда камера высоко или низко и к тому же близко, очевидной не покажется ничья мощь, будь она хоть самая мощная.

В-четвёртых, вместо массивного фриза взять орловского рысака или, на худой конец, его же полукровку. Рыхлость и вытянутость форм у орловцев примерно такая же, как у фризов, но, в отличие от фризов, они легче в кости, а потому кажутся существенно мельче. Крупный человек на их фоне, соответственно, выигрывает, они же сами на фоне человека никуда не теряются. Если уж добрая половина сцен с участием Горы предполагает так или иначе эффектную лошадь, то почему эта эффектная лошадь не работает на Гору?

Вот это всё можно было сделать, повторяю, абсолютно без помощи компьютерной графики и без многого бабла. И это, на самом деле, куда важнее того, что намалёвано в фотошопе на заднем плане.

(Кстати, насчёт эпизода с Горой мы с народом, кажется, единодушны: Гора многим показался мелким и невзрачным.)

Бля, давайте уже одно из двух скорее: или конец света, или погоду нормальную. Можно и то, и другое, но чтоб не позже, чем завтра. Нимагу больше на жопе сидеть.

Читать дальше...

Про пятую серию подробно

Нимагумалчать!

Товарищи любители натурализма! Ну, если уж вы показываете мужской половой хуй немедленно сразу после полового контакта, то, ёб вашу мать, уж постарайтесь, чтоб он всё-таки был хотя бы наполовину стояч и хотя бы приблизительно влажен, а! Потому что зрелище абсолютно безмятежного и сухого мужского хозяйства, секунду назад ещё якобы твёрдо стоявшего чуть только не на ногах, — это очень ржачно, особенно на фоне политинформации, которую гонят в это время участники, извините за выражение, экшена.

Ну, или, как вариант, там должен быть вместо молодого жеребца дедок лет примерно девяноста, у которого и в процессе-то плохо стоит.

Во всех остальных случаях там просто не должно быть в кадре мужского полового хуя. Вот имею такое мнение, ога.

Обратно к тем же товарищам. Ладно, побрили Ренли одну подмышку (а то, значит, он Лорасу не нравится). «А дальше что вы намерены делать?» Вторую-то кто брить будет? Или это такой тонкий план Лораса, которому надо, чтоб одна подмышка Ренли была выбрита, а вторая нет? Тут я нюхаю, а тут занюхиваю — как-то так, по-видимому.

Некстати, но в тему: мне страшно интересно, побриты ли у Ренли мудя? Не мешают ли Лорасу волосы на мудях Рендли наслаждать этого самого Ренли оральным образом? Ничего не могу с собой поделать, вопросы прямо сами по себе возникают.

Собственно, я ничего не имею против натуралистических сцен: ебли там всякой, мозгов по стенкам, интимного бритья со стритьём и тому подобной романтики книжных дрочеров. Нормально: в жизни люди ебутся и стригутся — почему бы им не ебаться и не стригаться и в кино? Но у натуралистических сцен в кино есть большая засада: малейшая физиологическая или даже логическая оплошность — и сразу становится ясно, что без ебли или, там, брижки со стрижкой в этой сцене вполне можно было бы и обойтись. То же самое относится и к мозгам на стенках, есличо (только мозги на стенках в жизни мало кто видел и, соответственно, мало кто может оценить правдоподобность киношной демонстрации).

Что ещё режет? Реже попытка сделать вид, будто Арью все подряд принимают за мальчика. Ну, потому что сиськи, будь они неладны. Да, они в данном случае и маленькие, и под одеждой, но они уже есть — ровно так, как и должны быть у только что начавшей созревать девочки, и совершенно не так, как могут оказаться у мальчика. И черты лица у актрисы тоже уже вполне себе женственные. То есть в сумерках или глядя мимо ещё можно лопухнуться, но вот средь бела дня и при взгляде в упор уже не выйдет. А вот нефиг было делать героев старше, чем написано. В целом-то оно, конечно, некритично, но когда дело доходит до таких мелочей, как мгновенное определение пола ребёнка, сразу становится ясно, почему у Мартина Арья маленькая.

Вот, как бы не считая этих сцен (хотя, вообще-то, не считать их я не могу), мне серия понравилась. Особенно понравилась Лиза. То есть мне понравилась и сама актриса в образе Лизы, но более всего, конечно, понравилось изображение нежных чувств Лизы к сынуле. Я всё думала, как тут НВО будет выкручиваться: ить, как ни поверни, а явный малолетка явно должен сосать сиську — педофилия ж получается, если с позиций современного ебанутого мира судить. Но в НВО народ оказался правильный и не засцал. Аплодисменты, ага. В кои-то веки сиська показана не ради сиськи как таковой — редкий случай, однако.

Очень понравилась небесная камера. Эту сцену интересно сравнить с известной фэнам Мартина иллюстрацией Майкла Комарка. Я не фэн, но сравнение доставило.

Ещё очень понравилась семейная сцена с участием Роберта и Серсеи. Кажется, в книге этой сцены нет (я не помню, по крайней мере), но наконец-то нам говорят что-то чисто человеческое, а не прашахматы.

Большой плюс — отсутствие в серии Дени и Джона. Благодаря этому получилась цельная конструкция.

Ещё почитала отзывы. Все хвалят Варриса с Мизинцем, а мне эти двое как-то очень до фени оказались. Актёр, играющий Мизинца, чем-то неуловимо схож с моим университетским преподом французского, который был славен не только своей нестандартной сексуальной ориентацией, но и попытками сексуально домогаться студентов, особенно во время сессий. Говно, в общем, был чувак. И как-то я после этого людей, внешне похожих на него, воспринимаю исключительно негативно и ничего не могу с собой поделать. Предвзятость, да. Считайте меня шовинистической свиньёй.

В «Варрисе» я просто не разглядела ничего особенного: актёр и актёр. Чем там можно специально восторгаться, в упор не вижу. Не лажает — и слава козерогам.

А вот «Бран» как раз отлично играет. Очень зрелая работа, лучше, чем даже у многих взрослых.

На следующей неделе, говорят, сразу две серии покажут. От, ужо-то поглядим.

Читать дальше...

20 мая 2011 г.

Свету наконец конец?

1. Знающие товарищи говорят, что завтра будет конец света. Никто не знает, васкока? А то я лягу опять в седьмом часу утра, вдруг просплю. Мне очень надо, я уже писала. И ещё воды накипятить, а то у нас плита электрическая;

2. Вот эта хрень: я начинаю нормально выгуливаться, а погода тут же становится оторви и выбрось — она с концом света как-то связана, никто не знает? Мне очень надо, правда. Потому что, может, когда свет кончится, погода наладится, а? Заебала уже потому что;

3. Давайте напишем в НВО, чтоб оставшиеся пять серий прямсёдня показали. А то хуй знает, вдруг завтра правда конец света — так чо теперь, кина вообще не будет, что ли?

4. Слушайте, если кина теперь не будет, придётся, наверное, самим снимать, а? У меня, есличо, фотик видео снимать умеет, я чур оператором буду. Так что, есличо, подтягивайтесь: Севастополь, Радиогорка, как с катера сойдёшь — сразу прямо и налево. Я вообще всегда налево;

5. В принципе, если кина не будет, но погода будет хорошая, то я согласна. Мне бы только точно знать, васкока, чтоб не проспать. Я ж оператор, мне ж снимать ещё;

6. Вопрос такой (вдруг кто знает): горячую воду теперь будут на ночь отключать или нет? Потому что если конец света, значит, и бойлер работать не будет. И не помоешься тогда нифига. Ночью-то;

7. А Севэнерго распустят, как думаете? Потому что нафига оно, если свету всё равно не будет;

8. Ещё, наверное, надо пойти застолбить кострище в козырном месте, а то как чай-то кипятить? Но в такую погоду я ничего столбить не пойду, ну нафиг. К тому же вдруг опять наебали — обидно будет;

9. Отправляю, пока свет ещё есть и интернеты работают. Чтоб если мало ли, а то вдруг.

Читать дальше...

19 мая 2011 г.

Прафсё

Во-первых, мироздание, ящитаю, меня очень любит, потому что получить на сороковник сразу два хороших кина — это не каждому подарок, по-видимому. А тут, значит, и пятая серия ИП тебе (очень классная, кстати, и особенно офигенно, по-моему, в ней вышла Лиза со своей сиськой своим чадушкой), и премьера четвёртых «Пиратов» (которых я, правда, ещё не видала, потому как кажут их у нас на мове, а у меня с мовой пока плохо, так что я русского перевода подожду).

Во-вторых, у меня образовалось сразу ажно две арафатки, чему я несказанно рада, поскольку питаю нежную любовь к вот таким малозначащим, но многофункциональным шмоткам. И ещё целый дивидюшный привод, так что проблема ёмкости нетбучного винта резко перестала существовать, аллилуйя.

В-третьих, XXL-скатерти из соломки (которые, знаете, модно сейчас класть под горячее) отлично выполняют роль жалюзи, а главное, по ширине тютелька в тютельку подогнаны под дверной проём балкона. И теперь валяться на диване напротив открытого балкона с ноутом — одно удовольствие. Надо будет ещё штук шесть таких же цапнуть. Чисто на всякий случай.

И о погоде. Сирень — ага. Каштаны — давно ага. Жасмин (который чубушник) — не-а ещё, но, надеюсь, уже скоро. Маки — хрен их знает, не до них нынче было. Завтра, может, пойду гляну.

Ну, и всё. Весна, Паноптикум Приморский бульвар вечерами уже наполовину полон даже в будние дни. Скоро начнётся. Пока не началось, ловлю кайф от того, что по ночам ещё тихо.

Читать дальше...

40

Когда мы маленькие, нам всем кажется, что 30 или тем более 40 лет — это очень много, это старость и почти смерть. А потом приходит 30 лет, а потом 40, и мы осознаём, что смерть — это понятие не возрастное, а ситуативное.

Спасибо мирозданию за то, что мне уже сорок. И спасибо за то, что я хочу больше. Полмира живёт лишь затем, чтобы выжили их дети, а половина оставшейся половины — по инерции. А я живу без цели и смысла — просто потому что жизнь хороша и хочется жить. В двадцать лет такие вещи сложно оценить, но чем старше становишься, тем лучше понимаешь бесценность этой бесцельности.

Читать дальше...

15 мая 2011 г.

Кошко

В лоджии очень узкие перила и совсем нет карниза. Зато там стоит диван, и кошка, встав на подлокотник, может опереться о перила передними лапами и смотреть, что делается внизу.

Так она может стоять довольно долго, забыв обо всём и наблюдая. Но если, стоя в лоджии, взять её на руки (пусть даже в самом дверном проёме), у неё начинается паника, хотя, как правило, на руках она быть любит, совершенно не боится высоты в пределах квартиры и бесстрашно сама забирается на карниз другой лоджии, где есть куда забраться.

Может, и правда, выкинули. С людей станется.

Читать дальше...

14 мая 2011 г.

Где я, кто я, кто все эти люди?

Я это… того… У меня во. Я вот там пока.

ЗЫ. Пост проплачен мною лично. Это, кстати, первая игра в моей жизни, которую я не спиздила, а купила (что, ещё более кстати, отлично доказывает, что за действительно хорошие вещи люди платить готовы и будут).

И ещё у нас тепло третий день уже. Красотища.

Больше никаких новостей пока.

Читать дальше...

11 мая 2011 г.

Четвёртая серия

Единственная пока, о которой я могу сказать, что понравилась почти целиком.

Крупный план был менее навязчив, чем в предыдущей серии, хотя и в этой его было через край. Может, пригляделась, не знаю, но мне показалось, что он просто стал не таким назойливым из-за большей динамичности общего действия.

Алалы частью сократились до разумных пределов, а частью стали содержательней. Усвоению информации способствует и более частая смена сцен. В любом случае на слух эта серия воспринимается значительно проще, чем третья.

Из эпизодов не понравился, как ни странно, только турнир. Для того количества разговоров, которое нам показали, в этом турнире было слишком мало поединков и слишком много кровищи. Очень символический, одним словом, турнир получился. Ну, да, бюджет-мюджет… Хотя что-то мне подсказывает, что это всё отмазки. Брюсу Ли, например, делать зрелищные драки малый бюджет совершенно не мешал. На Брюсе Ли, конечно, не было доспехов, но ведь и с доспехами извернуться ничто не мешает. Маленькая и не несущая никакой информационной нагрузки интермедия «мясо в палатке с оруженосцами, а сквозь дырку виден кусок неудачного дубля поединка, который вы увидите позже, плюс новый ракурс трибун» картины бы не испортил абсолютно, а объёму добавил бы существенно. Во всяком случае это было бы занимательней, чем желающий ссать после выпитого гражданин король. Ах, ну да, мы бы не увидели Серсею, ушедшую для интимного разговора с Эддардом. А какая нам разница, когда состоялся этот разговор, во время или после турнира? Заменить фразу «вы не присутствуете» на «вы не присутствовали» никакая судьба не мешает абсолютно.

Вообще, у меня такое впечатление, что создатели фильма слишком буквально читают Мартина и слишком трепетно относятся к нему как к автору «канона». Это заранее лишает фильм собственно кинематографического творчества, который при малом бюджете может и должен заменять творчество компьютерное. В результате странным образом текст книги меняется там, где это совсем не нужно, и не меняется там, где изменения могли бы пойти на пользу экрану.

Тем не менее, от серии к серии фильм становится приятней, что не может не радовать. (Хотя вот именно сейчас я понимаю, что если бы его сделали полноформатным, хотя бы и двух-трёхсерийным, он бы только выиграл. Но да, да, я понимаю, бюджет и мюджет, и проклятый капитализм.)

Читать дальше...

8 мая 2011 г.

Нидхелп

Была у мелкософтовского офиса замечательная программа Binder. Ну, и, как выяснилось, нету её теперь.

Ладно, я не задаюсь вопросом о том, как мне теперь расковыривать все подшивки, созданные на заре туманной юности, хрен с ней, с юностью, хотя, конечно, там было много годной информации некопипастного характера. Расковыряю, если припрёт.

Я чешу репу на предмет заменителей, потому что работать с большими массивами однотипного материала с помощью одного лишь проводника — это издевательство над нервной системой, я так больше нимагу.

Кто-нибудь знает какую-нибудь бесплатную софтину, аналогичную биндеру?

Читать дальше...

6 мая 2011 г.

Дыбр

1. Поехала в мегалабаз в порядке еженедельной затарки. Договорилась предварительно с мужиком, что он меня от катера заберёт, чтоб мне не переть на своём горбу тонну жратвы и прочей бытовой химии. Денег на мобиле, однако, не было. Ну, не было и не было. Зашла к терминалу. Терминал отказался жевать бабло, сославшись на слабые жвалы. Ладно, поехала: в мегалабазе ещё один терминал есть. Зашла к нему. Терминал сказал, что послал провайдера Киевстар нахуй в порядке профилактики. Я, в свою очередь, послала лучи кровавого поноса всем на свете терминалам и Киевстару до кучи. Из-за этих долбоёбов пришлось тащить недельный запас провизии и попутно купленную посуду в одиночку. Ненавиздь;

2. В городе репетируют парад. В +10. В сильный дождь. В туман. В летней форме. Безуспешно (7 числа будет ещё одна репетиция, несмотря на то, что сегодняшняя должна была быть генеральной). Назрел серьёзный вопрос, каково общее количество долбоёбов, так или иначе проживающих в черте Севастополя. Вопрос риторический, особенно с учётом того, что смотреть этот парад — будут, причём всем стадом.

А ранним утром в город печально прошла подводная лодка на буксире. Она, если я ничего не путаю, у нас одна-одинёшенька на всю ораву адмиралов, но это никого не волновало, не волнует и не взволнует, гарантирую. Мне было её судорожно, до защемления шейных позвонков, жалко. В тумане она выглядела сирота сиротой;

3. Полюбовалась на русскоязычный сегмент ЖЖ по интересу «ревизионизм». Чуть не прониклась величием теории, которая предписывает дискриминировать всех, кого определяет как долбоёбов (как её назвать? долбоёбной?). В общем, этих конкретных долбоёбов я бы с удовольствием дискриминировала всех до единого.

Но не имею возможности.

Пичаль.

ЗЫ. А в Польше, говорят, снег выпал. Глобальное потепление, чо…

Читать дальше...

5 мая 2011 г.

ИП: третья серия

Если в целом, то мне она понравилась больше, чем вторая, хотя и меньше, чем первая. Я даже знаю, почему: в первой музыки больше, и она, таким образом, больше похожа на кино.

Что понравилось.

Сирио Форель, Бенджен Старк и Нэн — эти трое сделали серию лично для меня. Если бы в кадре были только они, серия, по-моему, не пострадала бы абсолютно. Причём от последних двух многого ожидать не приходилось, поскольку в книге у них роли маленькие и невзрачные, а от первого я очень боялась провала. Но в результате книжный Сирио оказался блёклым подобием экранного, и это, конечно, большая радость.

Роберт, Джейме и Тирион — радуют стабильно, без осечек.

Йорен и Бран — очень понравились, особенно Бран. Ждать от ребёнка, что он сыграет хорошо, тем более когда он ограничен в движениях, было бы нелепо, но он чудесным образом играет хорошо и даже не переигрывает. И на его фоне хорошо смотрится даже Робб, который, вообще-то, пока что никакой.

Продолжает так же очень нравиться озвучка. Лостфильм рулит, ага. Насколько я могу судить по транскриптам, которые просматриваю после каждой серии, он ещё и переводит хорошо.

Что не понравилось.

Чем дальше, тем всё меньше мне нравится в своей роли Шон Бин. Нет, в этой серии у него действительно была роль, и были эпизоды, в которых он мог развернуться. Но вместо этого он свернулся. Я долго думала, почему, и нашла ответ.

Крупный план. В отличие от многих актёров, Шон Бин играет всем телом и даже расположенными рядом предметами, а не только лишь лицом. Его мимика обязательно должна подкрепляться общим обликом и обстановкой. И поэтому во «Властелине колец» он офигителен, в «Трое» вообще чистый бог, а в «Игре престолов» он инвалид и выгодно смотрелся только в первой серии, где его снимали в комплексе и где он действовал большей частью на свету, который не скрадывает ни движений, ни осанки, и вообще ничего не скрадывает. Засунь Бина в полумрак, сними в этом полумраке одну его морду — и ты получишь только морду Шона Бина. С учётом же того, что морда эта разнообразием выражений не блещет, получается фигово.

Крупный план вообще. Когда его много, он начинает действовать на нервы. В результате в эпизодах, где показывали хоть что-то, кроме лиц, я мгновенно отвлекалась от актёров и начинала рассматривать обстановку, потому что мозгу надо отдыхать. В результате я, возможно, что-то упустила из актёрской игры и, наверное, не я одна. Такое количество крупного плана вообще за гранью добра и зла, я считаю. И это, конечно же, главный провал серии, на фоне которого остальные недостатки можно смело считать либо мелочами, либо тупыми следствиями. Режиссёр, убей себя апстену.

Второй глобальный провал — утрата ясности происходящего для тех, кто не читал книгу. Проверять у меня есть на ком, так что проверено. Я называю это перевесом виртуальной динамики в ущерб динамике реальной или динамике действия. А-ла-ла, а-ла-ла, причём на разные темы, и в результате где-то посредине просто впадаешь в прострацию и перестаёшь воспринимать речь как источник информации. Очухиваешься только при смене сцены. Дорогой режиссёр, ты в вузе учился? Лекции по полтора часа помнишь? Ну, и чем там студенты занимались? Вот и у меня в какой-то момент возникло желание просто пойти потрахаться. Заебал ты потому что своими лекциями.

И третье — очень много разговоров бессюжетного свойства. Фанаты Мартина в этом месте строем отправляются нафиг, я не фанат, я смотрю фильм и хочу, чтобы мне было интересно и развлекательно. А мне скучно. И я бы, например, без колебаний выкинула сцену совета. О, дададад, зрителю не будут представлены такие важнейшие действующие лица, как Ренли, Варрис и Пейтцель, какой ужос! А это ничего, что зритель, книгу не читавший, всё равно не запомнит, кто они такие? Действующих лиц и без того уже кошёлка с корзинкой, девать некуда. А вы ещё добавьте тот факт, что фильм костюмный и снят в тёмных тонах, и половина морд, как ты их ни поверни, кажутся одним и тем же лицом, только в разных ракурсах: бороды и грязь, будь они неладны! Давайте умножим количество бород. Ладно, Варрис, он лысый. Остальные всё равно в голове не уложатся. Сцену, в которой Роберт пьянствует и выясняет, кто кого как замочил, сократила бы раз в десять. Cцену, в которой Эддард и Джейме совершают мужской мозговой секас в тронном зале, выкинула бы тоже, потому что эмоционально она точь-в-точь повторяет уже виденную нами в первой серии сцену на пиру, содержательно не добавляет ни хрена, и оттого по сумме выглядит как вторсырьё. Точно так же я бы выкинула сцену, где Серсея вправляет мозг Джоффри: мальчик всё равно актёр не ахти.

Арья. Это дитя, несомненно, очень старается сыграть свою роль, но вместо Арьи у неё получается девочка, очень вдохновенно играющая роль Арьи. И то, что в жизни она правша, заметно, кстати, невооружённым глазом. Хотя в эпизоде с Сирио она почти даже не раздражала.

Джон. Нет, к актёру тут претензий нет, есть претензии к кастингу. Актёр совершенно не виноват в том, что у него вместо умного оруженосца получается незамутнённый дровосек, понаторевший в рукомашестве, — у него лицо такое.

Кейтилин мне уже, судя по всему, никогда не понравится и ровно по той же причине. Хотя в сцене с Мизинцем становится более или менее понятно, почему она такая, какую её сделали: в то, что Мизинец любит именно её и просто физически не способен полюбить другую женщину, я лично верю.

Очень не понравилось, что реплику Дени передали одному из её свиты. Это я про сцену с Визерисом. Какой в этом был смысл, я не поняла и, наверное, не пойму. И ещё я не поняла, что это за степь такая, с джунглями, — но это уже из области придирок. Можно и джунгли, в конце концов, чо…

Ну, дальше смотрим.

Читать дальше...

3 мая 2011 г.

Внезапно

То есть совершенно внезапно, да, решила пояснить, откуда вообще в моём блоге выплыла тема Нюрнбергского трибунала и как я дошла до жизни такой.

Решение такое (в смысле пояснить, а не в смысле инициировать тему трибунала) возникло (внезапно) в процессе чтения вот этого постинга (не маловато ли тут скобок?). Постинг, безусловно, очень интересен сам по себе, но в дискуссии к нему его автор оставил ещё более интересный для меня лично комментарий:

…обычная тактика ревизионистов спорить со слабыми аргументами, а сильные игнорировать.

Меня эта реплика задела, и я решила рассказать о себе — ну, как всегда.

Рассказываю.

Впервые (то есть вообще впервые в моих размышлениях) вопрос о Нюрнбергском трибунале всплыл незадолго до появления соответствующего тэга в этом блоге. Я тут с кем-то спорила — уже не помню, с кем, а искать лень — и то ли для того, чтобы выбрать подходящую аналогию, то ли в качестве примера, то ли по какой-то другой причине упомянула Нюрнбергский трибунал как образчик феерической наглости союзников или что-то в этом духе. Ну, просто потому что знала о формулировках Устава НТ, с одной стороны, и — с другой — имею некоторое представление о законности в общем. Так вот, с чисто юридической точки зрения Нюрнбергский трибунал был судом незаконным. Это был, по сути, суд Линча, только вместо кучки людей судьями в нём выступила коалиция стран.

До поры до времени меня это не парило абсолютно. Ну, потому что Вторая мировая война была совершенно неслыханным событием, и мне было как-то интуитивно комфортно оттого, что её завершение тоже оказалось событием неслыханным. Всё в порядке: Германия прямо или косвенно стала виновницей смерти десятков миллионов ни в чём не повинных людей, соответственно, никаких моральных обязательств перед ней у союзников не осталось, и на правах победителя они устроили показательную казнь бывшей её верхушке, а перед казнью вдобавок ещё и выпороли их всех поголовно. Учитывая масштаб трагедии и общий панический ужас перед её повторением, дело невозбранное. Меня, правда, всегда раздражал тот факт, что по нюрнбергскому принципу не судили как минимум Штаты, на совести которых оказались миллионы ни в чём не повинных японцев, но это не отменяло в моих глазах очевидной правильности трибунала над нацистами.

Но это как бы в теории. А на практике, то есть, если не выделываться, мне этот трибунал был попросту до фени. Ну, был и был. Много чего было, вот и он тоже был.

(Это, если кто не понял, превентивный аргумент к тому, что причиной моего скепсиса ни в коем случае не могла служить прежняя активная позиция непримиримого борца с ревизионизмом: никакой активной позиции у меня по вопросу ревизионизма сроду не было, и не боролась я с ним никогда в жизни. Мне тема ревизионизма, равно как и холокоста, и всяких прочих топок была совершенно безразлична.)

Но вот, Нюрнбергский трибунал всплыл в дискуссии — внезапно, как это у меня часто бывает, поскольку я никогда не продумываю аргументацию заранее и почти на сто процентов говорю экспромтом, — и, употребив это словосочетание, «Нюрнбергский трибунал», я задумалась: а с какой стати моё подсознание мне его вообще подсунуло? Ведь с точно таким же успехом я могла изложить свою мысль при помощи тысячи иных образов, аналогий или что там было по контексту необходимо. Но нет, отчего-то всплыл именно Нюрнбергский трибунал — феномен, никогда ранее меня не интересовавший.

Мне это надо? Серьёзно?

Я доверяю своему подсознанию, оно меня всегда берегло и никогда не предавало и не дёргало без причин. Как следствие, я очень серьёзно отношусь к запросам, которые не могу осознать. Так что если подсознание сказало мне: «Нюрнбергский трибунал», — значит, чёрт меня возьми, я должна из кожи вон вылезти, но удовлетворить этот запрос.

Я полезла рыть. Естественно, что я начала с самых матёрых источников, то есть непосредственно с материалов Нюрнбергского процесса. Вот, собственно, та очень маленькая первичная библиография, которую я для себя составила, совершенно не подразумевая, вообще-то, читать непременно всё. Библиография составляется для того, чтобы быстро найти необходимое, когда нужда заставит, а уж когда она, нужда, заставит, — это вопрос к нужде. В дальнейшем к этому списку добавился ещё и позднейший советский многотомник, и несколько документальных фильмов, и типа мемуарная книга, и даже — скорее курьёза ради — американский фильм «Нюрнберг», который с Алеком Болдуином. Солянка, в общем. И, как видите, ни одного ревизионистского источника.

В том постинге, кстати, вы ещё можете засечь как минимум отголоски моего общего позитивного отношения к трибуналу.

Однако буквально через несколько дней я пишу довольно длинную телегу, изрядную долю которой отвожу под поверхностный анализ показаний Рудольфа Гесса. К этому моменту я осилила уже довольно много материалов, и у меня уже почти сложилась скептическая позиция по Нюрнбергскому трибуналу. Хочу ещё раз обратить внимание: она сложилась сама по себе, без влияния каких бы то ни было «юрген-графов», о которых я в ту пору была в курсе исключительно как об одном из предметов общего информационного контекста. Типа есть лейбористская партия, есть картошка, есть персидские коты, а есть, вот, ещё и ревизионисты, и всё это есть, и на здоровье. Я же просто читала и в документах суда, не подлежащего обжалованию, совершенно беспрепятственно и спокойно, без малейшего напряжения головного мозга, обнаруживала вещи, которые не могут быть совместимы ни с одной юридической практикой, даже самой одиозной, если, конечно, практикующему не всё равно, назовут его подлецом, лжецом и лицемером, или нет.

Естественно, это не могло меня не встревожить, потому что разрыв шаблона — это всегда очень тревожный симптом. Я полезла в мемуаристику в надежде, что воспоминания прольют свет на некоторые вопросы. Первое, что я нашла по части мемуаров (не считая статей), было вот это. Надо ли говорить, что полтонны воды, вылитой на процесс Полтораком, ясности не внесли, а вот сомнений в добросовестности и честности судей, наоборот, очень даже добавили.

Попутно я читала материалы процесса дальше, и по мере чтения мне открывались такие глубины юридической практики, о которых я прежде и помыслить не могла.

Так что следующий мой постинг на тему был уже куда как резче, а предпоследний на сегодняшний день и вовсе почти издевательским.

Что я хочу сказать?

Во-первых, я до сегодняшнего дня не прочла ни одной работы настоящих ревизионистов. Я их просматривала слегка — уже после того, как моя личная позиция по вопросу сложилась, — ну, и всё пока. Мне они неинтересны, потому что спорю я не с ними. А спорю я не с ними, потому что см. «во-вторых».

Во-вторых, я не считаю себя ревизионистом в том смысле, в каком это слово понимается сегодня обыденно. Мне даже — о кощунство! — абсолютно безразличен холокост как таковой, и вопрос о том, был он или не было его, тоже абсолютно безразличен. И вопрос о том, как именно уничтожали или собирались уничтожать, или даже вовсе не собирались уничтожать евреев, мне, простите, по сараю. Мне, чего уж там, даже и русские-то по сараю — какие уж тут, нафиг, евреи.

Но мне обидно за державу. И обидно мне в том смысле, что на данный момент я вижу в Нюрнбергском трибунале позорнейший фарс и констатирую участие моей страны в этом фарсе. Я не хочу, чтобы это повторилось вновь, — ровно в той же степени, в какой не хочу повторения нацизма.

В комментариях к предпоследнему своему постингу на тему трибунала я писала:

Нашему поколению феерически не повезло: не будучи победителями и не имея на то никаких моральных прав, мы должны судить победителей и подвергать ревизии их суд. Наши родители сделать этого не могли, потому что их бы сожрали. Наши дети этого сделать не смогут, потому что мы — третье поколение, а значит, мы последние, кто имеет непосредственное отношение к событиям. Если мы не накопим критическую массу рефлексии по этому вопросу, он зависнет на долгие столетия, подобно инквизиции, и людям ещё очень долго будет аукаться это чудо юриспруденции.

Вот это — моя программная во всей затее позиция. Нужна критическая масса рефлексии по теме.

А как, вы меня извините, рефлексировать, если отмахиваться от вопросов?

Как осмысливать, если отбросить сомнения? Отбросив сомнения хорошо действовать. Но не сомневаться на этапе размышлений — как?

Таким образом, несмотря на моё полное безразличие к «еврейскому вопросу», я автоматически попадаю в когорту ревизионистов, хочу того или не хочу, — просто по формальному признаку сомнения в официальной позиции. Это мне печально, но это тоже факт.

Следовательно, комментарий, который меня зацепил: «обычная тактика ревизионистов спорить со слабыми аргументами, а сильные игнорировать», — обращён в том числе и ко мне.

Отвечаю, стало быть, на комментарий, однако не автору, поскольку ему лично я ничего сообщить не желаю, а тем, кто, возможно, разделяет его взгляд на ревизионизм.

Я не знаю, какая там обычная тактика ревизионистов, но у меня сразу возникает вопрос, что такое сильный аргумент? Вот, например, дневники Франка — это сильный аргумент? Есличо, то, как я уже в соответствующем постинге писала, этот аргумент приводится нашим обвинителем совершенно не к месту и не в тему. Однако судьи не дают по этому документу отвод. Что будем делать?

Постановление судей Нюрнбергского трибунала — это сильный аргумент? Есличо, то, как я уже в соответствующем постинге писала, этот аргумент выстроен, в том числе, и на совершенно шизофренических показания Вайян-Кутюрье, принятых без проверки. Как быть?

Как можно считать в целом добросовестным, непредвзятым и справедливым суд, который сомнителен хотя бы в одной своей части? А если таких частей набирается без малого вагон?

В заключение.

Я родилась и выросла в стране, которая претендовала на роль авторитета по части того, что такое хорошо и что такое плохо. Кто сам себе буратино, тот эту претензию понял в том смысле, что нам промывали мозги. Кто буратиной быть не хотел, понимал это иначе, а именно в том смысле, что даже в современном мире очень актуальна, важна и возможна такая вещь, как этическая экспансия. Она принципиально возможна, а значит, как минимум в теории возможна для каждого. Дальше тут можно упереться рогом и развести полемику на тему практики и (или) методов, но мы этого делать не будем. Есть куда более интересный вопрос.

Откуда берётся ресурс для экспансии?

Ответ на него очень простой: он берётся из абсолютной приверженности носителя своей этической модели. В принципе, я об этом уже говорила в недавней телеге про умного дурака, но там это не слишком очевидно, поскольку речь немножко вбок. Однако и там, и здесь я пишу одно и то же, по сути: если человек говорит одно, а делает другое, у него не хватит ни времени, ни сил, ни средств на то, чтобы внедрить провозглашаемое вовне. Всё то же самое относится к коллективам, в том числе и к таким большим, как государства: если страна заявляет, например, что все равны, а на поверку получается, что некоторые всё-таки равнее, она никого и никогда не убедит своими заявлениями. Ей придётся распространять своё влияние как угодно — оружием, шантажом, подкупом, — но только не силой слова.

И напротив, когда приверженность убеждениям налицо, когда слово не расходится с делом, это всегда освобождает массу ресурса, который не приходится тратить на маскировку, изготовление оружия, подкуп и тому подобные высокодипломатические вещи.

Фактически, честность — это экономия, и экономия очень существенная. Честность позволяет спокойно заниматься делом, а не растрачиваться на интриги. Дело позволяет иметь ресурс и распоряжаться им, а не мечтать о том, как здорово его иметь. Ресурс позволяет распространять своё влияния.

Так вот, я очень хочу видеть свою страну — честной. Потому что я хочу видеть её богатой и влиятельной. При этом мне совершенно наплевать на размер её территории. Если на пяти гектарах будет возрастать система ценностей всего мира, я согласна на пять га.

Почему именно Нюрнбергский трибунал? Да потому что это было важнейшее, после Октябрьской революции, событие XX века. Если страна не отрефлексирует его как следует, ни о каких серьёзных достижениях можно будет даже не мечтать.

Вот, собственно, и всё.

ЗЫ. Нет, это не к грядущему 9 мая, а просто так совпало: я прочла комментарий только сегодня, комментарий был написан к постингу, постинг появился в связи с переводом, переведена была часть недавно вышедшей книги. Бабка за дедку, дедка за репку, короче.

ЗЗЫ. Чуть не забыла извиниться перед всеми, кого ещё не оскорбила. Извините, пожалуйста, оскорблю обязательно, имейте терпение.

Читать дальше...

2 мая 2011 г.

Уж приснилось, так приснилось

Ночь уже на дворе, а я только сейчас вспомнила.

Приснились мне сегодня, то есть уже, наверное, вчера яйца. Нет, не те, о которых вы подумали, а куриные. Это были специально обученные яйца: в каждой яичнице, изготовленной из них, оказывалось как минимум одно яйцо, желток у которого не разбивался ни при каких обстоятельствах. Изобретатель этих яиц обосновал фичу так: дескать, все любят яичницу-глазунью, но не у всех она получается, потому что очень часто разбиваются желтки. Так вот, чтобы любителям глазуньи было не так обидно, теперь как минимум одно яйцо на яичницу сохранит желток в любом случае.

Мозг, когда я проснулась, вырвали две вещи: во-первых, один-единственный желток, а не все подряд, а во-вторых, один желток на яичницу, а не на определённое количество яиц (какие-то просто, блин, яйца с интеллектом).

Хотя, вообще, гурманы и в особенности эстеты, может, оценили бы. Мотив яичницы, например: все желтки разбиты и размешаны с белками в однородную массу, а в середине этой однородной массы, чуть прикрывая собою конструкцию из петрушки и нарезанных кровавыми ломтиками помидоров, возвышается единственный целый желток в окружении чистого белка. Жаль, я не настолько гурман и эстет: яйца последнее время вообще размешиваю прямо на сковородке, вместе с помидорами и луком, ради экономии времени приготовления.

Читать дальше...