«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

9 октября 2009 г.

Об одном из аспектов моего распиздяйства

У меня производительность труда в цейтноте возрастает раз примерно в пятьдесят. Если бы я могла работать так же много, но стабильно, не самая худшая часть человечества давно бы уже получила искомый другой глобус. Но мне всё кажется, что времени для его изготовления ещё навалом, а когда мне кажется, что времени навалом, никто никуда не идёт и нигде ничего не делается.

Надо было три месяца пинать балду, околачивать хуем груши и бить баклуши, чтоб потом купить билет подальше от рабочего пространства и — внезапно, а как же! — почувствовать прилив работоспособности, и за шестьдесят два часа сделать то, до чего не доходили руки в течение всех этих трёх месяцев. Вопрос: почему внезапный прилив работоспособности не настиг меня где-нибудь посреди сентября? Я б ещё больше сделала. Ответ очень простой: остальное не критично и может подождать до моего возвращения.

И так всю жизнь, причём в результате оказывается, что всё равно чего-нибудь очень важного не успела. Заёбывает невероятно, честно говоря, но такое впечатление, что от меня это действительно не зависит. То есть я могу волевым решением усадить себя работать, но это будет надругательство даже не столько надо мной, сколько над самой идеей работы, и по-настоящему нормально я «включусь» всё равно только под дедлайн (причём выражение «включусь» надо понимать в том смысле, что где-то внутри меня, действительно, есть как будто какой-то переключатель, и он меняет режим сам по себе, а я не знаю не только, как им пользоваться по своему усмотрению, но даже и где он находится).

Это всё к тому, что после почти бессонного шестидесятичасового марафона мой головожелудок категорически нихьт, и я, кажется, начинаю подозревать, что такой режим несколько неполезен для организма.

ЗЫ. Все нормальные люди едут из Москвы на юг отдыхать, а я наоборот: в Москве будут мама с папой, деревня с баней, куча вкусного хавчика, любимая подруга и безделье, не считая эпизодов.

ЗЗЫ. На комменты к этому постингу, скорее всего, ответить уже не успею (особенно если они будут более или менее философского характера), так что на всякий случай всем привет.

ЗЗЗЫ. Вернусь, разумеется.


1 комментарий:

arstmas комментирует...

Удачи :)

Отправить комментарий