«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

29 декабря 2009 г.

Вспомнилось чота

Когда я училась в шестом классе, меня назначили быть вожатой у октябрят-второклашек. Мне надо было организовывать вместе с ними всяческие сборы макулатуры, выпускать стенгазету, делать ещё какую-то фигню, а самое главное — проводить у них каждый вторник политинформацию. Политинформация, если кто не знает, — это когда все собираются ни свет, ни заря, а политрук вещает о нынешнем политическом положении и о событиях того периода, который прошёл со дня предыдущего собрания. Это было очень унылое мероприятие, потому что, по классике, оно заключалось в том, чтобы читать газеты и пересказывать их содержание. И вот…

Вы представляете себе, что такое пересказывать содержание газет восьмилеткам? Особенно в их, газет, политической части? Я тоже не представляю — даже сейчас. А тогда у меня вообще ум за разум заезжал. Не то, чтобы это было невозможно чисто технически, нет, чисто технически это было вполне возможно. Но я считала это: а) неэтичным, б) вредным для своего, то есть вожатского авторитета. Вожатский авторитет был мне судорожно необходим, и меня поймёт каждый, кто пробовал организовать ораву младших школьников хотя бы просто так, я уж не говорю о сборе макулатуры. И вот…

На второй политинформации я сказала так:

— Э… В мире, короче, за прошедшую неделю ничего не изменилось… э… и в ближайшее время не изменится. Но зато коммунистическая партия… э… остро нуждается в правильно воспитанных людях, которые… э… соображают по части гражданского долга, товарищества и… э… ну, и всего такого. Поэтому мы сейчас будем воспитывать… э… перечисленное и такое прочее. Лучше всего это делать посредством чтения рыцарских романов, потому что они… э… дают офигительно наглядный пример всего этого.

В общем, где-то с конца сентября и по конец мая мы читали «Трёх мушкетёров» — по сорок минут еженедельно. Педсовет был шоке, совет дружины тихо охуевал. Но мы делали по три плана на сборах макулатуры ежеквартально, и, по-моему, это было лучшим доказательством эффективности чтения Дюма в качестве уроков политической информации.

Я дочитала им «Мушкетёров» уже в июне (они почему-то принципиально отказывались читать сами и упросили дочитать им вслух в каникулы) и хотела продолжить на следующий год. Долго выбирала между «Айвенго» и «Отверженными». Ещё чего-то планировала (макулатурную тележку апгрейдить собиралась, помню). Опять же, в пионеры принимать… Но совет дружины решил, что этого такого с него хватит. И вот…

Больше всего это решение огорчило почему-то классную подшефных. Даже не знаю, почему.


Читать дальше...

28 декабря 2009 г.

Кошки, камушки, ракушки

Потому что чем больше кругом смерти, тем больше я хочу жить.


У нас который день подряд дождь, а сегодня к тому же сильный ветер (и, кажется, ближе к ночи снова шторм). Вчера я ничего не снимала, позавчера тоже. А двадцать пятого и сегодня, вот, выбиралась к катеру — там очень красиво. Снимать в такую погоду город нет никакого смысла, потому что всё утонет в сумраке, так что я снимала сабжевую мелочь — много-много радости, на самом деле.




У меня, кстати, была задумка, когда я ещё в ЖЖ обитала: вот, думала, куплю фотик, заведу специальную жэжэшечку для фоток и назову её «…с котегами». Не сложилось. Но с точки зрения котегов это ничего не меняет.




Котеги, известно, жывотные гнездовые. Гнездятся они в процессе насиживания — где насели, там и угнездились.




Последнюю фотку я не стала делать в полный размер, потому что она нерезкая вышла, и даже фотошопом её не исправишь. Но она мне просто нравится, так что пусть будет.

Вообще, с резкостью в такую погоду большая беда. Кто меня видел, тот знает: я скорее мелкая, чем наоборот. Так вот, меня элементарно сдувает. А сейчас ещё руки дрожат: во-первых, от холода, а во-вторых, из-за этих ублюдков, — так что из пяти-шести снимков нормальная резкость выходит только у одного приблизительно. Но я к весне исправлюсь.

Лужа на газоне:




Каменная рыба:




Каменный динозавр:




Каменная обезьяна:




Рапана в норке:




Просто под ногами лежало:






Просто мимо пробежало:




Читать дальше...

26 декабря 2009 г.

По поводу ёлки

Короче. Относительно остыв мозгами (относительно, потому что первые несколько часов после маминого звонка я, написав постинг, могла только плакать и курить).

Всем

Государство сделало мне такой подарочек к Новому году, что этот праздник у меня ни с чем хорошим ассоциироваться не будет как минимум ближайшие лет несколько. Во всяком случае забыть новогоднюю кремлёвскую ёлку 2010 года я точно никогда не смогу.

Эта ёлка была: а) срублена браконьерским образом б) на виду у всех и с помпой в) без малейшего сопротивления со стороны местных жителей, г) при полнейшем равнодушии со стороны надзорных органов, д) ради удовлетворения чиновничьего тщеславия, не более. Это, вот, совершенно объективный счёт к государству и к отдельным государственным структурам, совершенно без упоминания о том, что всё это произошло у меня в деревне. У меня в деревне — это уже мой личный счёт.

Следующее. Помимо того, что эта ёлка была срублена ровно так, как сказано в предыдущем абзаце, на её уничтожение, доставку и всё прочее было истрачено столько денег, что у меня волосы встают дыбом, когда я понимаю, сколько, например, библиотек можно было бы на эти деньги собрать, сколько аппаратуры закупить для больниц или школ и сколько перспективных проектов отдать в разработку. Я ещё поговорю с матерью (возможно, ближе к весне) и переспрошу у неё цифры и источник информации. Хотя практика показывает, что в подобных случаях больших промашек не бывает: люди просто знают и просто рассказывают о том, что знают. С хрена ли им выдумывать? Впрочем, деньги — это чисто для статистики. Меня наизнанку выворачивает, когда я вспоминаю, что дикая красота была уничтожена ради похвальбы.

Однако, ладно, действия властей меня шокировали, конечно, но в меньшей степени, чем действия, а точнее полное бездействие односельчан. Оно, в общем-то, понятно: бросаться грудью на амбразуру нынче немодно и даже моветон. Это только ветеранам простительно, но у нас остался один-единственный, кажется, ветеран, и он уже настолько плох, что по воду еле ходит, куда ему бросаться. Тем не менее, мне совершенно монопенисуально, что там модно, а что немодно.

Не всем

Ребята, Лёшка, Женька… Вы были в курсе? Если нет, ладно, проехали. Но если да, то почему молчали? Лёха, со слов матери, Клавка знала обо всём давно (во всяком случае про несколько месяцев караула возле ёлки ей или отцу, или твоему отцу, насколько я поняла, рассказала именно Клавка). Неужели ты ничего не знал заранее? Не, я понимаю, работа, Светка, мальчик, то да сё, телескоп опять же и своя хата с краю. Но ты же взрослый мужик-то, да? Ты природой рождён, чтобы защищать слабого. А что может быть слабее, чем красивое ничейное дерево? Или ты не для этого рождён, а для того, чтобы бабу ебать? Или я чего-то не поняла? Тогда поправь меня, потому что за две тыщи километров судить очень сложно, знаешь ли.

Женька. Ты — одна из тех, кто подписывал одиозное письмо 1986 года. Ты знаешь, о каком письме я веду речь. Ты забыла об этом? Или у тебя настолько четверо детей, что на ёлки просто времени не остаётся? А сколько лет было Машке, когда она подписывала то же письмо, что и мы? Намного ли больше, чем твоим старшим сейчас? Или тебе просто не пришло в голову, что дети могут принимать участие в делах взрослых, не отнимая у них, таким образом, времени? Или тебя заботит только судьба лошадей, но не судьба ёлок? Или ты тоже ничего не знала?

Ребята, вы в Москве живёте. Вы каждую неделю или по крайней мере каждый крупный праздник околачиваетесь в древне. У вас там родственники — безвылазно. У вас с ними постоянная связь. Почему вы ничего не знаете или же молчите? Почему вы ничего не написали мне заранее, если знали. КАКОГО ЧЁРТА?! Топ Яндекса закрылся только первого декабря. Первого, блядь, декабря! Мы могли успеть. Может быть, у нас ничего не получилось бы, но мы могли хотя бы попытаться. Вы это понимаете? Или вы, кроме своих норок, покатушек и носиков-курносиков, нихрена не видите и не слышите? Или вы не знаете о том, что распространение информации в электронном виде есть инструмент влияния почище этих ваших вчерашних газет?

Или вы просто не видите большой проблемы в том, что срубили красивую дикорастущую ёлку, потому что их навалом или потому что ещё вырастут? Если так, то мне вас отчаянно, до боли в подмышках жаль. И детей ваших просто адово жаль, сколько бы их ни было. Я вообще не представляю, как вы будете друг другу в глаза смотреть лет через десять.


Читать дальше...

25 декабря 2009 г.

Грустное

Звонила только что мама. Из нашей деревни срубили ёлку для Кремля. Устроили деревенским шоу с фейерверком и цирк с конями. Потратили миллионов не то пятнадцать, не то семнадцать (связь плохая была, я не разобрала цифру). Нагнали тьму ментовозов и ещё какой-то техники без счёта. Раздали местным жителям бухла по стописят и солдатской каши (это теперь тренд такой, да? Что-то я часто стала встречать выражения «солдатская каша» и «стописят» применительно к массовым выгулам).

Говорят, что несколько месяцев подряд эту ёлку круглосуточно караулили. Не знаю, не знаю, я там в октябре была — караула не нашла, сплошь бухой молодняк, да и тот редкий. Наверное, это был специально обученный караул. Подземный, например (даром, что ли, ёлка росла рядом с кладбищем?). А может, он прямо на ёлке сидел. Ну, да не суть.

Суть вот в чём. Как вы думаете, пятнадцать (пусть будет меньшая цифра) миллионов даже рублей (я не уточняла валюту) за одну только кремлёвскую ёлочку — это как, нормально?

Ну, и плюс к тому. Ёлка росла на отшибе от прочего леса и выросла очень красивой. При этом ей было около пятидесяти лет. И мне её, честно вам скажу, просто чисто по-человечески жалко. Ладно, Новый год — это святой для всякого русского человека праздник. Ладно, Кремль — это святой для всякого русского человека символ. Я этого всего не принимаю, но я готова это понять и даже снисходительно к этому отнестись, хуй с ним. Но ведь есть же, блин, специальные лесопосадки, разве нет? Почему для Кремля надо рубить ёлки в деревнях? Почему вообще для того, чтобы пощеголять перед иностранными представителями и показать пятиминутную телевизионную картинку, надо вырубать самые красивые дикорастущие деревья?

А ещё я чисто по-шкурному сквозь слёзы радуюсь тому, что ёлка, которую тридцать лет назад посадила я сама, никогда не будет срублена для этой жирной кремляди. Потому что к ней вплотную примыкает баня, и с одной стороны у неё ветки куцые. Меня это всегда очень огорчало. Я несколько дней подряд проплакала, когда узнала, что отец уже заложил фундамент для бани вблизи моей ёлки, и я ничего не смогу уже изменить. Я и теперь очень жалею, что он так сделал. Но вместе с тем я очень рада, что моя ёлочка никогда не достанется блядям из телевизора.

Вот только что это меняет для той ёлки, которая уже досталась?

Блин… Я всю жизнь думала, что в Кремль ёлки поступают из специальных ёлко-питомников. Мне никогда даже в голову не могло прийти, что их вот так тупо вырубают из деревень.

Плохо мне и мерзко. Это моя родина, понимаете? Единственная оставшаяся. Страны-то родной уже нет, а вот деревня ещё стоит. И мне плохо оттого, что она совершенно беззащитна перед властями, и мерзко оттого, что я ничего не могу сделать, чтобы её защитить.


Читать дальше...

24 декабря 2009 г.

Моск, дурь и фотки

1. Тихоокеанский театр военных действий зохавал мне моск, так что когда я сегодня читала постинг Корвина «Септимий Север и его сыновья», то вместо «битвы при Филиппах» прочла «битвы при Филиппинах». Прочла как должное и только на секундочку удивилась, почему употреблён такой странных предлог, «при». Потом, обнаружив в следующем предложении «британские легионы» и «Каледонию», ещё пару секунд не могла понять, где лопата.

2. Офисному планктону посвящается. Для любителей флеш-игр: Defender Tower Defence. Игрушка старенькая, два года ей уже, но я на неё только дня три назад наткнулась. Выткнулась вчера вечером. Иногда, наткнувшись на какую-нибудь простенькую и незатейливую игрушку, я начинаю самой себе напоминать голодного волчонка, который вдруг дорвался до мясокомбината. Но там на целый полк таких, как я, хватит, так что поиграл сам — поделись с другими.

3. Насчёт фоток я тут всех предупредила, да? Ну, так вот, пока на улице дубак, покажу-ка я вам некоторую домашнюю живность. Всё кликабельно, естественно.


     


Это Rhaphigaster nebulosa, aka клоп щитник, зверюшка, которая пригрелась у нас на зиму (летом таких по квартире околачиваются табуны — вместе с бабочками, кузнечиками и прочими подобными жывотными, залетевшими на огонёк. Зимой мы, естественно, никого не выгоняем, так что какие выживают, те иногда поселяются у нас, должно быть, на долгие годы). Это Васечка, вышел пожрать заварки.


     


А на старой квартире жил тарантул Маха, но мы уж ту Маху с собой не стали брать, когда переезжали. Если тут заведётся, я вам обязательно покажу. И Шурочку покажу, если вылезет ещё разок (и если сфоткать успею, конечно, потому что больно уж она шустрая).


Читать дальше...

20 декабря 2009 г.

Дорогое Мироздание!

Я тебе говорила, что у меня другого нет?

И не надо.





Цифромыльница Canon PowerShot A480. Я хреновый художник и практически никакой ещё фотограф, но с нами Дед Мороз и Дорогое Мироздание. Поэтому для тех, кто ещё ждёт севастопольских рассказов, у меня тоже есть новогодний подарочек.


Точнее, будет. Если погода наладится немножко. А если нет, тогда после НГ. В общем, как только ветер с ног сшибать перестанет.

ЗЫ. А ещё он кины снимать умеет. Только я пока не знаю, как их редактировать. Это всё, впрочем, дело техники.

ЗЗЫ. Сразу честно предупреждаю, что теперь тут будет очень много фоток. И как минимум поначалу это будут очень скверные фотки. Так что если чьё-то эстетическое чувство склонно убиваться в конвульсиях по любому поводу, считайте, что я вас предупредила.


Читать дальше...

19 декабря 2009 г.

Давний баян

По поводу высказываний Дивова насчёт Джордано Бруно.

Чтоб не плодить по интернетам количество людей, которые, благодаря глубокой эрудиции вышеуказанного ВПЗРа, буквально только что узнали, как оно там было на самом деле, даю ссылку и отдельно напоминаю следующее: о том, как оно там на самом деле было, сегодня точно не знает, похоже, никто. И знать, подозреваю, даже и не может.

А если может и тем более знает, пусть предъявит документы, я этому эрудиту только спасибо скажу.

ЗЫ. Это ведь ничего, что я на свою статью семилетней давности ссылаюсь, правда?


Читать дальше...

18 декабря 2009 г.

Документы по делу Александра Скирко

Выложены документы по делу Александра Скирко. Я понимаю, что в канун Нового года не каждый найдёт время и силы на их изучение, но ведь для того, чтобы сделать закладки и поставить напоминалку на послепраздников, много времени и сил не потребуется, верно?

ЗЫ. Те, кто до сих пор не в курсе, кто такой Скирко и что с ним случилось, могут прочесть его краткую историю вот тут. Те, кому интересно моё мнение на этот счёт, могут воспользоваться поиском по блогу (например, по ключевому слову «Скирко»).


Читать дальше...

15 декабря 2009 г.

Так, чота

Заценила классику яоя, «Ai no Kusabi» (аниме, гомосятина, жесть, если вкратце). Уныло, господа. Весьма уныло. Сижу теперь и думаю, насколько же должны быть подавлены естественные желания девочек, которые от этого тащатся, насколько же должна быть ограничена эмоциональная сфера их жизни и как же им должно быть скучно в наше время тотальной свободы. Их гнетёт вседозволенность, они не знают, как жить без диктата общественной морали, они вне рамок этой морали себя не мыслят. Они мечтают о том, как на их сексуальное влечение будет наложен запрет, запрет, ещё запрет, — и как они будут героически со всеми этими запретами бороться.

Интимные отношения намертво связаны у них с преодолениями тысячи табу. По-другому им скучно. Неинтересно. Серо, уныло и убого. Они мечтают, как с риском для репутации будут вожделеть парий, изгоев, чандал. И как эти парии, изгои, чандалы будут вожделеть их — с риском для жизни. И как они героически подохнут в единый миг со своими париями, победив смертью непобедимый диктат общества, — и вот тогда все всё поймут, устыдятся, прослезятся и очистятся.

Они хотят жестокого мира. Но проблема в том, что мир в своём милосердии оказался жесточе, чем они могут вынести: он не посягает на их свободу. Хочешь — в Камерун третьей женой езжай, хочешь — сама гарем заводи. Максимум, что будет — это выговор от соседей за шум и пьянки.

Они хотят бороться за обретение своего «я» — а бороться не с кем. Мир либерального, политкорректного века принимает их «я» без борьбы и позволяет им быть такими, какие они есть: слабыми, безвольными, равнодушными и неумными. У них нет стимула становиться лучше. Они и не стремятся стать лучше — у них эта потребность вытеснена в подсознание и прорывается на поверхность только в виде пристрастия к экстремальным сюжетам: когда в неестественном мире неестественные люди творят неестественные отношения. Они соглашаются активно поддерживать такие вещи, как волю, разум, чувство собственного достоинства, стремление к гармонии только при условии тотальной понарошки.

Как же прекрасно всё это укладывается в русло общественной морали…


Читать дальше...

12 декабря 2009 г.

Ещё обновление в «Избе»





Читать дальше...

10 декабря 2009 г.

Ониме, однако

Закон интернет-подлости — связь прекрасна, когда качать нечего, и связь отвратительна, когда требуется выкачать много чего.

Это я наконец-то решила приобщиться к аниме и даже нарыла неплохой, по виду, сериал, называется «Zipang» (кто смотрел, тот поймёт, а для остальных я, может, если желание останется, сделаю небольшой отзыв). Гадость в том, что нарыла я его на рутьюбе. Но закону подлости этого мало, и он кинул мне ещё одну подлянку — весь сегодняшний день, буквально с утра и буквально по настоящий момент, наш интернет напоминает радиосвязь периода II мировой войны в зоне боевых действий. Несмотря на это, я заценила уже четыре серии из двадцати шести возможных и пока нахожу проект очень даже ничотак. Ничотак для мульта, естественно.

Соответственно, вопрос к уважаемой публике: есть ли у кого-нибудь dvd-качество с русской озвучкой? Или хотя бы где такое продаётся? Озвучка критична, потому что глазки.

ЗЫ. Любимое слово японцев — «вари-вари», я правильно поняла?


Читать дальше...

6 декабря 2009 г.

Пилил сугроб кузнечик

Получила от Lloy флешмоб:

Вы отмечаетесь в комментариях, а я даю вам свои ассоциации на:
1) ваш аватар;
2) ваш ник;
3) вас лично.
Вы ищете картинки к этим ассоциациям и выкладываете в своем блоге.

Поскольку аватарки здесь появляются только у тех, кто имеет профиль в блогспоте, можете давать ссылки.

А мне, в свою очередь, достались следующие ассоциации:

Ночной снегопад

В качестве иллюстрации этой мысли прилагаю репродукцию картины японского художника Утагава Хирошиге (1797-1858) «Канбара. Вечерний снег» из серии «Пятьдесят три станции по токайдской дороге». Это, конечно, не вполне буквальная иллюстрация, но мне нравится эта картина, и я буду рада, если она понравится вам. Кликабельно:




Пила

Нет ничего проще. Встречаем: ГОСТ 30723-2001 (ИСО 6533-93, ИСО 6534-92). Машины для лесного хозяйства. Пилы бензиномоторные цепные. Динамические испытания защитного устройства передней рукоятки:




Кузнечик в библиотеке

Очень полезная вещь. Не верите? А вот:




Это формула, позволяющая по скорости стрекотания кузнечика определить температуру воздуха. Здесь T — температура по Фаренгейту, а N — число стрекотаний в минуту. И эту картинку можно интерпретировать даже двояко: с одной стороны, эти сведения библиотечные сами по себе, а с другой — они могут пригодиться для тех же самых библиотек на случай, если у них вдруг выйдут из строя все термометры. Тогда им останется только завести кузнечиков и время от времени прислушиваться к их стрекотанию.

ВотЪ. Если интересно поучаствовать, отмечайтесь.


Читать дальше...

Таки анонс

В «Избе-читальне» два постинга:

Ещё чуть-чуть о «Ямато» с точки зрения матчасти

«Одиссея самурая» — отзыв на сабжевую книгу Тамеичи Хара

Кому интересно, типа велкам.


Читать дальше...

3 декабря 2009 г.

Баски и всяко

1. Подборка просто для себя, но, может, ещё кому-нибудь пригодится. (Это, вообще, по уму надо бы в базу засунуть, но у меня сейчас туда просто руки не доходят, поэтому пока так.)


Герника — веб-портал о баскской культуре.

Euskara — сайт, посвящённый баскскому языку. (И есть ещё старая версия того же сайта, насколько я поняла; она сейчас не поддерживается.)

Эускади-мозаика — раздел, посвящённый стране Басков, на сайте Елены Артамоновой.

Размышления о басках и… остальном мире — ЖЖ всё той же Елены Артамоновой.

Этимологический словарь баскского языка (англ., pdf).

2. Политика. Я ничего не хочу писать про политику, я уже, по-моему, написала про неё если всё, что только можно, то по меньшей мере всё основное. Жадность, глупость и трусость — вот наша политика. Всё как всегда, и ничего не меняется. И всё перечисленное есть следствие безыдейности головного мозга и в целом импотенции. Потому что без идей стремлений тоже не бывает, и если нет стремлений, концепцией становится молчание, нормой — бегство, а поводом для гордости — воровство.

3. Когда наши власти пытаются примерить на себя мундир СССР, это выглядит отвратительно. Но когда глупцы, видя этот мундир, принимают его за существо и ставят знак равенства между прошлым и настоящим, это выглядит исключительно ржачно. На дворе двадцать первый век новой эры, людям по тридцать, по сорок, по пятьдесят лет, а они свято верят, что удостоверением личности деда Мороза являются синий халат и борода из ваты.

4. У меня вылился наконец-то саундтрек к «Ямато», так что вопрос о многохорошеймузыки временно снят. Могу, кстати, поделиться, если кому надо.

А ещё я с удовольствием почитала бы парочку-другую хороших фиков всё по тому же «Ямато». Ну, или хотя бы с чуть меньшим удовольствием отпинала бы парочку-другую плохих. Не знаете, фандом «Otoko tachi no Yamato», вообще, существует? (У меня есть подозрение, что нихрена он не существует, но мало ли.) Или, может, кто подскажет, где его вообще имеет смысл искать?

Сладких снов, ага.




Читать дальше...

2 декабря 2009 г.

Все мы немножко кошки

Ну, вот, почти ровно год назад я узнала, какая из кошек моя подружка, а сегодня мне рассказали, какая кошка я сама. :D

Котофейская Машина открыла ваш истинный облик!

Ты совершенно сумасшедшая кошка. Хорошо, что друзья и родственники уже немного привыкли к твоим выходкам, не то ты непременно свела бы их с ума.

Какая ты кошка?





Читать дальше...

1 декабря 2009 г.

Олений виндсёрфинг

Этого моря на картах нет, оно существует только в моих снах. Это какое-то северное море и вообще местами Заполярье. На его берегу стоит город. Город очень похож на Питер и одновременно на Амстердам, но это не Питер и не Амстердам. У меня же, в свою очередь, в этом городе стоит большой парусник — но это я знаю из предыдущих снов, а в текущем никаких парусников рядом не было, ни больших, ни маленьких, было только жгучее желание покататься с ветерком.

Что делает среднестатистическое рыло, когда ему хочется сёрфа? Правильно, он идёт в лабаз и покупает доску. Что сделала я? Я (за неимением, очевидно, лишнего бабла, которого действительно никогда нет) взяла старенькие лыжи, отодрала от них крепления и соединила вместе. Потом я взяла пенку (полиуретановую, ту, которой дырки в строительных конструкциях заделывают) и залила этой пенкой нижнюю часть. Не знаю, как насчёт реальности, но во сне это всё летало, причём вместо паруса, которого тоже, естественно, не было, я использовала себя и собственную куртку (держась при этом за лыжную же палку, установленную в середине моего НЛО).

Дальше сон углубляется и обрастает деталями. Так, например, я безо всякого удивления (во сне не удивляются) понимаю, что погода в целом соответствует той, какая иногда бывает над Финским заливом, — очень сильный ветер и мёртвый штиль на воде; узнаю заодно, что кругом зима. Кругом зима, но совершенно не холодно, и все катаются на лодочках так или иначе, поэтому главная моя задача — не врезаться в кого-нибудь, так как скорость бешеная. Сейчас я понимаю, что это был, очевидно, какой-то зимний праздник, чуть ли не Новый год.

В общем, все катаются — и я такая, вся в куртке, рассекаю. И вдруг вижу — на дне лежит труп. Ну, то есть мне кажется, что это труп. Я просвистываю мимо него, естественно, потому что затормозить заранее не успеваю, думаю про себя: «Вот, докатался уже кто-то, надо бы аккуратней», потом разворачиваюсь и лечу обратно, фтыкать, труп ли это. Сделав «лодка стой, ать-два», я начинаю вглядываться в очертания лежащего на дне предмета и тут понимаю, что это не больно-то труп. И вообще не предмет, а тень.

В тот момент, когда до меня доходит, что это северный олень, стоящий на берегу, олень срывается с места и мчится прямо на меня. Безо всяких лодочек. Он летит на меня, а я понимаю, что если он меня сейчас рогами треснет, видение трупа окажется пророческим, но сделать ничего уже не успеваю, потому что никакого ветра больше нет, и лыж моих виндсёрфовых тоже нет, а я стою хоть и на водной, однако же твёрдой поверхности (которая, воистину, весьма развита, но при этом ни единым атомом не лёд и не снег) и сообщаюсь с ней более чем свободно, но, к сожалению, и вполовину не так резво, как олень.

И вот, пока я всё это осознаю, олень подлетает ко мне и… безо всякого размаха тычется мне мордой в сгиб локтя. Так мы с ним весь вечер и прогуляли потом: он ходил за мной, как привязанный, а я почёсывала его лоб и рога. Улыбались друг другу, как два идиота, и получили массу восхитительных впечатлений.

Возле указателя «Направо Гаага, налево ротонда», под аркой, мой сон кончился.

Я чего хочу сказать… Народ, это удивительный город. Раньше я там была только летом и в те зимние периоды, когда ледостав, а вот теперь ещё и таким его увидела. Оттуда «метеоры» ходят на Шпицберген, там тюлени плещутся вокруг лодок, там Лондон буквально в двух шагах, но никому не интересен. Там вода никогда не грязна, а катера ходят безо всякого расписания. Там каналы и мосты, и чудесное зверьё, там люди — шиза, а не люди! Там же где-то стоит и мой бриг. Вы туда при случае заглядывайте, ладно? Лыжи виндсёрфинговые, есличо, так и лежат посреди залива. Они классные, только на полных курсах рыскают сильно. Если возьмёте надувную лодку — доберётесь до них минут за сорок примерно. А оленям передавайте привет (они совершенно разумные и всё поймут, гарантирую).

А я при случае туда обязательно вернусь, только, как всегда, не знаю, скоро ли.


Читать дальше...

29 ноября 2009 г.

Ну, музыкальное же, натурально

А вот этот ништяк называется hung. Его придумали швейцарцы Феликс Ронер (Felix Rohner) и Сабина Шерер (Sabina Schärer) в 2000 году.


Via Ковайная Твайь.

В Википедии о ханге есть короткая справка (английский вариант более информативен, но тем, кого подробности не интересуют, хватит, в принципе, и того, что по-русски).

С примерами оркестрового звучания в интернете как-то, вроде, не ахти. Определённо могу сказать только, что, вот, год назад БГ записал альбом «Лошадь белая», в одной из композиций которого, «Аригато», звучит, как утверждается, среди прочего и ханг. Прослушать можно тут. Ханга я в той аригате, правда, не разобрала, но, может, оно так и задумано.

ЗЫ. Где бы взять много музыки хорошей и разной?.. Только так, чтоб превьюшки были в обязательном порядке.


Читать дальше...

28 ноября 2009 г.

Да, вот это прикольно!

Каким бы мы видели небо, если бы у Земли были кольца, как у Сатурна:


Via freeresearcher.

Кстати, в коммьюнити ru_cosmos, в обсуждении этого ролика прозвучала мысль о том, что мировоззрение людей в связи с этими кольцами вряд ли сформировалось бы по-другому. А мне, например, так не кажется. Мне кажется, что с таким наглядным доказательством сферичности нашей планеты отдельные научные отрасли развивались бы куда как бодрее (а о том, что кольца представляют собой доказательство именно сферичности, дошли бы, я думаю, ещё в античности, как, собственно, дошли и до многого другого, включая чуть ли не расстояния до светил, если я ничего не путаю).

Кроме того, был бы иным баланс мифологических архетипов (с таким-то «мостом» над головой, ещё бы!) — а это уже, извините, довольно увесистый бабах по подсознанию, который не может не повлиять на сознательную часть жизни и, соответственно, на рефлексию — от выбора тем до их, тем, развития и осмысления. (Тут, вообще, можно повертеть, и это будет даже интересно. Вот, например, разделённость небосвода на две части — это обязательно стало бы сюжетом какого-нибудь мифа. Причём мотив разделённого неба присутствовал бы непременно в каждой культуре, а вот развитие этого мотива варьировалось бы в зависимости от широты: небо, поделённое на две равные или на две неравные части, например. Ну, и так далее, в общем-то, тут огород можно очень большой соорудить.)

ЗЫ. Да, а саундтрек подбирал явно какой-то юморист со стажем. В начальных строках так и просится: «Ave Maria, Terra ferrata est». :D


Читать дальше...

Таки всё ещё музыкальное

Тадам! Кавайная няка. Нереально кавайная суперняка. Кто сказал: «Фу, докатилась?» Идите в жопу, граждане, они действительно кавайные и наиклевейшие няки. Практически, гоп-ца-ца… эта… как её… як-цуп-цоп. В своём роде, естественно. Четыре минуты чистого кавая (нарыл сам — зарой другому).



В графе «название» я написала то, что думаю, а не то, как оно называется, если кто не понял. Качать в течение примерно месяца отсюда, кому надо (спасибо тебе добрая девочка, которой я снова и уже почти традиционно не могу сказать спасибо, потому что традиционно же вспоминаю об этом, когда ты уже где-то за горизонтом).

Пошла рыть дальше.


Читать дальше...

26 ноября 2009 г.

Обратно музыкальное

Мало мне музыки. Мало музыки хорошей и разной. Кругом всё какая-то плохая и, что ещё хуже, одинаковая. Грызя зубами подоконник, отслушала четыреста семисотый раз Ромеросов и пошла на дайри. Там есть такая фича, как вывод всех записей с определённым тэгом. Я решила, что если ништяков мне не обломится, то уж статистика-то обломится по любому.

Статистика мне обломилась и немедленно повергла так, что чуть вообще не извергла. Сегодня в среде дайри-меломанов рулят «Канцлер Ги» (пристрелите меня), кавайные няки (дайте мне срочно йаду) и прочий тому подобный пиздец, названия я уже забыла, но его там косой коси. Так же выложены пара-другая годных баянов, но баянов у меня и без того навалом. (Ещё рулит Меркьюри — по случаю, разумеется, — и меня он когда-то даже радовал, но после того, как я встретила очередную весну хорошо навеселе под «Богемскую рапсодию» а-капелла, а потом обнаружила себя в одной постели с незнакомым и почему-то тоже неодетым мужчиной, лидер Квинов сделался для меня фигурой не столько артистической, сколько исторической. Ибо от музыки я жду всё-таки более эмоционального, нежели структурного насыщения.)

Однако я была бы не я, если бы не нарыла в этой помойке хотя бы один ништяк. Один и нарыла. Чтоб добро не пропадало, делюсь.



Спасибо тебе, незнакомая милая девочка имени мальчика, опубликовавшая эту отраду, я не помню, как тебя звать, да, признаться, мне это поначалу было и вовсе не интересно, хотя, конечно, потом я вспомнила про тебя и устыдилась, но искать по новой не полезу, ты мне полдня назад на сорок какой-то странице попалась, смеёшься что ли? Пеши исчо.

А, да, скачать в ближайшие дней 20-30, наверное, можно отсюда.

Превед.


Читать дальше...

25 ноября 2009 г.

Солянко музыкальное

1. Гипнотическое зрелище:



Утащено у la-scandinavia (по ссылке так же рассуждения о структуре музыки и небольшая дискуссия о её визуализации, если кому интересно).

2. «Windmills of your mind» в лучшем и по сию пору исполнении Ноэля Харрисона:




Утащено у midori-ko (по ссылке, кстати, вполне годный поэтический перевод, сделанный автором блога, и текст на английском, если кому надо). Via m_sch.

Кстати, в коммьюнити имени Щербакова эту песню ассоциативно сравнивали с «Аллилуйя». Не знаю, что там насчёт словесных ассоциаций (это дело личное), а вот как произведение именно музыкальное мы «Ветряные мельницы…» по-русски всё-таки слышали. Правда, не там и не так. Нам её пел Никитин на стихи Левитанского (кто не понял, о чём я, тот, гарантирую, ничего не потерял).

Доброй ночи, да? :)


Читать дальше...

24 ноября 2009 г.

Солянко политическое

1. Конвенция по 282 статье — это анекдот из шести слов. Перевожу, как она звучит фактически:

ОК, у нас есть 282 статья и нет возможности её отменить или ввести в адекватное русло правоприменения. Давайте вместо того, чтобы добиваться изменения контекста, создания интересующих нас возможностей и, как следствие, отмены ненавистной нам статьи или организации такой правоприменительной практики, при которой эта статья перестанет быть всеобщим жупелом, сделаем вид, будто её нет! Мы не будем ею пользоваться в некоторых случаях, о чём и объявим во всеуслышание.

Ссылки по теме:

Инициация соглашения.

Коммьюнити соглашения в ЖЖ.

Дополнительно:

Частное мнение allan999 и далее по ссылкам.

Политическая импотенция принимает иногда совершенно феерические формы.

2. Realcorwin сегодня опубликовал постинг под названием «Теория консерватизма». Пост исполнен «-измами», как просто джинсовая ткань денимом. Однако сути консерватизма он не раскрывает, потому что не описывает консерватизм глагольным порядком, то есть не рассказывает нам о том, что последователи консерватизма делают в рамках своей идеологии.

В результате по сути получается российский национализм 2.0. Эти тоже не знают, чем бы оригинальным заняться в рамках названной идеологии, зато охотно рассуждают о своих отличиях от «чюрок» и «неруси».

3. По мнению губернатора Кировской области Никиты Белых, свободное исследование школьниками роли личности в истории при поддержке местных органов власти недопустимо.

Или это исследование роли личности Сталина недопустимо?

Или недопустимо участие КПРФ при организации подобных конкурсов?

Мне этот эпизод, с одной стороны, напоминает эпизод с конвенцией-282: Белых так же неохота контролировать объективность и политическую беспристрастность оценки конкурсных работ, как политиканам — осуществлять надзор за применением 282 статьи. С другой стороны, это хороший пример той самой нашей национально-патологической трусости, о которой я писала не так давно.

Интересно, а про роль личности Петра Первого организовывать конкурсы можно?

ЗЫ. Традиционно приношу извинения всем, кого ещё не оскорбила.


Читать дальше...

18 ноября 2009 г.

Из музыкального загашника

Разгребаю сегодня сабж, вот, нашла прекрасное.



Он дивный, правда? Монгол, есличо. Как звать и что поёт, понятия не имею; откуда взяла, давно уже забыла. Зато бодрит, и на том ему спасибо.


Читать дальше...

17 ноября 2009 г.

Как я Щербакова яйцами не накормила

Сегодня сон приснился про Щербакова. Как будто он за двести гривен устраивает квартирники. Ну, мы его, недолго думая, и пригласили, а он, нимало не промедлив, и приехал. Пел, да, причём песни были все новые. Целиком я их не запомнила, но несколько строк зацитирую:

…носили корзинами воду, пока она — лёд,
рубили мочетами сельву, пампасы и горы
(макеты один к одному, картон, пластилин).

Спев несколько песен, Щербаков начал проявлять признаки беспокойства. Я решила, что его надо покормить, а то как-то неудобно получается: он, вроде как, приехал и, вроде как, поёт, а мы, вроде как, сидим и слушаем, и даже угощения никакого не приготовили.

А надо сказать, что у нас с хавцами было как-то очень напряжно (у нас с ними по жизни почему-то напряжно): холодильник сломан (он действительно у нас сломан), поэтому всё, что я могла предложить Щербакову немедленно, ограничивалось сырыми яйцами, хранившимися на балконе, и остатками магазинного лечо. Лечо я отвергла как несущественное, а варить яйца (и жарить тоже) мне показалось слишком долгим занятием, потому что Щербаков явно приехал не навеки поселиться, и задерживать его такой мелочью, как приготовление яиц, было бы невежливо. Так что я их выдала как есть, со скорлупой. Ещё принесла плошку, нож и ложку (на всякий случай, если вдруг поэт захочет пожрать яйца из посуды, а не из скорлупы, проткнув иголкой, как все нормальные лентяи).

Однако Щербаков почему-то обиделся и начал ворчать о падении нравов и о человеческой неблагодарности. Я ему сказала, что, вообще-то, эти яйца — последняя еда, которая у нас есть, и что если они ему не нравится, он может питаться святым духом, а я тогда уберу их обратно на балкон. А он тогда улёгся на кровать пузом кверху, водрузил на пузо гитару и стал бренчать какой-то полузнакомый мотивчик, напевая:

Что касается всего сущего, я должен заметить, что его нет и никогда не бывало.
Есть только знаки, оставленные майя на скалах, и головные уборы из перьев —
их тоже делали майя.
Но что касается майя, я должен заметить, что их никогда не бывало,
они ещё только будут.

Кажется, он пел на каком-то иностранном языке, потому что во сне это всё было в рифму.

Ну, сами понимаете, предоставить записи этого квартирника я не в состоянии, поэтому сегодня слушаем заглавную песню альбома «Райцентр». Раз пошла такая пьянка, отчего б и не послушать?




Читать дальше...

16 ноября 2009 г.

Программное

Утомлённые адвентистами седьмого дня, свидетелями Иеговы и прочими противниками генной инженерии, коих в изобилии не только на улицах, но так же и по соседству, мы с gesha_x решили основать секту нопасаранцев Экзодуса.

Исповедуем покамест единоизыдение тех, кто против нас, и тех, кто против ГМО.

Нопасаран!


Читать дальше...

15 ноября 2009 г.

Клёво!



И ещё:


ЗЫ. Чмоке фсем в етом чяте. Я сейчас малость в реале, поэтому на комменты пока не отвечаю. Но вы пишите, кому не лень, вылезу — всем отвечу.

ЗЗЫ. Кстати, по ходу дела нарыла на ютьюбе «Otoko tachi no “Yamato”» — вроде бы, целиком, в пятнадцати частях, с английскими субтитрами. Надо? Если надо, выложу в «Избе» отдельным приложением к постингу о фильме.


Читать дальше...

11 ноября 2009 г.

Экспириенс

Нарыла некий бложег. Прочла в нём несколько постенгов и вот что заметила.

Человек перенял многое из моей системы символов — от единичных выражений до элементов синтаксиса (тут сразу примечание: из моей — это совершенно точно, потому что моё письмо весьма индивидуально, и заподозрить в нём чужое, а тем более спутать его с другим — это надо глаз не иметь). Так вот, человек из моей системы символов многое перенял. Результат: слова-то мои, однако моих связей между ними нет. Как следствие, нет и смысла. Выглядит очень ржачно. Ссылку давать, естественно, не буду, если человек меня сегодня читает и сам себя узнает — хорошо, а нет, так и фиг с ним.

Вывод 1, графоманский, для нормальных людей: бездумное заимствование составляющих чужой системы символов никогда не добавляет тексту ни ума, ни смысла.

Вывод 2, соционический, для сектантов: дорогие Гамлеты! Я понимаю, что, как заказчик ваш, оказываю на вас весьма нефиговое влияние, в том числе и плохо осмысленное. Но перенимать систему символов вам у меня всё-таки не надо. За системой символов обращайтесь, пожалуйста, к базовому логику (вон, хоть к Робеспьеру, если дуал не устраивает), а не к творческому.

Почему? Потому что творческая функция — это всегда проститутка, подчинённая базе. В случае же с парой ЧИ+БЛ, как у меня, это означает, что человек может одними и теми же словами доказать прямо противоположные вещи, причём выбор того, что же именно этот человек будет доказывать, полностью отдан на откуп его первой ЧИ — чем ему эта ЧИ в башку ёбнет, то его БЛ и докажет. При этом, поскольку он, как правило, сам не знает, что будет доказывать в следующий момент (ограничительная-то тоже интуиция, а не логика), его БЛ формируется с преобладанием ползучести и растяжимости (чтоб если мало ли, а то вдруг).

Проще говоря, для нас, ИЛЭ, прокладка связей — это спорт, тогда как для вас, ЭИЭ, — питательный бульон.

Совсем просто: в выражении «казнить нельзя помиловать» у меня знаки препинания изначально не расставлены, они появятся по ходу доказательства. При этом обратите, пожалуйста, особенное внимание на то, что я говорю не «запятые», а «знаки препинания». Да, в том числе и прописные буквы. Да, совершенно верно, прописные буквы служат в том числе и для выделения имён собственных. Казнить-то, доложу я вам, был рецедивист, вот в чём штука…

Так что люди вы, конечно, умные (почти все поголовно, и я ни разу не шучу), но тот ум, который отвечает за работу с системами (БЛ), у вас ориентирован не на самостоятельное инженерное творчество (вторая функция) в рамках интуитивного инсайта (осенило — обосновал или разработал теорию), а на восприятие и верификацию уже имеющихся связей (пятая функция) в формате волевого взаимодействия (получил приказ или партитуру — исполнил). Соответственно, и система символов, которую вы кладёте в основу ваших собственных рассуждений, должна быть максимально ориентирована не на гибкость (что нормально для второй логики), а на устойчивость.

Всё вышесказанное вы, разумеется, можете игнорировать, но поверьте, заимствуя моё «казнить нельзя помиловать» как есть, без знаков препинания (а хоть бы и с ними, но без учёта контекста), вы сообщаете только о том, что отлично усвоили программу первого класса средней школы и можете без помарок переписать в свою пропись выученные слова. Это, конечно, в большей степени смешно, чем грустно, но и грустно всё-таки тоже.


Читать дальше...

6 ноября 2009 г.

По поводу отмены топа Яндекса

Мне кажется, что причины закрытия топа Яндекса сугубо коммерческие, а не политические, что было бы лестно для интернет-общественности, и уж тем более не этические, как пытается убедить интернет-общественность сам Яндекс. В таких условиях биться грудью за сохранение топа бессмысленно. Были бы причины этические, можно было бы разбить их логикой, причём с лёгкостью, были бы политические — разбились бы об общую стену солидарности, пусть и с трудом. Но когда речь идёт о деньгах, а точнее, о развитии и даже просто о содержании финансово убыточного проекта, действенными аргументами могут служить только прагматические соображения: важно, чтобы маленький гешефт, который предлагается в обмен на сохранение топа, оказался чуть менее маленьким, чем расчётный в случае его, топа, закрытия.

Всё то же самое мы наблюдали в ЖЖ, когда СУП насовал в базовые аккаунты рекламу для анонимных посетителей: возмущались многие, объявили даже целый бойкот на целые сутки, но и привело это только к тому, что проигнорировано было мнение многих.

Поэтому ссылку на постинг Максима Свириденкова я оставляю безо всякой надежды на успех, исключительно по той же причине, по которой я поддержала бойкот двухлетней давности в ЖЖ, — я не хочу поддерживать закрытие топа своим молчанием.


Читать дальше...

5 ноября 2009 г.

Вот это супер, ога






Читать дальше...

4 ноября 2009 г.

«Мне скучно, бес»

Да, ребята, среди людей есть гении, и есть в ЖЖ. Это, вот, я сегодня как-то особенно отчётливо поняла.

ЗЫ. Нет, со Щербаковым это не связано абсолютно (и уж тем более с коммьюнити имени Щербакова). Хотя Щербаков, конечно, гений.

ЗЗЫ. Нет, я не к тому, что я гений, потому что давно уже не в ЖЖ. Хотя я, конечно, в своём роде тоже уникум, чотам.

ЗЗЗЫ. Нет, я думаю, что если бросить ЖЖ, это не приблизит к гениальности, за исключением случая, если человек гениально бросит ЖЖ, — тогда, конечно, приблизит.

ЗЗЗЗЫ. Кстати, выражение «бросить ЖЖ» очень неоднозначно, если хорошенько присмотреться. У слова «бросить» при некоторых равных могут оказаться синонимы вида: «метнуть», «кинуть», «уронить», «швырнуть» и т.п. В этом смысле, по-моему, есть над чем подумать. Вот, например, я совсем не откажусь признать гением человека, который гениально кинет ЖЖ. Пока что ЖЖ периодически кидает один только СУП, но он кидает без огонька и задору, без божьей искры. А вот кто б кинул его ну хоть талантливо?

ЗЗЗЗЗЫ. Накидайте мне, пожалуйста, ссылок на интересное, а? А я тогда одним из следующих постингов объёмную подборку сделаю, благо за полгода без обзоров много накопилось.

ЗЗЗЗЗЗЫ. Кстати, если кто чего проглядел, напоминаю, что я так же с удовольствием готова поговорить и о Щербакове. Я даже, кажется, готова написать о его песнях ещё парочку-другую телег, только не знаю, надо оно или нет, а если вдруг да, то что именно интересует общественность (потому что я сама как буриданов осёл: и то нравится, и к этому тянет).


Читать дальше...

Анонс

Обновление в «Избе-читальне»: «Роль и значение образа Марии в развитии образа лирического героя М. Щербакова».

(Для тех, кто читает известное коммьюнити, сразу ремарка: да, естественно, навеяно знамо чем; нет, не критика.)




Читать дальше...

31 октября 2009 г.

Ахтунг, в СУПе мелкие трубчатые кости!

Вы не читаете lj_ru_support? А зря. Мне лично инициатива с отчуждением имён ничем не грозит: в своём основном ЖЖ я залогинена постоянно, хрен отчудишь; у второго, который был кагбэ не публичным, такое имя, что нормальному человеку оно, во-первых, в голову не придёт, а во-вторых, не понравится; а третий вообще не жалко. Но у вас-то ситуации могут быть совсем другие, верно?




Читать дальше...

25 октября 2009 г.

Предлагаю новый писательский формат для всех желающих

(Как всегда, безвозмездно, то есть даром.)

Кто-то (кажись, «Интернетные штучки», но мне лень уточнять, и поэтому я заранее не настаиваю) не то вчера, не то позавчера (у меня каша в голове по поводу всего и сразу) рассказывал о веб-софтинах типа mind map. Mind map, если кто не в курсе, — это наглядное пособие для мозгового штурма: малюнки со всякими стрелочками, блоками, выносками, вставками, табличками и т.п. Хорошая вещь, на самом деле, потому что когда рисуешь такое от руки, раньше или позже неизбежно утыкаешься в проблему отсутствия места на бумаге, во-первых, и кучи зачёркнутых несчитовых стрелочек и буковок, во-вторых. В конце концов под этим несчитовым хламом теряется сама карта, и её приходится перерисовывать, и это раздражает и отнимает время, и, в общем, всё уныло.

Но я, собственно, о чём? Я, для начала, о софтине под названием Edraw Mind Map. В отличие от того, о чём писали в вышеупомянутом обзоре, она офлайновая, фриварная и мне лично очень нравится, потому что позволяет больше, чем любая вебдванольная фигулька (хотя справедливости ради отмечу, что, поскольку совместной работой я не увлекаюсь, то по этой части ничего и не знаю. Может быть, для кого-то это будет критично). Рекомендую, в общем, всячески.

А во-вторых, рисуя как раз очередную карту, я вдруг поймала себя на том, что подобным образом можно писать книги. Особенно кому лень. Особенно если с языком проблемы. Этакий комикс а-ля офисный брейнсторм. Ну, например (кликабельно):




И так далее в том же духе. Уверена, от этого все только выиграют: и авторы, которые не умеют писать, и читатели, которые не любят читать, и литература, которую уже затрахали и те, и эти, и вся культура в целом, которая всегда рада, когда появляется что-то новенькое. Тут главное только схемочку позатейливей смудрить, а остальное созерцатель сам дофантазирует.


Читать дальше...

24 октября 2009 г.

Йа дома

Потому что йа дубинко: поехала делать загранпаспорт и не взяла трудовую книжку. В результате планировала проторчать в Москве месяц, а получилось в общей сложности дней пять (остаток пробегала сначала по подмосковным ебеням, а потом по Питеру).

Sanchos_f, приношу извинения. Я очень надеялась дочитать, пока буду в Москве, но тупо не хватило времени. В следующий раз — обязательно.

Timonya, мой поезд уехал от интернета 10 октября, поэтому коммент и письмо я смогла прочесть только тогда, когда в них уже не было никакого смысла.

O_huallachain, спасибо за прогулку, это было и кстати, и просто приятно.

Питерские френды, простите, что даже не попыталась встретиться с вами, хоть и была у вас в гостях. Поездка получилась настолько спонтанной и краткой, насколько же и удивительной. Питер, как всегда, восхитителен, прекрасен и ни на что не похож.

По сумме: у меня нефиговый отходняк, т.к. всё, что я делала на протяжении последних двух недель, лучше всего обозначается безличным блоковским «метнулось». Мне метнулось, ага. Позавчера, как приехала, упалось и только сейчас, покачиваясь, доползлось.

С приехалом, короче.


Читать дальше...

9 октября 2009 г.

Об одном из аспектов моего распиздяйства

У меня производительность труда в цейтноте возрастает раз примерно в пятьдесят. Если бы я могла работать так же много, но стабильно, не самая худшая часть человечества давно бы уже получила искомый другой глобус. Но мне всё кажется, что времени для его изготовления ещё навалом, а когда мне кажется, что времени навалом, никто никуда не идёт и нигде ничего не делается.

Надо было три месяца пинать балду, околачивать хуем груши и бить баклуши, чтоб потом купить билет подальше от рабочего пространства и — внезапно, а как же! — почувствовать прилив работоспособности, и за шестьдесят два часа сделать то, до чего не доходили руки в течение всех этих трёх месяцев. Вопрос: почему внезапный прилив работоспособности не настиг меня где-нибудь посреди сентября? Я б ещё больше сделала. Ответ очень простой: остальное не критично и может подождать до моего возвращения.

И так всю жизнь, причём в результате оказывается, что всё равно чего-нибудь очень важного не успела. Заёбывает невероятно, честно говоря, но такое впечатление, что от меня это действительно не зависит. То есть я могу волевым решением усадить себя работать, но это будет надругательство даже не столько надо мной, сколько над самой идеей работы, и по-настоящему нормально я «включусь» всё равно только под дедлайн (причём выражение «включусь» надо понимать в том смысле, что где-то внутри меня, действительно, есть как будто какой-то переключатель, и он меняет режим сам по себе, а я не знаю не только, как им пользоваться по своему усмотрению, но даже и где он находится).

Это всё к тому, что после почти бессонного шестидесятичасового марафона мой головожелудок категорически нихьт, и я, кажется, начинаю подозревать, что такой режим несколько неполезен для организма.

ЗЫ. Все нормальные люди едут из Москвы на юг отдыхать, а я наоборот: в Москве будут мама с папой, деревня с баней, куча вкусного хавчика, любимая подруга и безделье, не считая эпизодов.

ЗЗЫ. На комменты к этому постингу, скорее всего, ответить уже не успею (особенно если они будут более или менее философского характера), так что на всякий случай всем привет.

ЗЗЗЫ. Вернусь, разумеется.


Читать дальше...

8 октября 2009 г.

Послезавтра уезжаю в Москву

Сабж предположительно на месяц (возможно, изрядно меньше, возможно, чуть больше — это уже просто не от меня будет зависеть).

Вопросы, пожелания, предложения, идеи и прочий телетайп мечите в комменты, есличо.




Читать дальше...

Шняга на память

Дорогое Мироздание, я понимаю, что должна была поспорить тогда с тобой на фотоаппарат, а сейчас поезд ушёл и фсётакое. Но я тебе, тем не менее, мануально сообщаю: таки да, интеграция историй про Золушку и про пекаря, который замочил дракона, в эту самую мою, хрен её знает, рукоп́ись тригонометрически закончена и хронологически, сука, подогнана тютелька в тютельку.

Что мне ещё надо сделать, чтобы, наконец, уже можно было фотоаппарат?


Читать дальше...

7 октября 2009 г.

Графоманам, писателям и к ним приравненным

Вот тут Синяя Ворона делает очень верное наблюдение, касающееся разницы между современными книгами о дореволюционном времени и собственно дореволюционными книгами. Суть этого наблюдения в восприятии народа: то, каким его видели раньше и каким он видится сегодня. Думаю, что это стоит прочесть и осмыслить не только тем, кто пишет историческую прозу, но так же и всем прочим пишущим, поскольку показателем аутентичности (а это значит во многих случаях, что и правдивости) произведения являются как раз вот такие «мелочи».




Читать дальше...

6 октября 2009 г.

Показания свидетельницы Вайян-Кутюрье: глаза на лоб, волосы дыбом

Эти показания есть в обоих наших изданиях: и в двухтомнике 1954 г., и в пятом томе позднейшего издания, так что любой желающий может с ними свободно ознакомиться. Тем хуже для любого желающего, потому что вопросы к этим показаниям можно задавать до бесконечности.

Например. На протяжении всего своего очень пространного рассказа Вайян-Кутюрье утверждает, что всех евреев в Освенциме старались уничтожить и что выживали буквально единицы и буквально только чудом. Однако в то же время

По другую сторону от нашего лагеря находился так называемый лагерь для семей. В него были помещены евреи из гетто в Терезиенштадте, которые в отличие от нас не были выбриты, не носили вытатуированные клейма. У них оставили их одежду, они не работали. Так они прожили шесть месяцев, а спустя шесть месяцев все обитатели этого лагеря были отравлены газом. В лагере было около 6 – 7 тысяч евреев. Через несколько дней из Терезиенштадта прибыли новые значительные партии евреев, они также были привезены целыми семьями, и шесть месяцев спустя их всех, как и первую партию, отравили газом.

То есть: людей, привезённых с целью уничтожения, целых полгода держали без малого не вольном выпасе. Они не работали, не подвергались тем унизительным процедурам, которым подверглись, например, француженки из партии, в которую входила сама Вайян-Кутюрье, явно питались за казённый счёт (а как бы они иначе выжили в течение шести месяцев за колючей проволокой?) — и это в ту пору, когда наши уже вдули немцам под Сталинградом и погнали их на Запад, когда на счету у Германии была каждая марка, не сказать бы грош (ибо, по словам самой Вайян-Кутюрье, она прибыла в Освенцим 27 января 1943 года, а летом 1944 её перевели Равенсбрюк). И это же в ту пору, когда, по словам свидетельницы,

Весной во всей Европе производили облавы на мужчин и женщин, которых отправляли в Освенцим, В живых оставляли лишь тех, у которых было достаточно сил для того, чтобы работать в течение лета. Конечно, в течение этого периода люди умирали ежедневно, но наиболее сильные, которым удавалось продержаться шесть месяцев, как, например я, настолько ослабевали, что в конце концов попадали в лазарет. Тогда-то осенью и производили большой отбор, чтобы не кормить зимой лишние рты. Всех женщин, которые были наиболее истощены, отправляли в газовую камеру, как и тех, кто болел довольно продолжительный срок. Евреек травили газом почти без всякого повода.

Чего же ради, спросим мы, так цацкались с семейными евреями? Оказывается, с ними так цацкались ради того, чтобы всех, до единого, отравить газом по истечении полугода.

Вы поняли логику «немецко-фашистской гадины Ганса»? Я — нет.

А трибунал понял, судя по всему, вот только мне совершенно не понятно то, что он понял. Может, у меня попросту мало мозга?

Кстати, «довольно продолжительный срок» болезни, который свидетельница называет в качестве одной из причин уничтожения, был, судя по всему, воистину продолжительным, потому что сама она переболела сыпным тифом — тяжелейшим заболеванием с высокой вероятностью летального исхода. Вайян-Кутюрье пролежала в сыпняке три с половиной месяца, вылечилась и выжила. Остаётся только гадать, что она подразумевала под «довольно продолжительным сроком», когда говорила о причинах умерщвления. Тот же самый вопрос, кстати, можно задать и относительно «наибольшей истощённости». Если наиболее истощённым нельзя назвать тифозного больного, то кого тогда можно так назвать?

Дальше. Касательно клеймения:

Вайян-Кутюрье: Мы прибыли в Освенцим рано утром. Наши вагоны были распломбированы, и нас выгоняли наружу ударами прикладов, для того чтобы направить в лагерь Биркенау, который входил в систему лагеря Освенцима… Мы совершили этот переход в лагерь, неся свой багаж… Нас направили в большой барак, затем – дезинфекционную камеру. Там нам обрили головы и вытатуировали на левой руке порядковый номер…

Дюбост: Были ли Вы очевидцем отбора [к уничтожению], который производился по прибытии партии заключенных?

Вайян-Кутюрье: Да, так как в то время, когда мы работали в блоке, который был пошивочной мастерской. Блок, в котором мы тогда жили, был перед тем местом, куда прибывали составы…

Дюбост: Производили ли перепись этих людей?

Вайян-Кутюрье: Нет.

Дюбост: На них не ставили клейма?

Вайян-Кутюрье: Нет, их даже не считали.

Дюбост: На вас было сделано клеймо?

Вайян-Кутюрье: Да.

(Свидетель показывает Суду клеймо на руке)

Дюбост: Ставили ли на заключенных по их прибытии в лагерь [Равенсбрюк] клеймо?

Вайян-Кутюрье: Нет. В лагере Равенсбрюк клейма не вытатуировывали…

Но в таком случае тот факт, что части прибывавших не вытатуировывали клейма, не может служить доказательством их безусловного и немедленного уничтожения, вы не находите?

Вообще, в том, что касается уничтожения, мне лично видится какая-то совершенно мракобесная вакханалия:

Мы видели из нашего блока, как спустя примерно 3/4 часа или час после прибытия партии заключенных из печей крематория начинали вырываться большие языки пламени и на небе возникало зарево от огня, поднимавшегося над рвами.

Вы когда-нибудь видели зарево от огня над крематорием? Я тоже не видела. Более того, я всю жизнь считала, что если из трубы валит огонь, это означает пожар в помещении. Исключением является московский химзавод в Капотне, так на то он и химзавод, и труба там такой высоты, что из-за Кузьминского лесопарка видать. Вопрос: какая зловещая химия использовалась немцами для сжигания трупов?

Однажды ночью мы были разбужены страшными криками. На следующее утро мы узнали от людей, работавших при газовой камере, что накануне было недостаточно газа и еще живых детей бросали в топки кремационных печей.

А взрослых бросали в топки мёртвыми, потому что взрослым недостаток газа умереть не мешал? Или они все, как один, хранили гордое молчание?

…после того, как тела были превращены в пепел, его просеивали снова в поисках золота.

Середина XX века, напоминаю. Нюрнбергский трибунал, на минуточку.

Поражает так же подход к документальным доказательствам:

Вайян-Кутюрье: …Если еврейские женщины, попадавшие в лагерь, находились на первых месяцах беременности, им делали аборт. Когда же они находились на одном из последних месяцев, то после того как они производили на свет ребенка, его топили в ведре с водой. Мне известно это, так как я работала в лазарете и знала, что этим руководила немка-акушерка, сидевшая по обвинению в уголовном преступлении — совершении абортов. Спустя некоторое время приехал новый врач, и в продолжение двух месяцев новорожденных еврейских детей перестали убивать. Но однажды из Берлина пришел приказ, в котором говорилось, что их снова следует уничтожать. Тогда матерей с детьми вызвали в лазарет, посадили на грузовики и увезли в газовую камеру.

Дюбост: Откуда Вы знаете о приказе, пришедшем из Берлина?

Вайян-Кутюрье: Я была знакома с заключенными, работавшими в секретариате СС. В частности, я знаю словацкую женщину, которую звали Херта Рот и которая в настоящее время работает в отделении ЮНРРА в Братиславе.

Дюбост: Это она сообщила Вам о приказе?

Вайян-Кутюрье: Да.

Судорожно ищу в материалах Нюрнбергского процесса указанный свидетельницей приказ или на худой конец показания Херты Рот. Может быть, они есть в полном собрании?

Теперь. О, эти даты…

…В Освенцим меня отправили 23 января 1943 г., а прибыла я туда 27 января… Весной 1944 года был организован блок для близнецов. Это было в то время, когда прибыла колоссальная партия венгерских евреев, приблизительно 700 тысяч.…

Дюбост: Госпожа Вайям-Кутюрье, не могли бы Вы дополнительно рассказать о том, что Вы увидели перед самой отправкой из этого лагеря и при каких обстоятельствах Вас из него увезли?

Вайян-Кутюрье: В 1943 году перед тем, как мы были увезены из Освенцима, нас поместили в карантин.

Дюбост: Когда это было?

Вайян-Кутюрье: Мы пробыли в карантине [«Это был блок, находившийся перед лагерем по другую сторону колючей проволоки».] в течение 10 месяцев: с 15 июля 1943 г. по май 1944 года. Затем мы были возвращены на два месяца в лагерь, после чего нас отправили в Равенсбрюк…

Маркс [от имени защитника организации СС адвоката Бабеля]: Как можно объяснить тот факт, что у Вас есть точные статистические сведения, например, что 700 000 евреев прибыло из Венгрии?

Вайян Кутюрье: Я вам сказала, что работала в канцелярии, а что касается Освенцима, то я сказала, что была знакома с секретарем, фамилию и адрес которой я называла суду.

Маркс: Утверждают, что только 350 000 тысяч евреев прибыло из Венгрии, по данным начальника гестапо Эйхманна.

Вайян Кутюрье: Я не желаю спорить с гестапо. У меня есть веские основания считать, что то, что заявляет гестапо, не всегда бывает точно

(Смех в зале).

Стон сквозь зубы.

Прежде всего, до того, как Маркс задал свидетельнице вопрос, она ничего не говорила о работе в канцелярии. О работе она говорила буквально следующее:

1. Работа в лагере Освенцим состояла… прежде всего в осушении болот. Осушение болот было наиболее тяжелой работой… Во время работы нас охраняли эсэсовцы… и натравливали на нас собак… Мне пришлось видеть, как одна женщина была разорвана собаками. Она умерла на моих глазах…

То есть сама свидетельница, если, конечно, её товарку не порвали где-то в другом месте, работала на осушении болот. Кроме того, она носила трупы:

2. 5 февраля 1943 года… была сформирована колонна заключенных, в которую входила и я. Эта колонна направилась на равнину, которая напоминала поле сражения, так как ее покрывали горы трупов. Мы перенесли во двор 25-го блока как мертвых, так и умирающих, которые находились там в обстановке большой скученности.

Ещё она работала в лазарете:

3. …я могу сказать, что видела в лазарете, в котором я работала, молодых евреек из Салоник… я работала в лазарете…

А также она работала в пошивочной мастерской:

4. …в то время… мы работали в блоке, который был пошивочной мастерской…

Это, кстати, было весной 1944 года. Во всяком случае, свидетельница упоминает об этом в связи с прибытием «колоссальной партии венгерских евреев». Дюбост спросил Вайян-Кутюрье, была ли она «очевидцем отбора, который производился по прибытии партии заключенных», и Вайян-Кутюрьер сказала: «Да, так как… блок, в котором мы тогда жили, был перед тем местом, куда прибывали составы», упомянув, между прочим, что работала она в ту пору в пошивочной мастерской. Ещё ниже она упомянет лето 1944 года, и, таким образом, у нас не останется сомнений, что речь идёт именно о том периоде, когда прибыла венгерская партия.

Кроме того, мы знаем, что свидетельница, по её словам, не работала ни на заводе, ни на фабрике, ни в газовых камерах:

5. Некоторые из заключенных работали на заводах, на которых производили снаряды и гранаты… Как и нас, этих заключенных вызывали утром и вечером на перекличку… была еще большая фабрика, Буна, но, поскольку я там не работала, я не знаю, что там производили… я знала людей, которые входили в команды, работавшие в газовых камерах.

Больше она о работе ничего не сообщает, и, таким образом, её упоминание о работе в канцелярии, да ещё и с апелляцией к вышесказанному, звучит, мягко говоря, неправдоподобно — особенно с учётом того, что как раз во время прибытия спорной партии венгерских евреев она, по собственному же утверждению, работала в пошивочной мастерской.

Что же касается упомянутого секретаря, фамилию и адрес которого свидетельница назвала суду, то это, очевидно, та самая Херта Рот, на которую Вайян-Кутюрье ссылалась, говоря о приказе об умерщвлении младенцев.

Таким образом, у трибунала оказалось очень много оснований вызвать Херту Рот в суд и допросить её, выяснив заодно источники полученных ею сведений. Возможно, имело смысл подвергнуть так же обеих свидетельниц перекрёстному допросу.

Остаётся только гадать, что подвигло высокий суд хихикать в то время, как должен был рассматриваться вопрос о вызове дополнительного свидетеля. Воззвание к моральному облику нацистов — это, разумеется, самый железобетонный аргумент из всех возможных, но если он действительно был таким железобетонным, почему нацистских лидеров не казнили после первого же заседания трибунала?


Читать дальше...

5 октября 2009 г.

Дневники Франка: ещё одна странность аргументации

С аргументами у обвинителей и судей всё-таки какая-то херня выходит. Перечитывая, например, выступление помощника главного обвинителя от СССР Л.Н. Смирнова, я споткнулась в разделе «Преступления против мирного населения» о следующий здоровенный кусок (я, вообще, в материалах процесса буквально о каждый второй кусок спотыкаюсь, но этот меня чуть с ног не сшиб. В нём идёт речь о дневниках Ганса Франка — одного из подсудимых, в прошлом министра без портфеля и генерал-губернатора Польши. Форматирование поправила, извините за пространную цитату: тут либо цитировать простынями, либо вообще эту тему не поднимать):


Начавшееся 10 мая 1940 г. наступление на западном фронте отвлекло внимание мирового общественного мнения от преступлений, совершавшихся под непосредственным руководством Франка, и позволило Франку осуществить осуждение военно-полевыми судами к смертной казни и физическое уничтожение нескольких тысяч представителей польской интеллигенции.

Я цитирую выступление Франка на заседании полиции от 30 мая 1940 г. {Уточненный перевод текста выступления Франка см. документ ПС-2223 в разделе «Документы».}, где окончательно был решен вопрос об этом злодеянии:

«10 мая началось наступление на западе, и в этот день во всем мире пропал интерес к событиям, которые происходят здесь, у нас.

То, что натворили во всем мире ужасной пропагандой и клеветой на поведение национал-социалистских властителей в этой области, было бы для меня совершенно безразлично — тревожит ли это американцев, французов, евреев или папу римского, однако ужасно для меня и для каждого из вас непрерывно в продолжение этих месяцев слышать из министерства пропаганды, из министерства иностранных дел, из министерства внутренних дел и даже из армии голоса о том, что мы проводим режим убийц, что нам надо прекратить эти злодеяния и т. д.

При этом, конечно, было ясно, что мы должны сделать заявление о том, будто бы мы этого больше делать не будем.

Было также ясно, что до тех пор, пока эта область находилась под перекрестным огнем всего мира, мы были лишены возможности предпринимать нечто подобное в большом масштабе. Но с 10 мая мы не придаем этой ужасной всемирной пропаганде никакого значения. Теперь нам нужно использовать удобный момент...

Я признаюсь откровенно, что тысячи поляков поплатятся за это жизнью, и прежде всего это будут руководящие представители польской интеллигенции. Нас всех, как национал-социалистов, это время обязывает позаботиться о том, чтобы польский народ не был в состоянии оказывать сопротивление».

Я особенно привлекаю внимание Суда к следующей фразе: «Я знаю, какую ответственность мы этим берем на себя».

«...Более того, обергруппенфюрер СС Крюгер и я решили, что мероприятие по умиротворению будет проведено ускоренными темпами.

Я прошу вас, господа, помочь нам со всей энергией при выполнении этой задачи. Что касается меня, то я сделаю все, что могу, для того, чтобы облегчить ее выполнение.

Я обращаюсь к вам как борец национал-социализма, и больше мне нечего вам сказать. Это мероприятие мы проведем. И, говоря откровенно, во исполнение приказа, данного мне фюрером. Фюрер сказал мне: “Вопрос о немецкой политике и обеспечении ее проведения в генерал-губернаторстве является сугубо личным делом ответственных лиц генерал-губернаторства”.

Он выразился следующим образом: “Необходимо ликвидировать имеющееся в настоящее время в Польше руководящее ядро, что еще подрастет потом, — нам нужно выявить и через определенный промежуток времени также устранить. Затем нам нужен германский рейх. Чтобы не обременять этим имперскую организацию немецкой полиции, нам не нужно сажать эти элементы в германские концентрационные лагеря, потому что тогда у нас начались бы хлопоты и ненужная переписка с их семьями, — мы ликвидируем их в самой стране. Сделаем мы это в самой простой форме...”

Что касается концентрационных лагерей, то ясно, что мы не хотим устраивать в генерал-губернаторстве концентрационные лагеря в полном смысле этого слова. Кто нам подозрителен, должен быть тотчас же ликвидирован. Если в концентрационных лагерях рейха находятся заключенные из генерал-губернаторства, то они должны быть предоставлены операции “АБ” {Шифрованное наименование акции по уничтожению польской интеллигенции.} или уничтожены на месте».

Цитирую далее продолжение этого же выступления в разделе «Дополнительные выдержки из дневника Ганса Франка, относящиеся к 1940 году».

«Мы не можем сваливать на имперские концлагеря наши собственные дела. Ужас, сколько мы имели хлопот с краковскими профессорами. Если бы мы за дело взялись отсюда, вышло бы по-другому. Поэтому мне хочется настойчиво просить вас никого больше не спихивать в концлагеря империи, а на месте проводить ликвидацию или налагать надлежащие наказания. Все прочее обременяет империю и приводит к постоянным затруднениям. Здесь у нас совсем другая форма обращения, и этой формы мы должны придерживаться. Я настоятельно обращаю внимание на то, что даже в случае заключения мира в этом обращении ничего не изменится. Этот мир будет только означать, что мы как мировая держава будем еще интенсивнее, чем до сих пор, проводить в жизнь нашу обычную политическую линию».

В связи с этим я считал бы возможным привлечь внимание Суда к тому обстоятельству, что все крупнейшие лагеря уничтожения были действительно размещены на территории «генерал-губернаторства».

Почему я об этот кусок споткнулась? Потому что мне показалась неочевидной связь между следующими данными:

1. Франк пишет, что «проводить ликвидацию или налагать надлежащие наказания» следует на местах, не «спихивая» свои обязанности на концлагеря империи. При этом он разделяет карательные меры на ликвидацию и т.н. надлежащие наказания;

2. Смирнов обращает внимание на то, «что все крупнейшие лагеря уничтожения были действительно размещены на территории “генерал-губернаторства”».

Для начала я обратила внимание на то, что выдержки из дневника Франка относятся к 1940 году. Я снова перечитала показания Гесса, которые пыталась чуть-чуть проанализировать в одном из предыдущих постингов. Из этих показаний ясно следует, что лагеря уничтожения касались в основном «окончательного разрешения еврейского вопроса», и Гиммлер дал на этот счёт указания Гессу, по его же словам, в 1941 году.

Таким образом, мы снова должны предположить, что либо Гесс лжёт, либо и впрямь нет никакой связи между заявлением Франка о ликвидациях и наложении наказаний на местах, с одной стороны, и заявлением Смирнова о географии крупнейших лагерей уничтожения — с другой.

Смирнов в своём выступлении сослался на дневники Франка. Этот документ в материалах Нюрнбергского процесса идёт под номером 2233-PS (по ссылке самый последний по оглавлению). В оригинале он составлен по-немецки, однако в пятом томе «Нюрнбергского процесса» нашего издания 1991 года («Преступления против человечности») он частично приведён по-русски, и я позволю себе процитировать этот перевод целиком (ещё раз прошу прощения за много чужих букв. Форматирование и ачепятки поправлены, полужирным выделены имена выступающих с речью лиц — это может пригодиться для дальнейшего анализа):

Заседание с чиновниками полиции
в четверг 30 мая 1940 г.
заседания: 10 час. 20 мин.

Генерал-губернатор, имперский министр
д-р Франк
:

...Господа!

На это я должен сказать только одно: я могу проводить эту польскую политику только вместе с вами. Извините за откровенность. Если бы здесь в стране у меня не было бойцов старой национал-социалистской гвардии полиции и СС, с кем было бы нам тогда проводить эту политику? Я не мог бы делать этого с вермахтом и вообще ни с кем. Это такие серьезные дела, и мы, как национал-социалисты, стоим здесь перед такой чудовищно трудной и ответственной задачей, что даже говорить об этих вещах мы можем только в самом тесном кругу.

Поэтому, если мы перед лицом всех этих трудностей хотим достичь цели полного господства над польским народом на этой территории, то мы должны не терять времени. 10 мая началось наступление на Западе, это значит, что в этот день угас преобладающий интерес мира к происходящему здесь у нас. Чего только ни натворили в мире пропаганда зверств и лживые сообщения о действиях национал-социалистских властей в этой области. Мне было бы совершенно безразлично, если бы по этому поводу приходили в возбуждение американцы, или французы, или евреи, или, может быть, папа римский. Однако для меня и для каждого из вас ужасно в течение этих месяцев вновь и вновь слышать голоса, раздававшиеся из министерства пропаганды, из министерства иностранных дел, из министерства внутренних дел и даже из вермахта о том, что мы установили убийственный режим, что мы должны прекратить этот ужас и т. д. Было также ясно, что с тех пор, пока эта область находилась под перекрестным огнем всего мира, мы были лишены возможности предпринимать нечто подобное в большем масштабе. Но с 10 мая мы не придаем этой ведущейся в мире пропаганде зверств никакого значения. Теперь мы должны использовать предоставившийся нам момент. Если теперь там, на Западе, каждую минуту и секунду должны приноситься в жертву тысячи жизней людей лучшей немецкой крови, то, как национал-социалисты, мы обязаны думать о том, как бы за счет этих немецких жертв не поднялась польская нация. Поэтому именно в это время я в присутствии обергруппенфюрера СС Крюгера {Высший руководитель СС и полиции в так называемом генерал-губернаторстве, статс-секретарь при Гансе Франке.} обсудил с камрадом Штрекенбахом {Бригадефюрер СС, один из приближенных к Франку лиц, впоследствии работал в центральном аппарате РСХА.} эту чрезвычайную программу умиротворения, содержание которой сводилось к тому, чтобы в ускоренном порядке покончить теперь с массой находящихся в наших руках мятежных политических деятелей сопротивления и прочими политически неблагонадежными индивидуумами и в то же время разделаться с наследием прежней польской преступности. Я признаюсь откровенно, что тысячи поляков поплатятся за это жизнью, и прежде всего это будут ведущие представители польской интеллигенции. Нас всех, национал-социалистов, это время обязывает позаботиться о том, чтобы польский народ не был в состоянии оказывать сопротивление. Я знаю, какую ответственность мы тем самым берем на себя. Ясно, однако, что мы можем это сделать, исходя как раз именно из необходимости взять на себя защиту рейха с фланга на Востоке. Но более того: обергруппенфюрер Крюгер и я решили, что акция умиротворения будет проведена в ускоренной форме. Позвольте вас просить, господа, помочь нам при выполнении этой задачи со всей вашей энергией. Все, что от меня зависит, будет сделано для того, чтобы облегчить выполнение этой задачи. Я обращаюсь к вам, как к борцам национал-социализма, и, пожалуй, мне нет необходимости что-либо к этому добавлять. Мы проведем это мероприятие, как я могу сообщить вам доверительно, именно во исполнение приказа, который дал мне фюрер. Фюрер сказал мне: вопрос проведения и обеспечения германской политики в генерал-губернаторстве является первым делом ответственных лиц генерал-губернаторства. Он выразился так: то, что мы сейчас определили как руководящий слой в Польше, нужно ликвидировать, то, что вновь вырастет на смену ему, нам нужно обезопасить и в пределах соответствующего времени снова устранить. Поэтому нам нужен германский рейх, чтобы не утруждать этим имперскую организацию германской полиции. Нам не нужно тащить эти элементы сначала в концентрационные лагеря рейха, так как в результате мы имели бы излишние хлопоты и переписку с членами семей, напротив, мы ликвидируем это дело в этой стране. Мы также сделаем это в той форме, которая является простейшей...

Бригадефюрер Штрекенбах сообщает далее о нынешнем состоянии акции «АБ» и указывает во введении, что полиция безопасности в период с осени прошлого года по март решила задачи, которые были ей указаны, и провела акции, возникшие в ходе общей работы полиции. Параллельно проходила подготовка к планомерному, а тем самым и окончательному подавлению польского политического сопротивления и одновременно к обезвреживанию преступного мира в генерал-губернаторстве. С первой большой акцией против польского движения Сопротивления теперь, собственно, началась планомерная работа. Это широкое вмешательство в польское движение Сопротивления означает начало, которое никогда не будет иметь конца. Ибо однократный арест функционеров не означает конца движения, но дело идет всегда от одного ареста к другому. Так и полиция безопасности со времени акции 31 марта вновь не избавилась от движения Сопротивления, наоборот, оно будет всегда оставаться нашим противником, пока в генерал-губернаторстве вообще имеются круги, которые хотят противопоставить германской администрации сопротивление....

В руках полиции безопасности к началу чрезвычайной акции по умиротворению находилось около 2000 мужчин и несколько сот женщин, которые были взяты под стражу в качестве каким-либо образом уличенных функционеров польского движения Сопротивления. Они действительно представляют собой интеллектуальный руководящий слой польского движения Сопротивления. Конечно, этот руководящий слой не ограничивается 2000 лиц. В делах и картотеках службы безопасности находятся еще около 2000 имен лиц, которых следует отнести к этому кругу. Это лица, которые, учитывая их деятельность и их поведение, и так без исключения подпадают под действующее в генерал-губернаторстве распоряжение об осадном положении. Суммарное осуждение этих людей началось в тот момент, когда был издан приказ о чрезвычайной акции по умиротворению.

Обсуждение военно-полевыми судами 2000 арестованных приближается к концу, и осталось вынести приговоры лишь еще немногим лицам.

После вынесения остальных приговоров военно-полевыми судами начнется акция по задержанию, которая должна привести в руки полиции безопасности, а тем самым к суммарному осуждению, и круг известных службе безопасности, но еще не арестованных людей. Результат этой акции по задержанию еще не установлен. Он рассчитывает на 75%–ный результат. Всего, таким образом, акция охватит круг приблизительно в 3500 человек. Нет никакого сомнения, что с этими 3500 лицами будет взята политически наиболее опасная часть движения Сопротивления в генерал-губернаторстве...

Господин генерал-губернатор подводит итог совещания и говорит: Что касается концентрационных лагерей, то мы уяснили себе, что здесь, в генерал-губернаторстве, мы не намерены сооружать концентрационные лагеря в собственном смысле слова. Тот, кто у нас на подозрении, должен быть сразу ликвидирован. Те заключенные из генерал-губернаторства, которые находятся в концентрационных лагерях рейха, должны быть предоставлены в наше распоряжение для акции «AB» или прикончены там. Мы не можем загружать концентрационные лагеря рейха нашими делами... Сохраняется острейшая антипольская тенденция, причем, однако, должно быть обращено внимание на поддержание работоспособности польского рабочего и польского крестьянина. Мы должны уяснить себе, что мы не сможем удержать территорию генерал-губернаторства, если мы начнем против польских крестьян и рабочих истребительный поход в той форме, как он представляется отдельным фантазерам. Речь может идти только об устранении руководящего слоя, а работящий народ должен выполнять полезную работу под нашей властью. Поэтому целесообразно, чтобы эти крестьяне и рабочие рассматривали полицию как свою защиту. Пожалуйста, помогите мне поддержать эту политику раскола! Не повредит, если полиция по собственной инициативе почаще демонстративно будет брать на себя защиту интересов польского рабочего против польского крупного капиталиста. Среди польских крестьян и рабочих должно бы широко распространиться мнение: мы находимся под защитой рейха и его исполнительных органов, и нам нечего бояться, если мы делаем свою работу. Эта всеобщая акция тем важнее, чем острее мы будем выступать против настоящих властителей и руководящих личностей в Польше...

Обергруппенфюрер СС Крюгер благодарит господина генерал-губернатора за то, что он дал представителям СС и полиции новые директивы для их будущей работы, и просит его быть уверенным в том, что полиция и СС непоколебимо и с сознанием ответственности будут и впредь выполнять свой долг под руководством генерал-губернатора...

14.4.1942
16 час. 40 мин.
Обсуждение проблем печати в королевском зале краковского замка. Господин генерал-губернатор подводит итог обсуждения в следующих словах:

Всем нам ясно, что мы должны дать этому многомиллионному населению Польши прессу, как-то выходящую за чисто информационные рамки. Причина этого не в поляках, а в наших собственных интересах. Ибо мы должны по крайней мере делать вид, будто бы генерал-губернаторство является своего рода охраняемой территорией в рамках великогерманского пространства. Мы не можем окончить борьбу, например, таким образом, что 16 миллионам поляков мы произведем 16 миллионов выстрелов в затылок и тем самым решим польскую проблему. Пока поляки живут, они должны работать на нас и включаться нами в этот трудовой процесс...

Если мы выиграем войну, то тогда, по моему мнению, поляков и украинцев и все то, что околачивается вокруг генерал-губернаторства, можно пустить хоть на фарш.

Но в данный момент речь идет только о том, удастся ли удержать в спокойствии, порядке, труде и дисциплине почти 15 миллионов организующегося против нас враждебного народонаселения. Если это не удастся, тогда я, вероятно, смогу, торжествуя, сказать: я погубил 2 миллиона поляков. Но будут ли тогда идти поезда на Восточный фронт, будут ли работать монопольные предприятия, которые ежемесячно поставляют 500 000 литров водки и столько-то миллионов сигарет, будет ли обеспечено продовольственное снабжение и сельское хозяйство, из которого мы поставили рейху 450 000 тонн одних зерновых, — это уже иной вопрос...

Прежде всего, хочу обратить внимание, что в нашем общедоступном издании материалов Нюрнбергского процесса этот документ почему-то цитируется по другому изданию, а именно: «СС в действии», М., 1968, с. 508 — 512. Но это просто констатация факта, скорее всего, не относящегося к делу, а свидетельствующего только о нашей привычке не обременять себя лишний раз даже в таких случаях, когда речь идёт об академической литературе.

Кроме того, так же обращаю внимание, что в этом издании (по крайней мере в его пятом томе, который нас сейчас интересует) вы не найдёте знаменитых свидетельских показаний Гесса от 15 апреля 1946 г., которые имеются в двухтомнике 1954 г. Возможно, в издании 1991 г. они приведены в другом томе, но это было бы странно чисто логически. Это, однако, тоже пока чисто для констатации.

Возвращаемся к выступлению Смирнова в связи с записями Франка и к замеченным мною невязкам.

Итак,

1. Речь в дневниках Франка идёт о поляках. Со всей очевидностью «АБ» — операция по ликвидации 1940 года — касается приблизительно 4000 человек — руководства и активистов польского Сопротивления. Дальше борьба с оккупантами в Польше, безусловно, расширится, но в 1940 году нацистов тревожили только 4000 вполне конкретных лиц, из которых они рассчитывали покончить с 3500. Кроме того, упоминаются карательные меры против уголовников;

2. Дважды, с перерывом в два года, Франк подчёркивает, что уничтожение огромного количества поляков невыгодно германской экономике. Причём второй раз он говорит о его временной нецелесообразности в противовес практической осуществимости посредством — sic! — расстрела.

Складывая, получаем, что, действительно, нет никакой связи между цитатами из дневников Франка и развитием гигантской машины уничтожения, которая связывается с лагерями и которую поминает Смирнов, ссылаясь на этот документ. Ну, пусть все крупнейшие лагеря уничтожения были размещены на территории Польши — как это связано с преследованием четырёх тысяч руководителей и активистов польского Сопротивления, не считая уголовников? Лагеря уничтожения что, для активистов и руководителей Сопротивления и уголовников строились? Тогда почему Гиммлер говорил Гессу об «окончательном решении» еврейского, а не польского и не уголовного вопросов? И почему он говорил об этом в 1941, а не в 1940 году?

Дальше. Как всё это связано с разделом «Преступления против мирного населения»? С каких это пор партизаны считаются мирным населением? Франк, действительно, говорит о польской интеллигенции, но он говорит о ней в контексте борьбы с польским Сопротивлением. Я нисколько не сомневаюсь, что Сопротивление (причём не толко в Польше) возглавила именно интеллигенция: интеллектуальный труд всегда шёл рука об руку с бунтарством и стремлением противостоять подавлению свободы, в том числе и вполне физической независимости. Знал это наверняка и Франк и именно поэтому говорил об интеллигенции как об угрозе гитлеровскому режиму. Но может ли рассматриваться учитель, к примеру, в качестве мирного жителя, если он ведёт борьбу с оккупантом и именно за эту борьбу, а не за свою официальную работу подвергается преследованию? Это, возможно, вопрос обсуждаемый, но в таком случае где его обсуждение?

Что же касается уголовников, то они как раз находятся в прямой компетенции полицейских, которым были адресованы речи Франка.

Ещё дальше. Почему в 1942 году Франк заявляет о том, что 16 миллионов поляков могут быть… расстреляны?

Вообще, о расстрелах надо, по-моему, говорить отдельно. Франк утверждает расстрел как метод уничтожения миллионов в апреле 1942 года, когда на территории Германии, если верить Гессу, уже давным-давно вовсю работал настоящий концерн по переработке человека в пепел, причём концерн, развёрнутый в основном как раз на территории Польши. В связи с этим становится совершенно не понятно, то ли «немецко-фашистская сволочь Ганс» не знал об аццком заговоре Гиммлера с Гессом (все боялись Гиммлера, а коменданта Освенцима боялся сам Гиммлер?), то ли он дал подписку о неразглашении этой информации своим полицейским (а почему? если можно говорить о расстрелах миллионов, то что мешает говорить о других способах уничтожения тех же самых миллионов? ноу-хау?), то ли немцы считали поляков недостойными такой участи (очень, очень строгий подход к расовой теории… а как тогда те же самые поляки оказывались в лагерях уничтожения?), то ли пистолет на поверку получился всё-таки эффективней газовой камеры (но все мы знаем, что быть того не может, потому что все мы знаем, каким был холокост. Кстати, откуда?).

ЗЫ. Я ещё раз чисто на всякий случай обращаю ваше внимание, что под биркой «Нюрнбергский процесс» критикуется именно Нюрнбергский процесс как судебное мероприятие, а не защищается политика нацистской Германии в отношении оккупированных стран.


Читать дальше...