«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

28 июня 2009 г.

Открытий чудных


Абразедз зайца.
Не приведи Ом приснится.
Скачать можно отсюда.

Что касается кисточек для фотошопа, то на Девиантарте чаще всего встречаются кисточки с сердечками, зайчиками и черепами. От зайцев вообще в глазах рябит. Зайцы смешные и страшные, корявые и симпатичные, с заплатками и без таковых, с растерзанными плюшевыми телами, из которых временами течёт плюшевая кровь, с разными глазами, с носами и без носов, с длинными ушами и с короткими, с нарочито погаными рубцами и швами по всей тушке, с оторванными лапами, с цветочками и шариками в ещё не оторванных лапах, в одежде и без неё… Есть даже зайцы с когтями.

Может, половина этих зайцев — кошки? Или, может, мишки? Я, например, тоже не умею рисовать. Я могу нарисовать лошадь, а все будут думать, что это собака, страдающая туберкулёзом.

Но особенно роскошно смотрятся все эти зайцы на фоне черепов и прочей кладбищенской поросли: надгробий, оградок, крестов, скелетов и тому подобного оссуария. Какой-то просто зайц-макабр.

Очень, очень полезно лазить время от времени за девиантовскими кисточками — столько о своих современниках узнаёшь…

Некстати, но в тему. Очень мне давно уже не нравятся наши стоковые сайты: они тырят с того же Девианта всё, что под руку подвернётся, перезаливают на какой-нибудь Депозит, с которого хрен скачаешь (зато перезалившим денежка капает, ага), и нередко ещё требуют регистрации на своих сайтах — и это всё для того, чтобы получить набор каких-нибудь кисточек, распространяющихся на Девианте по лицензии криэйтив коммонс и скачивающихся непосредственно с сайта автора в мгновение ока! Ну, и кто они после этого?

Вот я и говорю: ненавижу зайцев.

ЗЫ. Я знаю, что у Девианта есть недостатки, но они в этом постинге померкли сами собой.

ЗЗЫ. А ещё если мне кто-нибудь расскажет, какого хрена у нас уже четвёртый день салют без передышки, я ему буду очень признательна.


Читать дальше...

27 июня 2009 г.

Ну и неделька...

Несмотря на то, что я не люблю высказываться по поводу чьей-либо смерти, я напишу об этом. Мёртвых не вернуть, но я хочу, чтобы жили живые, о них в основном и буду говорить.

Все вы уже, наверное, знаете, что умер Майкл Джексон. Сейчас (и долго ещё) будет очень много разговоров о том, отчего он умер, и одни будут говорить: «Его убили врачи», другие: «Его убили пластические операции», третьи: «Его убили наркотики», и этот список будет постоянно дополняться, разветвляться, дробиться на подсписки и списки списков подсписков, и закончится всё это в лучшем случае тогда, когда на земле не останется ни одного современника Джексона. И за всеми этими списками и прочими нумерациями неизбежно потеряется главное, а именно та единственная настоящая причина, по которой Майкла Джексона не стало именно сейчас.

Это его отказ от риска в период климакса.

Я надеюсь, вы знаете, что климакс — процесс не чисто женский и что у мужчин он тоже есть, хотя и протекает иначе. А вот термин «риск» я в данном случае должна пояснить, т.к. здесь употребляю его в несколько непривычном значении. Для творческого человека зона риска — это его творчество и есть. Так что, прекрасно соглашаясь с огромным риском Джексона в бытовом понимании (все эти операции, конфликты с властями и т.п.), я говорю об отсутствии риска творческого, риска смыслового.

По ссылке очень наглядно показано, как, достигнув к сорока годам вершины славы, Джексон вступил в пору непрекращающихся проблем: проблем со здоровьем, с репутацией, с поклонниками и так далее, — но главной его проблемой с тех пор стало отсутствие принципиально новых проектов. Он перестал рисковать как певец и как артист: редко появлялся на сцене, редко записывал оригинальные песни.

И вопроса вины тут, я думаю, не должно ставиться вообще — ни вины врачебной, ни вины самого Джексона. Король поп-музыки всего-навсего естественным образом подошёл к возрастному рубежу, перед которым, как это часто среди мужчин и бывает, завис в безмолвном оцепенении.

Пожалуйста, господа мужчины, запомните: человек, привыкший творить, не должен переживать климакс вне полноценной самореализации. Под словом «полноценная» я подразумеваю здесь тот самый вышеупомянутый риск в творческой деятельности, а это значит — создание нового. Именно создание нового, а не переделку старого, даже если новое выходит кривым, а переделка старого — высококачественной. Женщины набираются этого знания в процессе всей своей зрелой жизни, а вот мужчины, у которых не бывает менструаций (не говоря уже о беременностях) и, следовательно, привычки к перепадам гормонального баланса, особенно мужчины, привыкшие к творческой деятельности, вступив в климактерический период, сталкиваются с самым страшным для них (потому что неведомым) зверем — отсутствием желания.

Ведь как творчество протекает у мужчин? Мальчик ориентирован на победу: стать лучшим в своей сфере (как, собственно, сам Джексон неоднократно и повторял), удержать пальму первенства, если она уже добыта, доказать свой потенциал. Могут быть и иные причины, сугубо индивидуальные, но главный мотив — это соперничество и сравнение потенциалов, даже если мальчик этого не осознаёт. И это движет им всю жизнь, вплоть до того момента, когда его организм говорит: «Стоп. Мне больше не нужны половые партнёры». Звучит грубо, но верно по факту, потому что ни для чего другого, кроме как для завоевания половых партнёров, меряться причиндалами не надо (умом вы можете с этим не соглашаться, но ваши инстинкты вам всё объяснят, когда придёт время).

С этого момента мужчина останавливается в растерянности: смысл жизни утрачен. А вот уже с этого момента начинается его смерть, и не важно, случится она прямщаз или годам к девяноста в маразме.

А что в это время происходит у женщин? С женщинами происходит всё то же самое, «но есть нюанс» — на протяжении всей своей жизни мы привыкаем меряться причиндалами даже в те периоды, когда они у нас не то что непригодны к измерению, а и вообще отсутствуют (сравните борьбу женщин за равноправие с мужчинами. Половое соперничество перевели на осмысленный уровень именно мы, девочки). Фактически, мы свою волю — через «не могу», «не хочу» и «организму кирдык» — начинаем тренировать лет с одиннадцати каждая. То, что получится в результате, — это уже вопрос каждой конкретной женщины, но её волевой потенциал (при условии, что она психически нормальна, в том числе не алкоголичка, не наркоманка и не клинический невротик) почти в ста процентах случаев выше, чем волевой потенциал любого отдельно взятого мужчины. В терминах наивной психологии это называется «женщины более терпеливы» (что в буквальном смысле действительности соответствует не всегда). Там, где пацан раскиснет и пойдёт убить сибя, девочка, может, и заморит окружающих нытьём, но сделает то, что надо.

И поэтому, когда мы сталкиваемся с «творческим кризисом», мы знаем: а) это гормоны (это совершенно точно гормоны, даже если кажется, что это из-за смерти любимого кенгуру или просто настроения. Кстати, «просто настроения» тоже не бывает, и мы тоже это знаем), б) это временное, хотя может вернуться (совершенно точно временное, даже если кажется, что навсегда. Я, например, внутренне всегда убеждена, что навсегда и мне каждый раз приходится самой себе проговаривать: «Это временное» как мантру), — и делаем вывод: «творческий кризис» подлежит игнору, каким бы тяжёлым он ни был. Села, гоню текст (да, вот именно так). На первых порах все такие тексты по любому идут фтопку, однако в уме остаётся зародыш нового (чем больше подобных опытов, тем вернее и отчётливее формируется этот зародыш в каждом следующем случае). А зародыш нового — это уже шанс сделать нечто толковое (например, такое, что отправится фтопку не полностью, а только на девять десятых) в следующий «творческий кризис». А это, в свою очередь, тренировка к тому, чтобы, вступив в климактерический период, оказаться способной начать большой уникальный проект с нехилым потенциалом (как, кстати, многие женщины, достигнув пятидесяти, и поступают, начиная с огорода и заканчивая организацией детских приютов, не говоря уже о литературе и искусстве).

Переждать овуляционный или постовуляционный период (что сложнее — это в каждом случае индивидуально), пмс и месячные и только потом уже заняться творчеством девочка, конечно, может. Но тогда у неё останется в месяц дней приблизительно пять или шесть — негусто, верно? Так что, фактически, всю свою зрелую жизнь женщина учиться игнорировать своё гормональное состояние и тем самым подводит себя к организации продуктивной старости, которая в некоторых случаях длится даже дольше, чем зрелость. Я лично знаю женщину, пережившую климакс в тридцать два из-за работы на химическом производстве: сейчас ей шестьдесят пять, полна сил и по-прежнему очаровательна, остроумна и деятельна. А сколько таких, которых я не знаю?

У мужчин подобной тренировки нет, в большинстве случаев мужчина, сталкиваясь с чудовищем по имени Гормональный Кризис, теряется и думает, что всё, жизнь прошла. В терминах физиологии он этот кризис даже не думает определять, а списывает на фатальную утрату (вдруг, ни с того, ни с сего!) смысла жизни. После этого смерть не заставляет себя ждать. Опять-таки, примеров инфарктников-едва-за-климакс масса, и большинство — мужчины.

Выход, я думаю, есть. Во-первых, простое знание о том, что климакс не приговор, а просто флуктуации в рамках набора возможностей (которыми вы по-прежнему вольны будете распоряжаться в полном объёме, когда климакс кончится), уже должно снизить стресс. Во-вторых, накануне и во время этого самого климакса нужно постоянно рисковать — вот именно в том значении, в котором это слово употребляется выше. Поскольку у мужчин опыта по этой части на порядки меньше, чем у женщин, их результаты окажутся хуже (в среднем «по палате», естественно, т.к. могут быть и исключения), и их неизбежно закидают помидорами. Но столкновение с проблемой в привычной и хорошо освоенной области творчества — ничто по сравнению с проблемами в плохо осмысленной области нашей физиологии. В первом случае вам грозят только помидоры — а во втором вы просто умираете и лишаетесь возможности создать что-нибудь ценное, когда климакс наконец-то закончится (а он ведь закончится лет через пять-восемь). Иными словами, возраст от сорока пяти до пятидесяти пяти для мужчины должен быть чертовски продуктивен: он всё время должен находиться в процессе творческого риска.

Вот этого не произошло с Майклом Джексоном. И это то, из чего вы должны вынести урок себе на будущее (и то, чему должны научить своих сыновей, если они у вас есть). Когда вокруг всё плохо, а у вас ничего не получается, когда смысл жизни начинает ускользать, когда новое само по себе, как вы привыкли, почему-то больше не создаётся, — самое время рискнуть. Не важно, какой результат у вас получится, хороший или плохой. Важно, что вы докажете самому себе: вы в состоянии, во-первых, поддерживать творческий процесс вне контекста измерений причиндалов, а во-вторых, генерировать вдохновение самостоятельно, начиная с его полного отсутствия. Последнее станет для вас ошеломляющим открытием и, в свою очередь, будет означать начало осознания жизни на новом уровне и наполнение её новым смыслом.


Читать дальше...

25 июня 2009 г.

Грустное

Какой-то просто разгул стихий сегодня: днём совершенно чудовищный пожар — прямо метрах в трёхстах от нас по прямой, где дачи. Деревья погибли, дома сгорели. Не знаю, люди все уцелели или нет. Все, наверное: средь бела дня всё-таки, и дома невысокие, и скорая не проезжала. Но огонь был зверский.

А сейчас циклон пришёл. Весь день духота стояла — и вот нате. Дождь, правда, будет только ближе к полуночи, но дышать уже можно, и то хорошо.

У фикуса листья потихоньку желтеют и облетают. Пока думаю, что от нервов, он ведь у меня чуть больше недели. Но всё равно стрёмно. Вообще, последние дни какие-то стрёмные.

Люди, не выбрасывайте окурки на пляже где ни попадя, ладно? Вы думаете, что бросили на камни или на песочек, а непотушенному окурку при нашей жаре маленького ветерка и сухой травинки хватит. Были сады над обрывом — и нет садов. Огонь снизу поднимался, от самого-самого берега. Где он шёл, там кустов уцелевших нет вообще, а от деревьев остались одни скелеты — и все чёрные.

Если вам не нравится таскать с собой пустую пачку из-под сигарет для складирования окурков, то хотя бы тщательно тушите окурки о камни. Не будьте понаехалами, их тут летом и без того около двух миллионов.


Читать дальше...

20 июня 2009 г.

Ну, вы поняли, да?


Фотка отсюда

Норка потихоньку превращается в оранжерею. Сегодня купила комнатный кипарис — он совсем не такой, как те, что растут на улицах, но совершенно настоящий. Вот такой, буквально, как на картинке, только светлее и все веточки, кроме макушки, торчат вверх. А макушка так смешно загибается!

«С конца мая и до конца августа кипарис лучше держать на свежем воздухе, в притенении и с защитой от сквозняков». Почему-то самые красивые растения оказываются самыми капризными — всё как у людей, да? Интересно, где я найду притенение со свежим воздухом, но при этом с защитой от сквозняков? Однако, ежели такие цацы продаются в севастопольских цветочных магазинах, значит, всё не так страшно, как намалёвано, верно?

Можно ли считать свежим воздухом помещение площадью 9 кв.м. с распахнутым настежь окном, занавешенным шторой? Особенно с учётом того, что в этом помещении курит по меньшей мере одно взрослое рыло? А если это будет помещение площадью 12 кв.м. с распахнутым настежь балконом? И если в этом помещении ни одно взрослое рыло курить не будет (ну, может, за редким исключением)?

В принципе, у нас, конечно, есть ещё спальня и две лоджии: одна, застеклённая, на северной стороне, и другая, незастеклённая, — на южной. На северной, я так понимаю, будет расти наша замечательная голубая ёлка (когда я эту лоджию хоть маломальским образом приведу в порядок, потому что сейчас там ой и не проехать). Вот если туда же кипарис поставить, будет ли это оптимально для кипариса? Он же, вроде как, свет любит.

(Впервые за долгое время забыла поставить точку в конце предложения — это ещё интересней, хотя к делу не относится совершенно.)

Ещё интересно, почему меня так заинтересовали комнатные растения? Никогда бы раньше не подумала, что мне понравится с ними возиться. Только не говорите, что это старость, «моему сердцу четырнадцать лет», воистину, и, подозреваю, старше оно не станет, проживи я хоть впятеро больше.

Интересно, каким будет мир, когда я проживу впятеро больше? И каким к тому времени будет мой фикус?

Почему-то, вопрос о том, оторвало ли у меня крышку, представляется мне и вполовину не таким интересным, как все предыдущие…


Читать дальше...

19 июня 2009 г.

«Единый язык фехтования»


Вспомнила, что обещала Sanchos_f написать относительно «Единого языка фехтования» (А. Зелендинов, Ю. Сенчуков. «Единый язык фехтования». М., 2005). Публикую здесь, а не в «Избе», потому что это, фактически, учебное пособие, и в идеале рассматривать книгу надо не столько как самостоятельное произведение, сколько как теоретическое дополнение к практическому курсу. Впрочем, если авторам по каким-то причинам захочется видеть этот постинг не здесь, а в «Избе», я сделаю кросс-пост и туда тоже, не вопрос.

О структуре. С точки зрения структуры мне всё понравилось: внятно, толково и логично, претензий нет вообще.

О содержании. Врать не буду, запомнила очень мало. Но оно и понятно: теоретические материалы требуют закрепления знаний на практике, а я всего лишь читала, не пытаясь применять изложенное даже в виде тренировки. Поэтому твёрдо помню только о тех вещах, которые были мне известны и раньше (а также о тех, которые произвели на меня впечатление по отдельным причинам).

Что понравилось? Понравились аналогии (как в той главе, где вы описываете дугообразность движений — про карандаш и молоток); понравились объяснения тех моментов, которых я не знала (о том, например, что доспех — это не только защита, но и создание дополнительной опоры). Понравилось, что книга, с точки зрения понятийного аппарата, даёт действительно очень много. Фактически, её можно, наверное, рассматривать как справочник, в том числе и для людей, очень далёких от фехтования, но пожелавших получить представление о предмете.

Совершенно отдельно понравилась исключительно верная, на мой взгляд, мысль о том, что не существует априорно неправильных приёмов: если человек справился с противником, значит, он сделал всё правильно. Я не помню, озвучена ли эта мысль в книге прямо (пыталась найти — не получилось), но косвенно она читается весьма недвусмысленно, и это очень хорошо, потому что позволяет снизить психологическую нагрузку на новичка, который зачастую зациклен на «правильности» тактики и забывает о стратегии, ради которой вся тактика и применяется. Не существует правильных и неправильных приёмов как таковых, их правильность или неправильность можно оценить только в контексте их применения. Замечательно, что авторам удалось донести эту мысль.

Однако, в целом, не будучи специалистом, всё, что я могу сказать о книге, сводится к согласию с аннотацией: да, на мой взгляд, эта книга полезна всем, интересующимся фехтованием. Новичкам полезна, потому что вводит в курс дела, а специалистам — потому что предоставляет площадку для полемики, а значит, для развития.

По недочётам. Опять-таки, сужу с позиции неспециалиста, а потому могу оценивать только общие моменты. Так вот, со своей точки зрения я вижу нераскрытость философской концепции. Поясню на примере бойца, чьи «кондиции» ухудшаются по разным причинам (с. 33-34):

Однако кондиции можно не только улучшать, но и ухудшать. Так, подвернув ногу, боец лишается значительной части своего двигательного арсенала и ему придётся строить бой исходя из оставшихся возможностей. Другой пример — даже великолепный боец, будучи ослаблен после тяжёлой болезни, лишится значительной части своих возможностей. Умея делать какое-либо движение, он попросту не сможет его сделать, поскольку ему не хватит на это сил. И для того, чтобы использовать свои умения в полном объёме, ему сначала придётся восстановить физическую форму.

Ну, для начала, выражения типа «двигательный арсенал». Можно было бы не обращать на них внимания, но книга заявлена как пособие по овладению понятийным аппаратом, и на этом фоне ошибки словоупотребления смотрятся особенно курьёзно.

Теперь о главном: вы обрываете здесь мысль. Сообщив, что в некоторых случаях «кондиции» ухудшаются, вы ничего не говорите о том, существуют ли способы поддержания «кондиций» в определённом состоянии, предотвращения их деградации и т.п. Вы ведь неспроста отнесли вопрос о «кондициях» к главке «Пять составляющих мастерства», правильно? Правильно. Мастер, он ведь чем характерен, помимо всего прочего? Он характерен тем, что всегда знает состояние собственных, если выражаться вашим языком, кондиций и знает способы как предотвратить деградацию своей формы (физической или иной — в данном случае это не имеет значения, поскольку я веду речь о мастерстве в целом и не думаю, что фехтование в этом смысле чем-то отличается от стихосложения), так и поставить себе на службу то, что при прочих равных могло бы быть расценено как деградация или недостаточность мастерства.

Мастерство, помимо всего прочего, заключается в умении распорядиться своими недостатками как достоинствами, извлечь из недостатков пользу.

Я понимаю, что тематика данного тома (книга же предполагает продолжение, правильно?) и, возможно, её целевая аудитория таковы, что подобным философским рассуждениям просто не нашлось в ней места. Но вы могли просто вскользь упомянуть то, что я изложила выше, и сообщить что-нибудь вроде: «Здесь мы эти темы рассматривать не будем в силу таких-то причин, но имейте в виду, что структура мастерства — вот такая», — и это не вызвало бы вопросов. В том же виде, в каком подобные моменты представлены, они вызывают вопросы, причём вплоть до вопроса об авторитетности авторов (что, согласись, для авторов пособия может оказаться критично).

Ещё один пример на ту же тему (с. 130):

Получив минимальные навыки, человек становится бойцом в полном смысле этого слова, поскольку потенциально может что-то противопоставить практически любому противнику. После этого, продолжая занятия, он постепенно усложняет имеющиеся у него базовые навыки и улучшает умение их использовать, а параллельно изучает новые приёмы, применяемые для решения тех или иных конкретных задач.

Казалось бы, всё в порядке. Но тут я позволю себе уже собственную аналогию и сравню фехтовальщика с писателем. После того, как будущий писатель овладевает языком и научается грамотно излагать свои мысли, он переходит не к изучению новых языковых приёмов, а к изобретению собственной системы символов (в том числе и индивидуального почерка: фильтрации уже известного, изучению нового и созданию до сей поры не бывалого). Иными словами, он наконец-то пишет свою книгу. И я имею наглость утверждать, что точно таким же образом поступает всякий боец, решивший стать мастером, — он в первую очередь разрабатывает собственную оборонительную и наступательную стратегию, для чего оттачивает почерк: фильтрует известные ему тактически приёмы, отбирая наивыгоднейшие для его состояния, изучает и изобретает способы поддержания «кондиций» (вот, кстати) на должном уровне, осваивает неизвестные приёмы, придумывает собственные, в том числе и такие, которые позволили бы ему остаться победителем и при внезапном ухудшении состояния, синтезирует всё полученное в индивидуальную систему и т.п., при этом собственно изучение новых приёмов занимает в общем объёме работы совсем не такую большую роль, как можно подумать, ориентируясь на прочитанное. Наверное, лучшим тому подтверждением служит тот факт, что и вы с соавтором пишете книгу, причём начинаете не с чего-нибудь, а именно с понятийного аппарата. Индивидуальная школа, индивидуальная структура — это то, с чего начинается мастер (любой, хоть мастер кунг-фу, хоть мастер каллиграфии, хоть портной). Это тем более важно, что, как вы сами пишете, в вашей книге «речь идёт о фехтовании как таковом, а не о методиках, решающих те или иные конкретные… задачи».

Собственно, если говорить о недостатках, то к таковым я отнесла бы именно вот такую непроработанность общефилософского базиса. Остальное, с моей колокольни, либо хорошо (за исключением языковых ляпов), либо просто не поддаётся оценке.

ЗЫ. Если кто заинтересовался, то ссылка в начале постинга ведёт на ЖЖ одного из авторов.

ЗЗЫ. Прошу прощения за возможную кучу ошибок, опечаток и прочего барахла: голова от солнца совершенно никакая.


Читать дальше...

16 июня 2009 г.

И лет через двадцать в этой роще можно будет гулять


Фотка потырена отсюда

В довершение всех приключений последней недели купила фикус. Банзайный. Фсмысле, бонсай. Ну, то есть не куст, а дерево.

Чё за фикус, понятия не имею. Сказали, за бумажкой завтра зайти, а то они её сегодня потеряли. Ну, при наличии голубой ёлки, я так понимаю, бояться нечего: если уж она у нас за две недели не подохла, то фикус, каким бы он ни был, и подавно выживет.

По виду, однако же, похож на фикус Бенджамина. Вот с этой, например, фитюлькой, буквально на одно лицо (и как-то даже пострижен похоже).

Поставила его в сторонке от сквозняка, как велели. Стоит, зайчик, трепещет временами. Почитала, что про фикусы умные люди пишут. Очень они, оказывается, тонконервенные жывотные: чуть что — сразу хлоп в обморок и ну листья сбрасывать. Однако, несмотря на этакую чувствительность, поливать его, мне сказали, надо раз в неделю… и добавили, что он, сцуко, живучий и даже лаков не боится. Мне в связи с этой инструкцией вспомнилась история одного нашего рысака, который до революции был каким-то офигительным чемпионом, а потом, в силу обстоятельств, оказался на лесоповале. Так вот, как уделывал он всех своих соперников на беговой дорожке, так же уделал и всех тяжеловозов с лесоповала — натурально, не забывая нервничать в положенных породистой лошади случаях.

Совершенно то же самое можно сказать и о жёнах декабристов, некоторые из которых прекрасно дожили до амнистии, вернулись в Петербург и породили комплекс неполноценности в стройных рядах тогдашних барынь и барышень. Думаю, что в пору своего девичества эти отважные женщины не стеснялись уподобляться фикусам и падать в обморок.

Интересный всё-таки народ, эти аристократы.

ЗЫ. Ввести, что ли, ещё один тэг, «працвиточки»?


Читать дальше...

Ёжики и гвозди


Вчера я сделала чудесное открытие. Оно меня повергло в некоторый ахуй, и я даже чуть-чуть выпала из жизни. Открытие живёт вот тут, а звать его Wordle.

На первый взгляд, это сервис для саморекламы: он вам из заданного текста генерит заданное количество наиболее часто встречающихся слов, которые вы можете потом налепить на кружку, на майку, на обложку, да хоть на лоб себе проштамповать — чем бы дитя ни тешилось. Объём исходного текста, насколько я поняла, неограничен… ну, во всяком случае я туда запихала всё содержимое всех трёх своих блогов, исключая только комменты, — и он сжевал и даже не гавкнул. Какие слова вам не нравятся, те можете удалять. Правда, те, которые вам нравятся, но которых у вас в тексте не встречается, вы самостоятельно дописывать не можете.

Но это всё фенечки и рюшечки. Самое главное у этой бандуры внутрех, а внутрех она — а-а-а!!! тыбдым!!! — считает слова. (Да, я люблю статистику, потому что ей плевать на рожу, на сквернословие и даже на широту и долготу души.)

Так вот, я наконец-то поняла, откуда в таком количестве берутся ёжики, которые плачут, колются, плюются, кроют меня матом и лаком, однако жрут мой клубок гвоздей, в буквальном смысле не щадя живота своего.

Несмотря на довольно мрачные темы, несмотря на брань в адрес кого только ни попадя, невзирая на ТьмуТМ шпилек, подколок, прямых упрёков и прочие безобразия — у меня, оказывается, охрененно позитивная речь. На картинке (она кликабельна, и вы можете её увеличить и разглядеть в подробностях) наглядно представлено соотношение наиболее часто употребляемых мною антонимов и условных антонимов (всего около пятидесяти слов). А здесь я в дополнение к этому наглядному пособию привожу статистику:

более — 252
менее — 106

больше — 136
меньше — 43

большой — 30
(маленький — 18, на иллюстрации отсутствует)

быстро — 25
(медленно — 8, на иллюстрации отсутствует)

возможно — 73
невозможно — 37

все — 292
никто — 67

всегда — 124
никогда — 85

всё — 547
ничего — 174

выше — 91
ниже — 36

главное — 43
(второстепенное — не употребляю)

да — 382
есть — 675
нет — 398

далеко — 26
рядом — 25

интересно — 39
(неинтересно — 9, на иллюстрации отсутствует)

кстати — 224
(некстати — 2, на иллюстрации отсутствует)

лучше — 83
хуже — 23

люблю — 34
(ненавижу — 11, на иллюстрации отсутствует)

мало — 71
много — 118
немного — 23

можно — 324
нельзя — 69

наиболее — 31
(наименее — 1, на иллюстрации отсутствует)

начинает — 42
(завершает — не употребляю)
(заканчивает — 2, на иллюстрации отсутствует)

непонятно — 20
понятно — 52

новые — 21
(старые — 5, на иллюстрации отсутствует)

плохо — 35
хорошо — 79

позволяет — 28
(запрещает — 6, на иллюстрации отсутствует)

позже — 47
раньше — 79

правда — 76
(ложь — 9, на иллюстрации отсутствует)
(враньё — 12, на иллюстрации отсутствует)
(кривда — 2, оба раза в падежных формах, на иллюстрации отсутствует)
(неправда — 3, на иллюстрации отсутствует)

правильно — 72
(неправильно — 7, на иллюстрации отсутствует)
(ошибочно — 2, на иллюстрации отсутствует)

просто — 397
попросту — 30
проще — 34
(сложно — 12, на иллюстрации отсутствует)
(сложнее — 4, на иллюстрации отсутствует)

процесс — 33
результат — 24

редко — 24
часто — 42

Примечание. Программа не различает слова с частицей «не» и без таковой, если частица пишется раздельно. Соответственно, я старалась выбирать такие слова, для которых антонимы представляют собой либо отдельные слова, либо однокоренные слова со слитным написанием частицы «не». Что же касается глагола «люблю», то это, как ни странно, спасибо программе же: она выводит на картинке прописные или строчные буквы, в зависимости от того, в какой форме данное слово встретилось ей первый раз. Поскольку я не имею обыкновения писать прописные буквы в серёдке предложений, то, обнаружив на моей картинке слово с прописной, его однозначно можно толковать как начало предложения и, соответственно, исключать возможность предстоящих частиц.

Кроме того, исключена пара «за» — «против», потому что слово «за» я употребляю обычно в качестве предлога (отчего разница на картинке, знамо дело, получается устрашающей). Для НЛП это кагбэ без разницы, но для наглядного пособия достаточно и триады «да» — «есть» — «нет».

Так же я исключила слова: «совершенно», «достаточно», «довольно», «ясно», «явно», «отлично», «прекрасно», «развитие», «жизнь» — и прочий им подобный позитив (коего есть в большом количестве). Аналогичного по весу негатива мало, а захламить пространство непарными словами у меня и так очень здорово получилось.

Слова «проще» и «попросту» оставлены как курьёз. Дело в том, что слово «просто» оказалось одним из наиболее употребляемых мною, и я решила посмотреть, когда же появится слово «сложно». Слова «сложно» я так и не дождалась, зато дождалась слов «проще» (видимо, в словосочетании «проще говоря», а точнее не проверишь) и «попросту». Смеялась.

Исключение из этого набора составляет пара «легко» — «трудно»: встречается 15 и 19 раз соответственно (на иллюстрации её нет). Это, действительно, единственное найденное мною исключение из общего правила позитивной речи (возможно, не единственное в целом, но из наиболее часто употребляемых мною слов — точно единственное).

И вот что я вам в связи с этим скажу, ребятки.

1. Если хотите сомнительного удовольствия в виде кучи мартышек на свою голову — пишите в негативном ключе позитивной лексикой. Не «ужоснаха», а «удовольствия» — «сомнительного», разумеется. Этот клубок гвоздей они будут жрать до бесконечности, потому что у них на подкорке будет откладываться незамутнённый, чистейшей воды позитив, который будет с упорством осла игнорировать весь входящий в сознание негатив;

2. Никогда не пишите в позитивном ключе негативной лексикой, как это и делают графоманьки, они же куча мартышек, — получится пиздец несусветный, как это у них всегда и получается: на подкорку пойдёт негатив, который оттолкнёт читателя при любом, даже самом позитивном контексте;

3. Признаю перед всем честным собранием, что я — манипулятор. Подозреваю в себе так же весьма талантливого интуитивного НЛПиста. В данном случае я серьёзна, как ядерная война: против фактов не попрёшь, а факты — выше. Единственно, что могу сказать в своё оправдание, — я никогда не манипулирую сознательно и всегда предупреждаю, с кем вы имеете дело в моём лице.

Конец ахуя.


Читать дальше...

14 июня 2009 г.

Дело aka Скирко: мы можем помочь с привлечением внимания


В.М. Васнецов. Преферанс

Несколько дней назад я написала о деле aka Скирко — совершенно чудовищном юридическом прецеденте, если описанное, конечно, правда, а не вымысел.

Обычно флешмобы подобного рода ограничиваются единичным упоминанием дела, а дальше заинтересованные лица просто заводят коммьюнити, и широкая общественность, никем более не возмущаемая, снова погружается в блаженный вакуум — до тех пор, пока в деле не происходит каких-то крупных изменений (а потом опять кроликов вакуум).

К сожалению, случай aka Скирко (при условии, что всё описанное — правда) на данном этапе таков, что первое же крупное изменение может оказаться последним как минимум на долгих два года (а как максимум — насовсем). Проще говоря, провода aka Скирко обрежут с большей вероятностью, чем отыщется хотя бы один адвокат.

Может быть, держа в уме именно это, а может, и по чистому стечению обстоятельств, aka Скирко сделал очень правильных ход — он дал возможность людям, которые неравнодушны к его судьбе (при условии, что она действительно такова, как он описывает), упоминать его журнал не только в контексте так пока и не разразившегося юридического скандала, но и мимоходом, как бы между прочим. Я думаю, что мы должны воспользоваться этим шансом на «мягкий» пиар: чем больше народу узнает о том, что существует некий aka Скирко, чем больше будет посетителей в его журнале, тем выше вероятность, что aka Скирко, во-первых, добьётся желаемого резонанса, а во-вторых, всё-таки найдёт себе адвокатов, которые решатся поднять его дело заново.

А стечение обстоятельств, дающее нам шанс на такой «мягкий» пиар, очень простое и изящное: aka Скирко опубликовал сегодня в своём блоге задачу для преферансистов (в трёх постингах, они сейчас самые верхние). Я приведу её здесь полностью (она, действительно, симпатична, хотя и не слишком сложна), поправив для удобства восприятия форматирование и убрав лишнее:


Игрок 2 играет мизер.

Ход от игрока 1.

Расклад

 Игрок 1Игрок 2Игрок 3
Т,К7,8,9,10Д,В
Т,К,Д,В7,8,910
Т,78,9К,Д,В,10
Т,7 8К,Д,В


Снос известен: 9,10.

Первый вопрос: ловится ли мизер в принципе? Второй вопрос: если ловится, то сколько взяток максимум можно дать при правильной игре всех?


А теперь, собственно, флешмоб: мы цитируем задачу и просто указываем её автора, упоминая, между прочим, что этот человек ожидает нашей помощи и резонанса. Мы, находясь от места действия очень далеко и не имея адекватных прав и связей, ничем иным не можем ему помочь, кроме затейливой организации всевозможных флешмобов. Так давайте же пользоваться шансами, которые нам предоставляет сам осуждённый. К его чести надо сказать, что, если он и вправду осуждён несправедливо, то, в отличие от многих подобных, не сидит сложа руки, а делает всё, чтобы люди «с воли» могли помогать ему как можно эффективней. А ведь его возможности, если он говорит правду, предельно ограничены.

Для сомневающихся повторю: вам лично ничего не грозит. Даже если aka Скирко лжёт, то всё, чем вы рискуете, — это репутация типа проницательного человека. Однако на другой чаше весов — по меньшей мере доброе имя того, кого сейчас следует называть преступником. По-моему, прослыть простофилей и быть безвинно опороченным и наказанным — это совсем не равноценные вещи.

ЗЫ. Я всё время говорю «aka Скирко», потому что никаких не то что доказательств, а даже мало-мальски внятных подтверждений его слов не имеется — таким образом, с моей стороны это чистая дань формальностям: привычка, оставшаяся ещё со времён ЖЖ, где любой интуитивный термин мог быть наказуем расстрелом без пощады и права на апелляцию. Пожалуйста, учитывайте, что, говоря «aka Скирко», я не подчёркиваю своё к нему недоверие (в данном случае вопрос доверия вообще тридцатый), а лишь ограждаю себя от возможного непродуктивного флейма. Ровно так же я могла бы говорить «skirko1602» безо всяких «aka» — на основании единственно ЖЖ-логина.

И всякий, кто сомневается, кстати, может поступать в отношении фигурантов озвученного дела ровно точно так же.


Читать дальше...

12 июня 2009 г.

Лето, солнце, море, лазить


Arctia villica L.
Эту жывотную мы вчера насилу спасли
Фотка стырена отсюда

1. Пока, правда, только сделала у себя в комнате генеральную уборку в порядке давно чаемой перестановки. Выкинула всего-то раскладушку, но, похоже, что для девяти квадратных метров мировое зло воплощает именно раскладушка. Я просто страшно жалею, что у меня до сих пор нет фотоаппарата и я не могу принять участие во флешмобе «Моё рабочее место». Оно теперь охуительно. А самое главное, теперь я могу одновременно видеть и море с кусочком города в окошко, и плющ в уголочке.

На очереди ещё штук семь помещений, из которых самое страшное — кухня (наша кухня — это такая кишка, проектировщику которой надо руки оторвать и к заднице приставить), но это совершенно не отменяет сабжа.

2. За неполные сутки у нас побывала куча стрекоз и бабочек, не считая мотыльков, жучков и шмеля. Кажется, жизнь налаживается. Змей по-прежнему ждём, хотя богомолы и саранча более вероятны.

3. Я обещала написать постинг про Севастополь. Пока записываю тут для себя, чтоб не забыть. Потому что летом у меня частенько склероз, потому что кругом сабж.

Кому я чего ещё обещала? (На вск. сл.: про Джульетту помню и про Тора тоже, не о том речь.)

4. Я всё читаю, только ничего не пишу (и комментов тоже не пишу), потому что у меня сил нет, потому что см. выше. И ещё потому что очень жарко. Но я всё равно регулярно нахожу в интернете что-нибудь интересное и при случае царапаю разнообразные загогулины на оловянных тарелках, которые выкидываю в окошко. И, кроме того, просматриваю почту. И всё время околачиваюсь у себя в netvibes. Поэтому, есличо, пишите куда-нибудь, включая забор и комменты.

5. Дорогое Мироздание, я без фотоаппарата не повешусь, не дождёшься. Пожалуйста, имей это в виду на всякий случай.

6. Граждане униженные и оскорблённые! Я думаю, что вам самое время пойти нахуй. Кстати, если чтение моих блогов травмирует вашу нервную систему, вы можете прекратить читать их в любой момент.

7. Люблю, разумеется, но отнюдь не всех.

8. Если я что-то ещё забыла, черканите куда-нибудь, пожалуйста.

ЗЫ. Сегодня зашла в топ Яндекса и обнаружила, что появилась возможность подписываться на топы по RSS. Топов теперь стало, к слову, четыре: по количеству ссылок, по количеству комментариев, по посещаемости и сводный. По-моему, это — всё в сумме — значительно удобней и разумней, чем было раньше.


Читать дальше...

6 июня 2009 г.

Праёлки

Всё забываю написать. Сосед дня три, что ли, назад подарил саженец голубой ели — былинка и четыре хвоинки в пластиковой стопочке. Я этому, конечно, очень рада, потому что обожаю ёлки, хоть голубые, а хоть бы и синие с жёлтым, но очень переживаю, что она у нас подохнет, потому что никакого решительно опыта по части лесоводства и ёлковыращивания у нас нет. Однажды только я, когда с бабушкой ходила по грибы (мне было пять лет), нашла офигительно красивую ёлочку, которая дохла под натиском малинника. Мы её выкопали и посадили возле дома, где песочек и трава не растёт, — типа спасли. Теперь она вымахала выше всех деревьев в деревне, но ей на момент пересадки было уже где-то совсем не меньше, чем мне, то есть она была высотой примерно с локоть. А эта — совсем лялечка, и я боюсь, что она окочурится. Кроме того, есть, наверное, разница между нашими среднерусскими ёлками и ихними полусиними мириканскими.

В общем, если у кого есть опыт выращивания таких ёлок, пожалуйста, нацарапайте в комменты что-нибудь умное, а? Я не передать как волнуюсЪ.


Читать дальше...

Вот, кстати, занятная штука

Идея не нова, но любопытна.

Технология гипервидео позволяет выделять в видеоролике объекты, с которым пользователь может взаимодействовать. Например, при наведении курсора или нажатии на объект, может открыться текстовая информация, ссылка в Интернет, другой видеоролик или сайдбар с дополнительной информацией.

Я, к сожалению, оценить на наглядном примере не могу, потому что система требует винду не ниже XP, а у меня двухтысячная. Думаю, впрочем, что шибко интерактивным этот продукт не является: во-первых, альфа, а во-вторых, слишком малый опыт накоплен этой технологией, чтобы можно было рассчитывать сразу на широкие возможности. Но очень хорошо уже то, что она наконец-то становится массово доступной. Посмотреть в любом случае не помешает.

Вот здесь вы можете более подробно ознакомиться с теорией (ссылку даю на сохранённую копию, т.к. у меня не открывается оригинал, и я не знаю, с чем это связано). Проблемы, как видите, постоянно упираются даже не столько в программное, сколько в аппаратное обеспечение, но с этим, в принципе, всё понятно и раньше или позже техника догонит идею. Что же касается области возможного применения технологии, то она весьма широка: от упоминаемых по ссылке онлайн-магазинов и учебных/научных пособий до создания нормальных индивидуальных вселенных — того, к чему в идеале стремились ещё Рихард Вагнер и Арриго Бойто.

В общем, пространство для творчества потихоньку расширяется, и это радует.


Читать дальше...

2 июня 2009 г.

Читать всем

В общем, ребята, я не знаю, правда всё это или нет, ибо проверить не могу, сами понимаете. Но рассуждаю следующим образом:

1. Если человек действительно осуждён невинно, то на том, кто, пребывая в страхе прослыть простофилей, ему не поможет, вина будет лежать б́ольшая, нежели на том, кто, пребывая в чистосердечном заблуждении, поможет провокатору, если человек провокатор и ни за что в действительности не осуждён, а просто развлекается;

2. В любом случае ни о какой помощи преступнику — даже невольной — тут не может идти и речи. Вопрос ставится так: человек либо осуждён без вины, либо провокатор;

3. Чисто интуитивно я склоняюсь к доверию: мне кажется, что всё написанное — правда. Разумеется, «кажется» в данном случае не аргумент, но в блоге, с одной стороны, слишком много контактных данных, а с другой — слишком мало «лирических отступлений» от темы. Одновременно же описанное правдоподобно выглядит и на общем фоне судейского бандитизма последних лет.

В связи со всем вышеизложенным просьба к вам — не промолчите. Человек, может быть, и вправду осуждён невинно. На сегодняшний день это, конечно, уже баян (меня действительно почти не было в интернете последние две недели, и о чём тут народ гудел, я понятия не имею), но в таких делах баянов не бывает. Распространяйте информацию, давайте ссылки на журнал aka Скирко и следите за событиями. Понятно, что если кто-то имеет выходы на СМИ или, там, на какие-нибудь властные структуры, то хорошо бы их поставить в известность. Все контакты в блоге указаны (раз указаны и два указаны). Я, конечно, сильно сомневаюсь, что это поможет (сдаётся мне, что человека скорее «сольют» окончательно, чем выпустят, да ещё и под фанфары справедливости), но ведь чем чёрт не шутит иной раз.


Читать дальше...

Этика отношений в зеркале мировой литературы

Ох, какая роскошная тема: Достоевский и суггестивная этика! Особенно хороша дискуссия, очень рекомендую, если кто в соционику играет. Сама туда ни за что не полезу, потому что никого там не знаю; им без меня хорошо, и слава роботам. Но здесь тему продолжу, она того стоит, по-моему.

Есть три писателя, книги которых я всё время собираюсь перечитать и никогда не перечитываю — просто не могу себя заставить. Это Достоевский, Драйзер и Шолохов. Моё знакомство с ними состоялось в разное время, но в результате от всех троих я огребла довольно большую порцию негатива, который так и не смогла переварить.

Драйзера мне посоветовала в восьмом классе подруга, которая была на год старше. Обнаружив его в своей домашней библиотеке сразу в нескольких экземплярах, я взяла тот, что посолидней, — им оказалась «Американская трагедия» (два тома едва ли не сороковых годов издания). Спросите меня сейчас, о чём эта книга, — я не вспомню, я помню только совершенно убийственный диссонанс между неправильностью (боже мой, ну, почему, почему они все такие идиоты?! почему они ведут себя так идиотски?! почему не сделают так, так или хоть бы вот так, на худой конец?!) и одновременной справедливостью всего описанного в ней (да, каждый получил по заслугам, и преимущественно за собственный же идиотизм). Тут повторюсь: книгу никогда не перечитывала, а прошло уже тридцать лет и три года, как в сказке просто. Поэтому, передавая свои тогдашние впечатления (которые я помню очень хорошо), я не могу настаивать, что подпишусь под ними сейчас, если вдруг соберусь с духом и всё-таки перечитаю АТ. Важно другое: диссонанс оказался могучим настолько, что я до сих пор его помню и стараюсь избегать. Но это был ещё только Драйзер, самое неприятное ждало меня дальше.

Всё та же подруга (она училась, напоминаю, уже в девятом, а я только в восьмом) сообщила мне об инсайте, который настиг её во время знакомства с Достоевским. Я была девочка уже не наивная и далеко не чукотская, мне Драйзера оказалось во как достаточно, поэтому кидаться на Достоевского без лишних раздумий я не стала, а для начала решила выпытать подноготную: что за книга и о чём она, собственно? Подруга — волоокий нежный ангел, ЭИИ по ТИМу, о чём я, к сожалению, узнала только тридцать лет спустя, — посмотрела на меня так, что я чуть не усомнилась в собственной сексуальной ориентации, и сказала: «“Преступление и наказание”. Про духовный рост и возвышение человека». Выражение «преступление и наказание» мне не понравилось, но во фразе «про духовный рост и возвышение» почудилось нечто величественное. Кроме того, я по глазам подруги видела, что асилить это надо, иначе грош мне будет цена, потому что без Достоевского я так и останусь бездуховная и совершенно не возвышенная, в отличие от неё, подруги, которой для возвышения и духовного роста никакого Достоевского и даром было ня нать, и с деньгами ня нать, а читала она его исключительно для удовольствия. Так что я пошла читать ПиН.

Одолев как-то залпом первую четверть, я проснулась в четыре утра с температурой под сороковник и всеми признаками тяжёлого отравления. Рвало меня так, что врач предложила матери госпитализацию. Мама мудро отказалась, а я, смиренно приняв свою бездуховность и невозвышенность, решила, что дочитать этот ужоснах лучше, наверное, потом, когда в школе зададут.

Когда припёрло и таки задали, я уже знала, что читать ПиН надо потихонечку, так что обошлось без эксцессов. На сегодняшний же день прочесть смогла ещё только «Братьев Карамазовых», «Бесов» и «Бедных людей». Общее у всех четырёх книг, если рассматривать их с моей личной точки зрения, — это ощущение полной безнадёги. Если Драйзеру хотя бы можно задать вопрос: «Какого чёрта герой сделал так, если была возможность сделать вот этак?» — то Достоевского спрашивать без толку, он описывает логические тупики, выходы из которых, на мой взгляд, выглядят чудовищно всегда, независимо от результата и оставляют только одну, по сути, возможность, — убить сибя апстену. А степень внутренней обнажённости героев такова, что мне и до сих пор физически невыносимо её наблюдать, несмотря на то, что неожиданностью она уже давно не является. Мне всё время хочется залезть внутрь книги и хоть как-то прикрыть весь этот срам, помешать автору позорить человека. В результате я парадоксальным образом то люблю книги Достоевского и самого Достоевского, но одновременно же ненавижу его читать, то наоборот, не люблю ни его самого, ни его книги, а люблю процесс их чтения. Когда хватает духу читать, люблю читать и при этом ненавижу автора и читаемую книгу; в промежутках — благоговею перед автором, но одна мысль о том, чтобы прочесть хоть строчку, написанную им, вызывает во мне протест сродни подростковому бунту против навязчивого воспитателя.

При этом Достоевский — единственный автор, кому удалось создать галерею персонажей, которым сопереживаешь, не симпатизируя. Вот этот диссонанс, между собственными отношением и эмоциональной реакцией, вообще выносит мозги напрочь. Более того, Достоевский заставляет сопереживать несимпатичным людям, причём весьма агрессивно, не сказать бы хамски. И способа воспротивиться этому в непосредственном контакте с его книгами нет. Не поможет даже закинуть книжку в угол и сказать: «Не буду!» — бесполезно, ибо уже. Можно выкинуть из головы все эти сопереживания заодно с героями и со всеми их неприятностями, но забвение такое в действительности окажется мнимым, потому что при одном только упоминании Достоевского сразу вернётся как ни в чём не бывало и память о созданных им ничтожествах, которых надо жалеть («Я сказал, надо! И ты — будешь!»).

К слову, Драйзер тоже пытается заставить сопереживать, но ему можно сопротивляться: его герои (как я их помню) вляпываются по собственной дури, и поэтому им не сострадаешь (огрёб — сам виноват). А вот у Достоевского откровенной дури, увы, мало, у него просто люди с минимальными возможностями оказываются в очень сложных обстоятельствах.

В общем, это… вышеизложенное было про мою болевую, наверное, этику отношений. О Шолохове ещё хотела написать, но не могу, вымоталась уже совсем. Фиг с ним, чай не критику «Тихого Дона» затеяла.

Ах, да, про подругу — Досеньку. Однажды я перед ней оказалась не права — по распиздяйству скорее, чем по сути, и в любом случае по детской мелочи. Так вот, тридцать лет и почти три года прошло — до сих пор не могу себе простить. И, как совершеннейший по части рефлексии эксперт, спешу сообщить, что загробный ад, которым пугают друг друга верующие, — это детская песочница. Найдите своего ревизора — и он очень быстро объяснит вам, что такое ад.

ЗЫ. А вообще, было бы здорово устроить соционический флешмоб: кто как кого читает. Присоединяйтесь, что ли?

ЗЗЫ. А ещё мне жутко интересно, как выглядят ревизии ЭСИ — СЛЭ и ИЛЭ — ЛСИ. Просто который месяц уже хочу их представить, а не получается. Есть тут Жуковы и Максимы, обременённые ревизорами? (Нету, скорее всего, но вдруг…)


Читать дальше...