«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

2 мая 2017 г.

В порядке обсуждения

Dimzar!

Не хочу я региться на нубклабе, там помойка. Поэтому на твой роскошный постинг, посвящённый песне «Invincible», я оставлю комментарий прямо здесь в надежде на то, что либо ты сам его нагуглишь, либо тебе его сорока на хвосте принесёт.


К сожалению, из двух страниц доступной оказалось только одна, содержащая первый куплет

Не поверишь: я нарыла и второй. Если пройти вот по этой ссылке на Амазон и кликнуть под изображением обложки «Посмотреть все три картинки», то второй картинкой окажется аккурат партитура с почти полным текстом. Во всяком случае текст как раз второго куплета там содержится полностью.

Если кликнуть на партитуру правой кнопкой мыши и выбрать «Открыть изображение», то картинка откроется целиком, и по ней даже лупой не придётся елозить (непростительное, конечно, упущение Амазона, я не понимаю, о чём думают эти буржуи).

Вот постоянный адрес картинки на Амазоне.

Вот сама картинка:


А вот текст второго куплета, который отлично на той картинке читается:

An ka ra near tha na gor
Mor ok ahm g lor
Mor ok go room pa la hoom
Ra va nee aah
И… вот хрен его знает, есть тут смысл или нет. Мой опыт работы с текстами на совершенно не знакомых языках слишком мал, чтобы я могла даже определить, поддаётся ли именно этот кусок дешифровке хотя бы на игровом уровне (понятно, что об уровне академическом в моём случае не может идти и речи).

Что до твоего эссе, то оно мне очень понравилось, потому что оно цельное, осмысленное и строго вписывается в рамки вселенной, без привлечения каких-то дополнительных фантазий. Понятно, что и оно на научность не претендует, зато оно отлично подталкивает к размышлению. Так что даже и не важно, какие там у песни слова в действительности и что они означают или не означают на самом деле.

Единственно, на что хотела бы обратить внимание.

1. К вопросу о сопоставлении слов Karanir (берём то написание, которое приведено у тебя в эссе) и Val’anyr. Ещё прекраснейший Зализняк предостерегал от распространённой ошибки наивной лингвистики: если на иностранном языке некоторое слово звучит, как слово «Коля», у обывателя появляется большое искушение подумать о том, что тут был какой-то Коля… и что вообще этот иностранный язык произошёл от русского. Такое искушение появится и в том случае, если слово «Коля» будет написано даже и не совсем как «Коля» (например, «Кол’я» или «Ко-ля» или «К оля»… или даже «Ялок»). Так вот, в ста процентах случаев это будет либо честной ошибкой, либо грязной спекуляцией. Лекции Зализняка (их можно найти, например, на «Элементах» в разделе «Лекции для школьников». Ещё можно найти в большом количестве на Ютубе) я сугубо рекомендую, причём не только тебе, но и вообще всем, кто ещё тут остался (а кто не остался, те сами виноваты, потому что пропустили самый смак ─ мою рекламу лекций Андрея Анатольевича Зализняка).

[Upd. Здесь дополню, а точнее закончу мысль ввиду некоторой неочевидности моего тезиса.

с одной стороны Kar – дренейский корень, означающий «свет», с другой – anyr, уже человеческий корень, означающий «свет»

Вот такое смешение корней, его в природе существовать практически не может.

И тут я позволю себе не то чтобы вмешаться или оспорить анализ, а просто предложить собственный взгляд на фразу из песни. В связи с этим продолжу: в особенности такое смешение корней будет чуждо для такой архаичной формы лирики, как плач. Если же мы учтём, что эта песня могла быть спета мальчиком над могилой его коня, то нам придётся признать, что дренейский корень в ней, помимо всего прочего, ─ ещё и анахронизм, потому что дренеи на Азероте появились много позже гибели Непобедимого. Я бы предположила (если бы принимала, как рабочую, гипотезу о том, что в этом слове присутствует корень «anyr», родственный тому, который содержится в слове «Val’anyr», и означающий, допустим, действительно «Свет»; а также если бы трактовала слово «Thanagor» как имя бога мёртвых), что «Kar» является не равноправным усилением слова «anyr», а приставкой к корню. Боги мёртвых ─ это в любой традиции проводники либо господа умерших душ (теней). Это, наряду с творцами миров, самые почитаемые боги любого пантеона. При этом они далеко не всегда противостоят творцам, богам рождения, но почти всегда связываются с подземным, «нижним» миром, связь которого со светом утрачивается уже очень рано.

Таким образом, если предполагать, что «anyr» означает «Свет», а «Thanagor» является эпитетом бога мёртвых («Король Мёртвых» или «Господин Мёртвых»), то логично предположить, что этот самый «тан» связывается со Светом через какой-то хитрый предлог, означающий либо проведение мёртвых душ по череде загробных испытаний (прежде чем они предстанут перед Светом и упокоятся в мире), либо отрицание Света (как у древних греков, например). Мне представляется, что первый вариант, с одной стороны, более логичен в контексте последующего многобуквия и в особенности в общем контексте вселенной, а с другой ─ более продуктивен, с точки зрения любой мифологии. Так что я выбираю «Ведущий к Свету» ─ эпитет, дошедший до наших дней из времён настолько далёких, что о них уже и память потеряна. «Тан» мёртвых, таким образом, как и положено, получается хтоническим существом, о котором не осталось уже даже смутного представления.

Конец апдейта];

2. К вопросу о слове «orbitas». Тот смысл, который про детей, ─ это, скорее всего, юридическая трактовка термина. Я подчёркиваю: скорее всего. Не поручусь, потому что в тонкости латинского языка никогда не вникала, но по ощущениям такая трактовка очень далека от лирического контекста. В данном случае этот термин будет трактоваться как просто «утрата» с оттенком лишения: вот был герой, значит, был, и тут мы его ─ опаньки ─ лишились. Печаль;

3. К вопросу о слове «comilito». Это не латынь. Дело в том, что термин, к которому ты апеллируешь («commilito»), ─ это составной термин. Он образован из приставки «com» (которая является, грубо говоря, разновидностью приставки «con» для определённых корней и несёт в себе значение соединения) и существительного «milito», которое означает солдата. Вместе эти два слова образуют одно и означают «товарищ по оружию». Таким образом, вторая «m» выпасть из слова никак не могла: это безграмотно. Следовательно, в этом слове мы имеем дело не с латинским языком. Естественно, это не мешает нам предположить, что слово «comilito» означает всё того же товарища-солдата, и мы можем даже с некоторой натяжкой обосновать такое значение заимствованием, например, из латинского «как слышится» (хотя на самом деле двойное «m» в латинском вполне себе слышалось. Но допустим, мы имеем дело с такими варварами, у которых в принципе нет слов, содержащих два одинаковых согласных звука подряд, и они вообще не представляют, как такое может быть, так что, заимствуя слово из латинского, они его модифицировали под свою фонетику). Но утверждать, что это именно латынь, мы не можем.

[Upd. 2. Кстати. Если предположить, что у этих не различающих сдвоенные согласные условных варваров была своя письменность, то нам даже не придётся объяснять специально, почему из заимствованного слова «commilito» у условных варваров выпала вторая «m». Вот так и выпала: они заимствовали слово на слух и записали его собственным письмом. А уж если это письмо было не алфавитное, а хотя бы слоговое, например, то там для «m» вообще никакого отдельного написания предусматриваться не будет, а там будет просто набор символов, которым обозначается слог «mi» (а ещё смешнее получится, если этот слог «mi» начнёт в разных ситуациях видоизменяться в соответствии с требованиями уже того языка, в котором он употребляется: например, время от времени превращаться в слог «ni» или «vi»).

Ещё кстати, при транслитерации с этого условно варварского языка обратно на исходный, вторая буква «m» потеряется уже по совершенно естественной причине: ей просто неоткуда будет взяться. И условный латинянин, если он эту транслитерацию увидит, с большой вероятностью даже не распознает заимствование из его собственного языка.

Действительно, если записать в русской транслитерации знаменитое латинское выражение «Dura lex, sed lex», то получится: «Дура лекс, сэд лекс». И это будет, разумеется, смешно и продуктивно для построения каламбуров, но только дети и очень наивные люди всерьёз подумают о том, что слово «дура» в этой транслитерации означает то же самое, что и русское «дура».

Или, например, вот такая транслитерация чешского ахтунга: «Позор на хлаву!» («Pozor na hlavu!»). На самом деле это, разумеется, никакой не позор, а банальное предупреждение: «Берегите голову!» («Внимание на голову», если дословно), и любой более или менее грамотный русский человек, столкнувшись с такой вывеской, как минимум заподозрит, что в объявлении не всё так просто, как читается и уж тем более как транслитерируется на русский.

Вот так же и наш героический условный латинянин, взявшийся транслитерировать условно варварское «comilito», увидит, конечно, в транслитерации некоторое графическое сходство с родным словом «commilito». Однако предполагать близкое родство своего боевого товарища с этим «comilito» он будет с очень большой осторожностью.

Конец второго апдейта.]

Вот, собственно, и всё. Спасибо тебе за эссе, я в кои-то веки прямо порадовалась.

Читать дальше...