«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

28 февраля 2009 г.

Может, на что сгодится?



Если кому надо кортинкоф для оформления чего-нибудь готицки-фолкового, то я тут выродила нечаянно… очень похожее на могильную оградку, к сожалению. Есть тут кто в теме? Для аццких сотонов нигадицо, правда, но йазычнегам будет в самый раз — свастика на свастике и ею же погоняет. Весь цопирайт, включая собственно орнамент, мой, забирайте смело.


Читать дальше...

Пачка негатива

1. Господа-«антисовковцы», рождённые в СССР, будьте последовательны, убейте себя апстену. Если на свете и существует «совок», то именно в вашем лице. Это вы говорите о том, что в СССР хорошее было только в виде исключений. Вы себя, разумеется, исключениями считаете? А на каком основании, позвольте спросить? Чем вы лучше любого всякого? Если ничем не лучше, значит, вы не исключения, а правило. А так как правило, с вашей точки зрения, — «совок», то себя вы должны считать «совками» в первую очередь.

Что там, по вашему мнению, надо сделать с «совком»?

Вот, с себя начните. Я тогда, может, поверю в справедливость вашего дискурса пиздобольства.

А если вы считаете себя лучше, чем все прочие, уйдите нахуй из интернета, не уподобляйтесь «совкам».

2. Метаидеи начинают заёбывать. Пора уже делать каталог блогов на платформе Blogger, не имеющих отношения к созданию и улучшению блогов на платформе Blogger. Жаль, что мне это не по силам. Не сделать ли блог про то, как делают блоги про то, как делать блоги? Жёсткое стебалово над маразмом, в который постепенно скатывается русскоязычный сегмент Blogger’а, — это было бы актуально и офигенно прибыльно, тем более, что репутация у меня и без того хуже некуда. Назвать «Педаль», напихать рекламы на каждый миллиметр свободного пространства, писать обзоры того, что и как пишут о том, что и как надо или не надо писать, и анализы всех этих обзоров, а так же анализы других анализов и других обзоров всех анализов, не говоря уже об обзорах анализов всех прочих обзоров.

Надо подумать…

3. В ЖЖ есть цыганка Лиля, которая очень красиво пишет о цыганах — об их истории и культуре, традициях и обычаях. А ещё в ЖЖ есть основатель фонда «Город без наркотиков» Ройзман, и он тоже пишет о цыганах, правда, немного иначе. В сумме получается весьма глубоко и интересно, только читать надо обязательно и то, и другое: сначала, например, о значении лошади в цыганской культуре, а потом об аналогичном значении гашиша и героина.

И это на самом деле не только о цыганах, а вообще обо всех.

4. Пособие по реалистическому описанию стрельбы. Я бы даже сказала, что это не столько пособие по описанию, сколько рассказ о поведении человеческого тела и оружия, которое это тело держит.

ЗЫ. Для чтения, может быть, требуется регистрация в diary, не знаю точно.

ЗЗЫ. Нет, это не негатив, это чтоб два раза не вставать.

5. Некий сайт, посвящённый фотошопу (пиарить его не хочу совершенно) заявил, что отныне скачивать файлы по прямым ссылкам можно будет только за деньги. С учётом того, что в этих файлах отродясь не было ничего оригинального (всё то же самое и даже лучше можно найти на любых стоках), это, ящитаю, хамство фантастического полёта, да… Получив письмо с вышеозначенным заявлением, я, не мудрствуя лукаво, добавила отправителя в спам-лист. Ибо нехуй.

И ноги моей там больше не будет.

Вообще, кризис плох тем, что у народа начинает рвать крышку. Все что-то выгадывают, на чём-то экономят, из всего хотят извлекать денежку. Скоро забесплатно дорогу не спросишь. Вы скажете, что, когда человеку жрать нечего, это нормальное поведение. Я с этим даже соглашусь. Я только в одно не верю — в человека, у которого есть компьютер, есть деньги на интернет и нет денег на еду.

6. Разговоры о фантдопущении потихонечку сходят на нет, но люди есть люди, им хочется возбуждаться, и в качестве возбудителя на сей раз был выбран дискурс пиздёж о советской и американской мультипликации. Типа был ли покойный Гаврила Афанасьевич лучше ныне здравствующего Джона У. Брауна? Очень, очень важная, актуальная и глубокая тема. Спасибо автору за вброс: о некоторых людях я не могла сказать с уверенностью, бараны ли они.

Извините, если кого не оскорбила.


Читать дальше...

23 февраля 2009 г.

Фактор облико морале

Вот такая ситуация. N — отечественный учёный (доктор наук и популяризатор, за что честь ему и хвала) — рассказал у себя в блоге о том, что R — другой учёный, автор некоей теории (которую сам N считает одной из важнейших в данной научной отрасли) — имел уродливый моральный облик, плохо себя вёл, в политике был реакционером, придерживался ошибочных взглядов по некоторым научным вопросам и вообще практически не разработал вышеупомянутую теорию, а лишь дал ей название и обосновал единственный тезис, тогда как все остальные его идеи оказались пустышками. Исходя из перечисленного N предложил считать автором теории не R, а J на том основании, что J «душка» (почти цитата) и много сделал для продвижения этой теории.

Ссылку не даю и имён не называю по трём причинам. Во-первых, я не уверена, что N говорил об этом всерьёз. Юмор бывает разный, а я могла чего-то недопонять. Во-вторых, N, в отличие от большинства интернетчиков, — человек серьёзный и занимается важным и нужным делом. Пусть занимается и дальше, и чем меньше мартышек будет скакать вокруг него с воплями: «Акела промахнулся!», тем лучше будет всем. С другой стороны, мне ничто не помешает опубликовать ссылку позже, если я найду веские причины это сделать. В-третьих, я вообще не хочу переходить на личности, меня в данном случае интересует только сама ситуация. Соответственно, всех, кто в курсе, о ком идёт речь, и кто пожелает участвовать в дискуссии, я прошу воздерживаться от упоминаний имён.

Значит, ещё раз изложу суть: по мнению N, R не должен считаться автором теории на основании уродливого морального облика, неблаговидных поступков, ошибочных взглядов по некоторым посторонним вопросам и малого вклада в разработку теории. Напротив того, J, поскольку «душка» и много сделал для теории, вполне, как считает N, заслуживает называться её автором.

Воля ваша, а я лично переваривала это два дня. Как-то у меня очень плохо умещались в голове две противоречивые вещи. С одной стороны, N — учёный, естественник, и не знать о том, сколь важен факт, он не может; с другой — этот самый учёный обращается с фактом как с картошкой: не понравилась — выкинули. В интернет-простонародье это называется гуманитарным мышлением. Понятно, что у меня на этой почве случился разрыв шаблона, и первое время я просто тупо фтыкала в этот разрыв. Добро бы все аргументы ограничивались вкладом в разработку теории. Но нет, N отчётливо дал понять, что для него лично приоритетным в данном случае является моральный облик: из четырёх пунктов аргументации лишь один касается собственно теории, да и тот, совершенно очевидно, упомянут лишь постольку, поскольку существуют остальные три.

Причём ситуация выглядит курьёзней некуда. На пути продвижения науки в массы N встречает сопротивление идеологов и, естественно, сетует: доколе, мол, будет продолжаться эта политика? Он сетует — и того не понимает, что и сам занимается политикой, только совсем на другом уровне. Ведь, по сути, он сейчас явочным порядком узаконивает публичный процесс отказа в авторстве по морально-этическим соображениям. Чем это отличается от попыток подогнать факты под единственно правильный моральный облик партии и правительства, которых мы наелись ещё в советской школе?

Или, возможно, свою роль играет несерьёзное отношение к фактам сугубо историческим? Я знаю, что многие сайентисты не считают историю наукой. Может быть, N тоже не считает историю наукой? Может быть, он отрицает существование исторического факта? Мне лично это кажется сомнительным. Сайентисты потому и не считают историю наукой, что историки зачастую распоряжаются фактами по своему усмотрению. Я не встречала ещё ни одного физика, биолога или химика, который отвергал бы существование исторических фактов как таковых; все претензии сводились исключительно к плохому обращению с этими фактами.

Дальше, соответственно, мысль останавливается. Я бы с большим удовольствием сочла всё сказанное N неудачной шуткой, и, если окажется, что это действительно была неудачная шутка, я вздохну с облегчением. А пока я просто в растерянности. К тому же из десятка или около того комментаторов только один заметил, что N не прав, а между тем разговор там — явный учёный междусобойчик, профанов нет.

В общем, я, честно говоря, не знаю, что и думать. Грустно это всё очень. У нас и без того скоро вместо биологии с хоругвями вокруг школы ходить начнут, а тут доктор наук выдвигает революционный метод определения авторства путём исследования сексуальных девиаций и политических пристрастий.

Скажите мне, что это исключение, а не правило?


Читать дальше...

21 февраля 2009 г.

С добрым утром

Сегодня некоторые российские новостные агентства передали следующее сообщение со ссылкой на «Интерфакс»:

Введение суда присяжных в Чечне с января будущего года «теоретически» сделает смертную казнь предметом обсуждения в Конституционном суде РФ, заявил председатель КС Валерий Зорькин в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Чечня является последним российским регионом, где пока не введен институт присяжных.

Ранее КС РФ принял мораторий на смертную казнь, который должен действовать в России до тех пор, пока во всех субъектах федерации не появятся суды присяжных. Как отметил Зорькин, когда суды присяжных появятся во всех регионах России, встанут определенные проблемы. КС будет "решать проблемы по мере поступления", добавил он.


Мне лично ссылку на «Интерфакс» открыть не удалось: браузер пишет об ошибке. Может быть, кто-то из вас окажется более удачлив, а я пока, предположив, что «Интерфакс» не сбрехал и в эфире «Эха Москвы» Зорькин действительно сказал то, что сказал, порассуждаю немного на тему.

Чуть больше двух лет назад я уже рассматривала проблему смертной казни в контексте гуманистических аргументов её противников. Я и сегодня продолжаю придерживаться мнения, что концепция уникальности человеческой жизни не должна выступать аргументом против смертной казни. Но это было высказывание в общем, так сказать, без учёта правоприменительной практики, что я неоднократно подчёркивала и в комментариях.

А вот сегодня мне хотелось бы поговорить именно о применении этой законодательной нормы (если она действительно будет у нас введена).

Во-первых, надо сказать, что наш УПК фееричен безо всяких «вроде бы». Полюбоваться на динамику изменений, вносимых в него, может каждый желающий: только за 2008 год было изготовлено 6 (шесть) редакций (последняя вступит в силу 27 марта). Причём четыре из этих шести были сделаны в декабре: 2-го, 25-го и два раза 30-го). Так вот, меня смущает следующее обстоятельство. КС дожидается введения суда присяжных во всех регионах, а между тем полномочия этих самых судов присяжных пересматриваются едва ли не ежедневно. Не успели лишить их права рассматривать дела о тяжких и особо тяжких преступлениях (см. примечание в комментарии), а Госдума уже выступает за введение суда присяжных при рассмотрении тяжких преступлений в сфере наркоторговли. То есть всю, фактически, систему судов присяжных заседателей колбасит «как братву на кислоте».

Иначе говоря, дожидаться, когда в Чечне введут суды присяжных, — это в чистом виде показуха. Ежу понятно, что никаких присяжных к рассмотрению дел о преступлениях, за которые будет предусматриваться смертная казнь, никто и близко не подпустит.

Во-вторых. Все мы отлично осведомлены о том, в каком состоянии у нас находится правоприменительная практика даже без учёта нестабильности полномочий присяжных заседателей. Чтоб долго не разглагольствовать, перейду сразу к главному: у нас де-факто не действует норма о презумпции невиновности, и в наших судах не обвинение доказывает виновность подсудимого, а защита — его невиновность. Не доказал, что не верблюд, — будешь сидеть. Процессы по делам Аракчеева и Мартыновой засвидетельствовали это во всей возможной красоте и в самых разных ракурсах.

Соответственно, складываем. В дискуссии к моему постингу двухлетней давности (по ссылке выше) высказывалось единственное веское соображение против смертной казни — возможность судебной ошибки. Я тогда активно и весьма последовательно спорила, и сейчас, что характерно, от своих аргументов отказываться не собираюсь. Но применительно к нашим условиям «есть нюанс». Назвать судебными ошибками те вердикты, которые выносятся сегодня в нашей стране, невозможно даже спьяну. Это не ошибки, это вполне осмысленное и целенаправленное попрание закона. Когда офицера, дважды оправданного судом присяжных, сажают на пятнадцать лет при полном отсутствии доказательств его вины; когда молодую мать — опять же при полном отсутствии доказательств вины (а у нас нет оснований считать, что вина доказана, потому что двери зала заседаний «внезапно» закрыли) — признаёт виновной уже суд присяжных; когда процесс по делу убитой журналистки проходит тишком и подсудимые в результате по непонятным общественности причинам разбегаются кто куда (один так вообще решил «поучаствовать» в дальнейшем расследовании); когда заведомо невиновной учительнице удаётся добиться справедливости только со второго захода и только при массовой поддержке всех, кому не лень, — никаких разговоров о судебных ошибках быть попросту не может.

Кстати, косвенным подтверждением безошибочности судей является тот факт, что на днях Госдума одобрила поправку к УПК следующего содержания:

«Пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора и последующих судебных решений, вынесенных в связи с его обжалованием, по основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела допускается по надзорному представлению прокурора либо надзорной жалобе потерпевшего или его представителя, а в части, касающейся гражданского иска, — надзорной жалобе гражданского истца или его представителя в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены фундаментальные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на постановление законность приговора, определения или постановления суда».

Фактически, это законодательное закрепление прецедента по делу Аракчеева. Кроме того, это, фактически, означает так же и узаконение процедуры, по которой закон может приниматься задним числом под уже вынесенный судебный вердикт.

Теоретически же это означает, что любого смогут судить столько раз, сколько понадобиться для получения желаемого приговора. Сами понимаете, при таком подходе к правосудию сам факт наличия в Уголовном кодексе статей, которые будут предусматривать в качестве возможного наказания смертную казнь, окажется… мягко говоря, стрессовым фактором, причём для каждого — даже для того, у кого и в мыслях нет ничего противозаконного.

Ну, а пока КС ждёт введения суда присяжных на территории Чечни, гарант навещает Сахалин. «Немецко-фашистская тварь Ганс» нервно курит в углу.

Кто-то, кажется, из моих читателей собирался возвращаться из эмиграции в Россию. Я не помню, кто ты, но, если ты не передумал, перечитай этот постинг ещё разок. Сдаётся мне, что насадить среднерусскую берёзовую рощу в США выйдет намного дешевле.





Читать дальше...

19 февраля 2009 г.

Кобзарег

Пiсня «Дивлюсь я на небо…» преследовала меня битых полдня и просверлила мне полмозга. Оставшуюся половину сожрала эпохальная дискуссия о фантдопущениях. Я отомстила обеим. Приспособить некуда, выкинуть жалко.

Пiсня

Дивлюсь на себе я та й думку гадаю:
Чому, наприклад, я зовсiм не лiтаю?
Чому я не сокiл, нi навiть комар?
Уж я бы злiтав бы що прямо cauchemar.

Примечание

Слово «cauchemar» написано и должно произноситься по-французски, с мягким [ch] и грассирующим [r]. В украинском языке нет слова «кошмар», передача ужаса выражается в нём словами «страхiття», «страх», «жах». Но ни одно из оригинальных слов не передаёт в полной мере те эмоциональные и семантические оттенки, которые, по моему замыслу, должны звучать в последней строке. С другой стороны, коль скоро, сочиняя на иностранном языке, я заимствую слово из другого иностранного языка, то пусть это будет непосредственное заимствование, а не опосредованное, через русский язык. Возможно, если бы я была носителем украинского языка, я бы записала слово «cauchemar» кириллицей. Но, не будучи носителем и зная язык очень поверхностно, я не чувствую себя вправе участвовать в украинском словотворчестве. Соответственно, слово «cauchemar» записывается и произносится по-французски.


ЗЫ. Исполнять следует строго с примечанием. Без него несчитово и анафема, проклят.


Читать дальше...

Технодыбр, часть вторая

Я уже говорила, что ли.ру — мастдай, да? Так вот, ли.ру — мастдай, и Валез может убить сибя апстену из катапульты.

Ситуация: человек мается гриппом и, ища возможность развеять гриппозную тоску-печаль, просит подсказать ему простой способ сохранения видео с ютьюба. Способ этот есть, и куда уж проще. И вот я (поскольку таки зарегистрирована в ли.ру ажно с августа прошлого года, о чём периодически вспоминаю) пишу человеку комментарий со ссылкой на способ. И что мне сообщает валезово, простигосподи, творение? А валезово, простигосподи, творение выдаёт мне, что оно не может разместить мой комментарий, потому что у меня отключён Аякс.

Ёпт! Конечно, он у меня отключён! Я в ли.ру залогинена через эксплорер — какие аяксы, чучело? Где Аякс, там конь троянский — это ещё древние греки знали. А о феерической способности IE превращать компьютер в филиал венерологической клиники эпохи I Мировой войны скоро легенды слагать начнут.

Короче. Коммент я так и не отправила. Могла бы, конечно, залогиниться в другом браузере, но там, вроде, и без меня уже парочку способов подкинули. Если не помогут, то, конечно, залогинюсь и дам ссылку — делов-то на рыбью ногу, в сущности. Но сам факт достоин «Илиады», ящитаю, — жемчужина в диадеме маразма ли.ру.

Мне только одно покою не даёт. У меня есть ощущение, что люди, которые сидят в ли.ру, очень плохо разбираются в любых способах вообще — хоть в сложных, хоть в простых. И я не уверена, что вот этот конкретный человек чем-то отличается в упомянутом смысле от всех остальных. То есть нет, я даже уверена в обратном: нихрена он не разбирается… и есть вероятность, что не разберётся, даже если ему по пунктам последовательность действий написать.

И вот тут мы подходим (прощай, Валез) уже к моей персональной особенности. Когда я вижу человека, который чего-то не умеет, но очень хочет получить то, что является результатом того, чего он не умеет, я всегда стараюсь этак аккуратно отодвинуть его в сторонку и, не теряя даром времени, осчастливить его тем, что он хочет получить. Потому что мне самой сделать всегда проще, чем объяснить, как это делается. Я за всю свою жизнь сознательно написала ровно две инструкции — одну по работе для отдела, а вторую — как скачать свой ЖЖ посредством небезызвестной утилиты ljsm. Так вот, первую я рожала около полугода (листа, кажется, три в сумме), вторую — суток двое. И поверьте, в процессе этого титанического труда я проклинала всё на свете, включая печатные буквы. Нет, иногда на меня находит вдохновение, и я могу даже внятно объяснить, как что делается. Но, как правило, мне проще сделать самой. И это, сцуко, рефлекс.

У этого рефлекса есть интересное свойство. Так, например, вот именно сейчас, в половине пятого утра и за несколько тыщ кил́ометров от автора постинга, я испытываю сильнейшее желание рвануть туда и уже таки, наконец, сделать так, чтобы человек мог скачивать видео с ютьюба. Будьте уверены, я бы так и поступила, если бы у меня была возможность телепортироваться на расстояние в несколько тыщ кил́ометров. Мне об этом говорит рефлекс, которому ничего не известно о реальном положении дел в области телепортации: он свято уверен, что телепортироваться я очень даже способна, а если и не способна, то это несущественно, и даже настаивает на этом, пытаясь подорвать меня со стула и придать ускорение в неизвестном направлении (да, кстати, физический адрес человека мне известен строго приблизительно, то есть с точностью буквально до региона).

Будь я чуть более сумасшедшей, я бы подорвалась, как пить дать. А вот из этого уже вытекает сюжет, который я могу с чистой совестью отдать безвозмездно, то есть даром любому, кто позарится, тем более, что он всё равно не мой, а Жюля Верна. Это сюжет о том, как человек, слыша нечто, что он расценивает как призыв на помощь, бросает всё и прётся на эту самую помощь без определённого курса, держа в голове одно только направление. Если скрестить «Детей капитана Гранта» с «Алисой в Стране Чудес», как раз оно и получится. Главное, не уподобиться Андерсену, который Ганс-Христиан, и не начать писать новую «Снежную королеву»: «Снежная королева» про то, как закалялась сталь, а Верна и Кэрролла по большей части забавляла игра символов и смыслов. (ЗЫ. Нобелевку в любом случае нидадут, губы не раскатывайте. Максимум — переведут языков на стопицот, да и то если наизнанку вывернетесь).

Собственно, вот. Ли.ру — мастдай, мир несовершенен, пешите скаски.

На том и закончу.

ЗЫ. А на все комменты — завтра.


Читать дальше...

17 февраля 2009 г.

Краткий курс обществоустроения и революционистики

В связи с тем, что с началом кризиса я всё чаще встречаю в сети высказывания типа: «В России назрела революционная ситуация» и вопросы вроде: «Будет ли в России ещё одна революция?» считаю своим долгом сообщить следующее.

Я не знаю, как сейчас преподаётся школьный курс истории и обществоведения, но нам, в СССР, его преподавали на совесть. От нас, помнится, требовали учить наизусть такие вещи, которые, я уверена, никому сегодня и в голову не придёт заучивать (а также конспектировать такие штуки, о которых современные школьники, возможно, и не слышали). В частности, вся советская средняя школа плотно работала с трудами классиков марксизма-ленинизма. А марксизм-ленинизм, друзья мои, учит нас не только тому, что двум лохматым мужикам пришла в голову утопическая идея, которую подхватил третий, причём лысый. Он учит нас так же внимательному и грамотному обращению с историей, историческими документами, философскими трудами и, главное, с терминами.

Теперь я раскрываю большой секрет тем олухам, которые на уроках истории преимущественно протирали штаны и поэтому из всего курса новейшей истории запомнили только термин «революционная ситуация». Советую законспектировать нижеследующее от руки, оно так лучше усвоится:

Для марксиста не подлежит сомнению, что революция невозможна без революционной ситуации, причем не всякая революционная ситуация приводит к революции. Каковы, вообще говоря, признаки революционной ситуации? Мы наверное не ошибемся, если укажем следующие три главные признака: 1) Невозможность для господствующих классов сохранить в неизмененном виде свое господство; тот или иной кризис «верхов», кризис политики господствующего класса, создающий трещину, в которую прорывается недовольство и возмущение угнетенных классов. Для наступления революции обычно бывает недостаточно, чтобы «низы не хотели», а требуется еще, чтобы «“верхи не могли” жить по-старому». 2) Обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов. 3) Значительное повышение, в силу указанных причин, активности масс, в «мирную» эпоху дающих себя грабить спокойно, а в бурные времена привлекаемых, как всей обстановкой кризиса, так и самими «верхами», к самостоятельному историческому выступлению.

Без этих объективных изменений, независимых от воли не только отдельных групп и партий, но и отдельных классов, революция — по общему правилу — невозможна. Совокупность этих объективных перемен и называется революционной ситуацией. Такая ситуация была в 1905 году в России и во все эпохи революций на Западе; но она была также и в 60-х годах прошлого века в Германии, в 1859-1861, в 1879-1880 годах в России, хотя революций в этих случаях не было. Почему? Потому, что не из всякой революционной ситуации возникает революция, а лишь из такой ситуации, когда к перечисленным выше объективным переменам присоединяется субъективная, именно: присоединяется способность революционного класса на революционные массовые действия, достаточно сильные, чтобы сломить (или надломить) старое правительство, которое никогда, даже и в эпоху кризисов, не «упадет», если его не «уронят».

Таковы марксистские взгляды на революцию, которые много, много раз развивались и признавались за бесспорные всеми марксистами и которые для нас, русских, особенно наглядно подтверждены опытом 1905 года.


Ленин В.И. Крах II Интернационала. – Полн. собр. соч., т. 2?, с. 218-219. цит.по: К.Маркс, Ф.Энгельс, В.И.Ленин. О диалектическом и историческом материализме. М.: Политиздат, 1984, выделение означает авторский курсив.

Тут я могу заметить только, что для нас, жителей XXI столетия, хоть марксистов, хоть фашистов, хоть анархистов, вышесказанное особенно наглядно подтверждается опытом всей первой четверти, а также середины XX века.

Теперь граждане сетевые «революционеры» могут самостоятельно поразмыслить над дополнительным вопросом: существует ли в современной России революционный класс? Я, как видите, даже не спрашиваю, повысилась ли в значительной степени активность масс. У меня, грешным делом, мелькнула надежда на повышение таковой активности во время событий на Дальнем Востоке. Однако очень быстро стало ясно, что о массах тут, к сожалению, говорить не приходится.

Для тех, кто не понял, при чём тут класс и почему класс должен быть революционным, поясняю.

Что такое класс? Класс — это большая группа людей, так или иначе позиционированных по отношению к средствам производства и играющих ту или иную роль в общественном распределении благ. В зависимости от текущего ассортимента эпохи можно выделять как классы: буржуазию, пролетариат, крестьянство, духовенство, дворянство, помещиков (дворяне и помещики не суть одно и то же, если кто не в курсе), рабов, рабовладельцев, разночинцев, купечество и т.п. Можно так же выделить классы нетрудоспособных, бродяг, бандитов и им подобных. В принципе же, количество классов, требующих упоминания, теоретически ограничено только тактическими соображениями и здравым смыслом.

Теперь что такое революционный класс?

Если мы вспомним историю социального протеста, то обнаружим, что во время всяческих восстаний, бунтов и в особенности революций наибольшую роль играл какой-либо один класс из числа существующих на тот момент: именно он определял программу выступления, ставил цели, направлял активность в заданное русло и т.д. По имени этого класса соответствующую «массовку» и принято называть. Так, например, восстание под предводительством Спартака мы называем восстанием рабов, хотя в действительности в нём участвовали и свободные люди тоже. Крестьянские бунты, натурально, возглавляли крестьяне. Буржуазными революциями рулила буржуазия, пролетарскими — пролетариат. И так далее.

Итак, революционный класс — это класс, способный стать двигателем революции: разработать политическую программу, поставить стратегические цели, определить тактические задачи, выдвинуть лозунги и увлечь за собой массы. Революционный класс не обязан быть многочисленным, но он должен уметь всё перечисленное.

Так вот, я повторяю вопрос: существует ли в современной России революционный класс?

Шоп это «домашнее задание» не показалось скучным любителям рассуждать о «революционной ситуации», якобы назревшей в России, я даже подкину им темочку для эссе: «Кто бы мог претендовать сегодня в России на роль революционного класса?» Или даже проще: «Каким мне видится российский революционный класс, который я был бы готов поддержать?»

С тем и оставлю до поры.





Читать дальше...

Буриданов осёл

Это просто для себя, наверное. Впрочем, если кому будет что сказать, я с удовольствием выслушаю.

Итак, цель — результат (обозначим его Х). Х выполняется субъектом А и является неизбежным следствием от другого результата (назовём его Р), который выполняется мною. То есть если я сделаю Р, то вслед за этим А обязательно сделает Х (что мне, собственно, и надо). При этом Х неочевиден (теоретически неизбежен, но неочевиден). А неизбежность его обусловлена психологическими особенностями А как я их вижу (вот чего-чего, а видеть я умею).

По большому счёту, делать Р не шибко разумно: во-первых, Р сам по себе никакого интереса для меня не представляет; во-вторых, Х, теоретически, может выполнить не только А (просто от А добиться желаемого результата гораздо проще, чем от любого другого); в-третьих, играть в тёмную я не люблю и, когда приходится, стараюсь немедленно по достижении результата открыться, а меня и без того уже со всех сторон считают манипулятором (к тому же флеймошухер обещает разразиться на пол-интернета по меньшей мере); в-четвёртых, овчинка не стоит выделки, сиречь Х не настолько ценен для меня, чтобы подставляться из-за него под флеймошухер на пол-интернета; в-пятых, после того как я выложу карты, на меня, помимо всего прочего, сверзится увесистое и, что самое неприятное, вполне обоснованное обвинение в грубейшем нарушении этики (причём отмазаться я не смогу даже формально). И поэтому Р я делать не хочу.

Но есть, сцуко, одно обстоятельство, которое меня беспокоит и перевешивает едва ли не все аргументы разом, включая и то, что сверзится. Как правильно было помянуто в дискуссии о Дарвине, всякая научная теория должна быть фальсифицируемой. Так вот, моя теория о том, что Р неизбежно повлечёт за собой Х, очень даже фальсифицируема. И поэтому я страстно хочу сделать Р.

В результате я его, наверное, всё-таки не сделаю… а если и сделаю, то нескоро. Но руки очень чешутся.

Вот такая, блин, научная методология текущего момента…


Читать дальше...

15 февраля 2009 г.

Негры XXI века

Про флот только в завязке и бэкграундом, поэтому публикую здесь.

Я знаю, что такое морская держава. Морская держава — это государство, центральные морские музеи которого работают ежедневно без выходных и посещение их бесплатно. Великобритания, безусловно, морская держава, с чем я её и поздравляю.

Однако тот факт, что Великобритания — морская держава, не отменяет детали, бросающейся в глаза: на сайтах англоязычных морских музеев (я имею в виду, британских и австралийских) очень большое внимание уделено истории работорговли, тогда как история быта британского королевского флота освещена крайне скупо, фрагментарно и словно бы вскользь. Между тем матросы и унтер-офицеры упомянутого флота вплоть до конца XIX века жили немногим лучше, чем негры на плантациях. Вкалывали, во всяком случае, не меньше, а иной раз и поболее. А что касается личной свободы, то формально она у них, конечно, была, а как же…

Вообще-то, всё началось с того, что мне приспичило сделать подборку документов, на основе которых можно было бы рассказать в «Письмах из бутылки» о повседневной жизни английского моряка эпохи Нельсона. В принципе, тема далеко не новая и очень хорошо изученная. Но я хотела акцентировать внимание на иллюстрациях: судовых журналах, карикатурах, рисунках, письмах и т.п. Так вот, хрен вам, а не иллюстрации. Жрите негров. Можно жопой.

Естественно, я расстроена. Нет, я раньше или позже такую подборку сделаю, разумеется, и всё, что хочу, расскажу. Но сам факт меня очень возмутил. Я не против негров и не против внимания к теме работорговли. Раньше или позже я тоже уделю этому вопросу кусочек времени и сил. Но я против, когда одна группа пострадавших оказывается в фокусе, а страдания других становятся темой нежелательной: «Ну, да, вообще-то, были такие неприятности… Кстати, о неприятностях: вы себе не представляете, сколько их было у негров!»

Когда подобным образом расставляет приоритеты частное лицо, в этом нет ничего предосудительного. В конце концов, каждого интересует своё, и для кого-то, действительно, расовый вопрос намного интересней социального. Но когда в такие игры с приоритетами начинают играть корпорации и государства, поневоле задумаешься. Вы не находите, что гипертрофия расовой проблемы стала очень удобной ширмой для сокрытия проблемы классовой? При этом чем острее становится социальная напряжённость, тем активней педалируется расовый вопрос. Что характерно, никакого расового вопроса на самом деле давным-давно не существует, все уже равны и политкорректны (и негры, положа руку на сердце, даже куда равнее и неполиткорректнее белых). Казалось бы, что мешает правительствам просто признать этот факт и директивным решением постановить, что расовый вопрос приобрёл анекдотический характер и требует более спокойного к себе отношения? Я раньше думала, что мешает тупость, теперь я так не думаю. Мне кажется, это вполне целенаправленная политика: негры на Западе стали прикрытием верхушки — подобно тому, как в России стали прикрытием верхушки кавказцы и азиаты. Негров по-прежнему эксплуатируют, ими по-прежнему пользуются, только теперь это делается тоньше и с более благообразной миной.

Я не понимаю, как этого до сих пор не заметили сами негры, точнее их лидеры. Или заметили, но приняли как должное и решили заодно с «верхами» делать свой маленький гешефт на своих же собратьях? Или они просто не настолько в курсе европейской истории и у них нет возможности сопоставить факты? В природную дурь негров я не верю, сколько бы «истинно русские арийцы» ни верещали об их априорной ущербности.

Однако я думаю, что программы, направленные на деградацию общего образовательного и культурного уровня населения, принимаются неспроста. Образованный человек, видите ли, может взять да и сравнить житие негров и белых матросов на кораблях королевского британского флота. Он может даже, чего доброго, не увидеть особых отличий — вот ведь какая незадача. Он может даже — о, ужас! — спросить: «А почему, например, в отсталой России телесные наказания в армии и на флоте во многом были следствием отсталости и вообще крепостного права, тогда как в прогрессивной Британии матросов секли, невзирая ни на прогресс, ни на Великую Хартию Вольностей?» (справедливости ради, у нас и после отмены крепостного права с солдата могли спустить шкуру вместе с мясом, но у нас после отмены крепостного права и до окончательной отмены телесных наказаний прошло, не соврать бы, лет сорок, тогда как в Британии этот путь был куда как тернист и извилист). Но самое неприятное заключается в том, что образованный человек раньше или позже приходит к идее социального равенства и начинает эту идею развивать. Развитие же этой идеи неизбежно выплёскивается в тему социального протеста.

А социального протеста западный мир нахавался в 60-70-е — по самые гланды…

Вот и ответ. Безграмотного человека проще контролировать. Развращённого человека проще держать в неведении, чем человека, который привык преодолевать препятствия, учиться на собственных ошибках и самостоятельно искать свой путь. Население Европы и США целенаправленно развращают: приучают к мысли о том, что можно вольготно жить на пособия, не думать о завтрашнем дне, не заботиться о хлебе насущном. В авангард нового развращённого мира поставлены негры: во-первых, исторически они и так оказались самой малограмотной прослойкой населения, а во-вторых, их эксплуатация — дело привычное и хорошо изученное. Так протестная энергия направляется в заведомо ложное и безопасное русло. В сущности, таким образом западный мир отучают от самой идеи простета.

И это, как вы поняли, к вопросу о пользе изучения структур, на первый взгляд очень далёких от политики.

Чтоб два раза не вставать. Попробовала поиграть в «Города» с memos.ru (кстати, опрос по Венесуэле ещё открыт, есличо, и мне действительно интересно ваше мнение). На третьем ходу сайт мне сказал, что он не знает посёлок Анжу, на пятом — что ему неизвестны города Шербур и Шартр. Какой-то херов Гайсин, который знают, небось, только на родине Гайсина, ему известен, а знаменитые на весь мир Шербур и Шартр, видите ли, неизвестны. Что за франкофобское звездило разрабатывало эту дурь, я интересуюсь?

Upd. Тема получила неожиданное и весьма интересное развитие в виде постинга Nadya Pommier Русские люди и американские негры (см. сам топик и дискуссию в комментариях).


Читать дальше...

Опрос по Венесуэле

Ежели не секрет, вы за поправку к конституции Венесуэлы или против неё? Я понимаю, что наши с вами мнения — это, конечно, офигенно весомые аргументы, разбрасываться которыми в день венесуэльского референдума совершенно неприлично. И всё-таки любопытство моё превыше морали. Итак:

Поправка к конституции Венесуэлы: вы за или против?

Я — за!
Я — против!
Я воздержалсо
Я чо-та нипонял, за что голосуем…
Я лучше на самом референдуме проголосую


результаты этого опроса
сделайте свое голосование!

Всем, кто проголосует, заранее большое спасибо.


Читать дальше...

14 февраля 2009 г.

О логике маленьких чиновников, о книжных магазинах и о судьбе России

Прочла у koniglio постинг о буржуйских книжных магазинах. Захлебнулась собственной слюной. В Москве что-то подобное попытались наладить в «Белых облаках» да в аналогичном «Облакам» «Пути к себе». Хотели, наверное, как лучше, но получилось как всегда: магазины крошечные, в книжных отделах обычно столпотворение, цены в буфете такие, что меня тошнит от одного его вида, а на пол, особенно зимой, садиться опасно как для штанов, так и для здоровья.

Есть ещё кафешка (тоже с термоядерными ценами) в «Библио-глобусе» — в подвальном этаже. Ничего бы плохого не было в подвальном этаже, если бы не отвратительная вентиляция. У меня сложилось впечатление, что её там просто нет. Кроме того, подвальный этаж «Библио-глобуса» — это отдел, где собраны книги по искусству, а такие альбомы за столиком с кофе рассматривать несколько несподручно.

В «Пирогах», говорят, есть книжный. Но «Пироги», по иронии судьбы, — это сначала кафе, а потом уже всё остальное. К тому же я там не была, только слышала.

Прочие книжные — я имею в виду большие, приличные магазины — существуют примерно так: «Книга — это святое, мы — жрецы, допущенные блюсти святость, а вы все — быдло». Например. Рядом с метро «Кузьминки» есть книжный. Большой такой, нормальный вполне себе книжный, и цены там, кстати, тоже вполне себе нормальные. Поскольку я, когда приезжаю погостить, живу рядом, то и отовариваюсь преимущественно там. В этом книжном есть зал, где стоит кресло. Спрашивается, чего это оно там стоит? Я обычно, когда захожу туда, беру несколько книг и сажусь в это кресло. Немедленно после того, как я устраиваюсь, рядом со мной появляется тётенька и начинает присутствовать. Тоже самое происходит, когда я перехожу в другой зал, где стоит уже не кресло, а стул, и сажусь на этот стул: появляется тётенька и начинает быть. Меня это всегда забавляет: сидящий на виду у всех человек имеет в разы меньше возможностей отодрать от книги магнитную полосу и сунуть её в сумку, чем человек, стоящий лицом к стеллажу и спиной к продавцам. Да даже человек, стоящий к продавцу вполоборота, имеет несравненно больше возможностей украсть, чем человек, сидящий лицом к залу! Но взгляды наших продавцов неизменно устремлены на того, кто сидит и читает, а не на того, кто шныряет между стеллажами.

А потому что непорядок. Потому что не как все и не как положено. Да, смотрители прекрасно знают, что сидящий лицом к залу человек не может украсть книгу. Но своим поведением я даю им понять, что способна поступать не как все и нарушать положения. Дальше включается уже совершенно особенная логика маленького чиновника: на того, кто способен поступать не как все и нарушать положения, не распространяются законы, действующие в отношении всех остальных; следовательно, он может украсть книгу, даже сидя лицом к залу.

Вы следите за этим причудливым изгибом мысли? О, это увлекательнейшее занятие, следить за причудливыми изгибами мысли маленьких чиновников! Вы заметили, откуда взялась логическая ошибка? Да, для маленького чиновника не существует разницы между положением и правилом, законом, физической возможностью. Для него что «директор сказал», что «принято в обществе», что «вызвано объективными причинами» — одно и то же. И я неизменно млею, когда сталкиваюсь с очередным отсутствием этой разницы в мозгах отдельно взятого гражданина. Для меня это служит неопровержимым доказательством, что передо мной маленький чиновник — если не реальный, то как минимум потенциальный.

Но мы о книжных. В нашем обществе почему-то не принято выделять книжные магазины среди прочих магазинов и соответствующим образом их оборудовать. Точно так же, как в головах маленьких чиновников отсутствует разница между «положено» и «осуществимо», в головах больших чиновников отсутствует разница между книжным и любым другим магазином. Она отсутствует, потому что её нет так же и в головах подавляющего большинства окружающих: люди приходят в книжный — за покупками, то есть как и в любой другой магазин.

«А зачем же надо приходить в книжный магазин, как не за покупками?» — спросите вы, а я вам расскажу. В книжный магазин надо приходить затем, чтобы пощупать, потрогать, разглядеть книгу, которую дешевле купить в интернет-магазине (особенно когда покупаешь сразу много) или даже вообще на компакте (аудио, например). Книжный магазин — это выставка-продажа: посмотрел, что есть, и заодно, может быть, если позволяют финансы, купил. Плюс к тому, прежде чем деньги (иногда довольно большие) перейдут от покупателя к продавцу, бывает очень невредно полистать книгу, особенно если автор или иллюстратор этой книги вам незнаком. Кроме того, книжный магазин — прекрасное место для спонтанных встреч с единомышленниками, с людьми одинаковых литературных вкусов или взглядов, или интересов. Помимо перечисленного, книжный магазин — это площадка для размещения анонсов и рекламы от издательств: здесь человек должен иметь возможность заказать ещё не выпущенную книгу, оформить подписку, узнать о вновь открывшихся издательствах и о технических новинках книгоиздательского процесса, да просто полистать каталог, в конце концов. Наконец, книжный магазин — это место, где вы можете получить консультацию по интересующей вас теме (и я уже не говорю о встречах с писателями или издателями).

Вы скажете, что почти всё перечисленное проще сделать в интернете, и будете правы. Но интернет не способен обеспечить эмоциональное погружение в атмосферу публичной интимности, которая присуща только реальным книжным магазинам. А чем технологичней становится наш мир, тем больше человек испытывает потребность в качественном эмоциональном контакте и тем взыскательней становится, когда речь заходит об обеспечении этого контакта. Он не всегда эту потребность прямо осознаёт, но это не меняет дела: она есть — и этого достаточно, чтобы, проходя мимо книжного магазина, человек вспомнил, как хорошо и приятно он провёл там время месяц назад. Так вот, книжный магазин существует именно затем, чтобы человек туда возвращался и возвращался, и — по закону больших чисел — однажды ушёл домой не с пустыми руками, а с покупкой (и, разумеется, с намерением вернуться снова, пусть даже и просто почитать что-нибудь).

Плохо (в глазах окружающих) то, что все выгоды от такого рода книжных магазинов сугубо стратегические. Никаких мгновенных преимуществ такая практика не принесёт да и не может принести. А у нас народ, к сожалению, в массе жаден, подл и предпочитает маленькое сегодня, а не большое завтра. Так что нормально оборудованные книжные магазины у нас ещё очень долгое время будут либо маленькими (при издательствах), либо маргинальными (как «Белые облака»), либо экзотикой (как «Пироги»). Мелочность — вот что раньше или позже погубит Россию: она всегда будет жить сегодня, сколько б ни прожила, и однажды просто не вспомнит, что в полночь наступит завтра.

Изрядно я загнула… А главное, про всё сразу.


Читать дальше...

12 февраля 2009 г.

Да, и, кстати...

Сегодня исполнилось 200 лет со дня рождения Чарльза Роберта Дарвина.

В связи с тем, что Дарвин не имеет никакого отношения ни к мракобесию в целом, ни к РПЦ в частности, российские новостные ленты вряд ли расскажут нам о его юбилее. Но вы всё равно знайте: Дарвин родился 12 февраля 1809 года.

Не сомневаюсь, что за рубежом этому событию уделят куда больше внимания, чем в России, но, если мы постараемся в блогах, Дарвин не останется забытым и у нас. Флешмобим?

Чарльз Дарвин в 1840 г.
Australian National Maritime Museum
«Бигль» в 1841 г. (кликабельно)
Википедия



Читать дальше...

Нидхелп

А вот кто-нибудь знает какую-нибудь фриварную программу для систематизации изображений? Надо: практически, просмотрщик картинок, но с возможностью добавлять пространные описания (и редактировать их, естественно, и искать по ключевым словам в этих описаниях), расставлять собственные метки, ссылаться на другие файлы и т.п. Фактически, если вы представите себе, как могла бы выглядеть база данных художественной галереи какой-нибудь, то получите как раз то, что мне нужно.

Может, есть такая? А то я уже скоро на стенку полезу.


Читать дальше...

11 февраля 2009 г.

Пятиминутка знамо чего

Кто бы знал, как же я ненавижу подзамочные записи: все эти «френд-группы» в ЖЖ, «закрытки» в дайри и прочий шухер!

Ладно, когда под замок уходит конфиденциальная информация или содержание, способное привлечь на голову автора кучу мартышек, но ведь эти несчастные замки иногда лепят просто на всё подряд, в том числе и на материал ни разу не полемический, а порой так вообще академический. Хочешь поделиться им с другими — и хрен. Вот хрен — и всё: перепубликовывать неэтично, ссылку давать нелогично. Как хочешь, так и ебись.

И был бы в этом хоть малый здравый смысл, а то ведь все эти шаманские пляски равноценны разве что запрету выносить знания из школы. Дурдом, блин.


Читать дальше...

10 февраля 2009 г.

Видеоподборка

Научно-популярные фильмы ВВС и Discovery в переводах на русский. Утащила у svoloch77 и опубликовала в «Письмах из бутылки» с коротенькими комментариями. Думаю, это будет интересно не только любителям парусного флота, но и многим другим.

Из цикла «Великие географические открытия»:

Магеллан
Кук
Нансен

Из цикла «Детективы на полях сражений»:

Трафальгарское сражение


Читать дальше...

6 февраля 2009 г.

Админом можешь ты не быть, но педофилом быть обязан

Слушайте, господа, а «цивилизованный» мир, он, вообще, как, на всю башку уже болен или ещё фифти-фифти? Я давеча сцылко нашла (потеряла, но найду снова, если кому очень надо будет), так в ней чёрным по белому написано, что на каком-то ресурсе из примерно 450 тыс. юзеров 90 тыс. были забанены «за педофилию». Это какбэ, на минуточку, пятая часть, не полпроцента какие-нибудь.

Пятая часть, ога. Это знаете, что означает? Это означает, что, по мнению администраторов ресурса, педофилия есть одна из антропологических норм. Потому что в противном случае столько педофилов не может обнаружиться ни при каких обстоятельствах.

Теперь давайте продолжим логику администраторов ресурса: если даже пидорасов и лесбиянок, которых от природы среди людей всего то ли 2, то ли 5 процентов, политкорректность предлагает считать нормальными людьми, то с какой стати следует считать ненормальными педофилов, которых, по мнению вышеуказанных администраторов, ажно не то вчетверо, не то сразу в десять раз больше, чем пидорасов?

Нет, серьезно, если их так много, то, наверное, природа-мать считает педофилию естественной, правильной и физиологически приемлемой склонностью? Я лично трактовать выводы, сделанные из обнаружения 20% педофилов, никак иначе не могу. И ведь самое смешное, что эти выводы даже не противоречат эволюционной теории, ибо перенаселённость людьми на земле сейчас такая, что природа запросто может начать корректировать рост численности нашего населения любыми нетривиальными методами. Может быть, пробуждение у половозрелых особей склонности к особям неполовозрелым является одним из таких методов?

Меня смущает здесь парочка маленьких обстоятельств: во-первых, увеличивать количество гомосексуалистов, асексуалов, бесплодных и лишённых родительского инстинкта для природы гораздо проще и экономичней (механизмы уже отработаны, процесс идёт вовсю, что мы повсеместно и наблюдаем); во-вторых, педофилия не страхует от появления новых особей настолько же эффективно, насколько это способны сделать все вышеперечисленные методы. У двух девочек или двух мальчиков ничего нового в отсутствие другого пола не появится; девочка или мальчик, не желающие секса, тоже вряд ли обзаведутся потомством (ну, девочка ещё, может, и пойдёт на искусственное оплодотворение, а вот мальчика к нему гарантированно даже не допустят); человек, не желающий иметь детей, просто не будет их рожать; однако нимфетка от педофила запросто может забеременеть, притом чем южнее, тем раньше (что означает, что одна и та же нимфетка может принести педофилу и двух, и даже трёх младенцев).

Вот, я сижу и над этим всем думаю. Думаю, намеренно отбрасывая эмоциональные аргументы, вроде тех, которые апеллируют к сугубой эстетике несформированного детского или подросткового тела на фото и к которым прибегает большинство полемистов, участвующих в спорах вокруг педофилии. В мозг к человеку залезть невозможно: с одним и тем же выражением лица люди могут и просто любоваться, и похотливо вожделеть, — так что никакой возможности установить мотив созерцания объекта у нас нет. Но вот вам статистика, и эта статистика говорит совершенно прямо: либо педофилия — природная антропологическая норма и педофилов надо срочно уравнивать в правах со всеми остальными, либо у «цивилизованного» мира оторвало башку и мы действительно имеем шанс увидеть конец этой идиотской цивилизации.

Мне почему-то отчётливо мерещится второе.


Читать дальше...

4 февраля 2009 г.

Ищу человека

Предположим, встретились две благородные бактерии (это чтоб не писать «две блохи», потому что в данном случае я хочу отвлечься от оценочной нагрузки на слова, но если вам слово «блоха» не застит глаз, представьте на месте благородных бактерий блох), и одна другой говорит:

— Понимаешь, я живу на Димоне не потому, что Димон объективно хорош, а потому, что на Димоне жить мне лично лучше, чем, скажем, на Воване. Мне лично лучше — это я подчёркиваю особо, потому что есть, конечно, куча бактерий, которым на Димоне плохо, а на Воване, наоборот, хорошо. Но мне лично лучше на Димоне. Это в отсутствии, как ты понимаешь, возможности избавиться от человека вовсе. Но когда-нибудь, поверь, настанет время, когда мы найдём такую возможность. И тогда мы сможем уничтожить людей за ненадобностью, и нам не придётся выбирать, на Димоне жить или на Воване — живи где хочешь, хоть в семьдесят пятой квартире по Шверника, 15, хоть в сто двенадцатой по Урицкого, 24, хоть вообще в Бенине.

Вот так одна благородная бактерия говорит другой, и другая это всё слушает.

И это к чему? А это ни к какой вовсе даже не морали, а это для ясности. Мне пришла в голову идея, которую я, как всегда, отдаю в хорошие графоманско-писательские руки безвозмездно, то есть даром.

Люди очень много рассуждают о государстве, о его значении в жизни человека и о том, как снизить роль государства в этой самой жизни и — в идеале — избавиться от него совсем. Так вот, напишите кто-нибудь эту коллизию от лица государства, а? Вот, так, чтоб главным героем стало государство — именно как самостоятельная сущность, наделённая пусть коллективным, но разумом. И пусть этот разум будет отчётливо проявлен в книге — именно на том уровне, на котором мы можем наблюдать его проявления, но так, чтобы было совершенно ясно: действуют не люди от его лица (пусть даже в образе элементов), а действует оно само (элементы же в виде людей всего-навсего ведут себя, как вели бы кровеносные тельца или нервные клетки нашего организма при определённых наших действиях: то есть мы действуем в своём направлении, а они — в своём). Вот так покажите. Без морали, без указаний на то, что в противостоянии человека и государства хорошо, а что плохо, без рассуждений о примаре слезинки ребёнка или, наоборот, величия империи, а просто как констатацию: есть — и всё. Надоценочно и надмирно: вот мальчик Саня, вот его девушка Аня, вот их чистая и неповторимая любовь, а вот существо, которое для них непостижимо как мыслящая конструкция, которое они могут оценивать только по проявлениям его бессознательного и к которому они относятся поэтому как к неодушевлённому организму, которое искренне считают вредным в целом, но объективно неустранимым на данном этапе… и которое при всём при этом борется за свою жизнь и что-то там себе само размышляет. Мы не видим, что оно размышляет и что замышляет, мы не знаем, убожество это среди государств, или странноватый бомж с высшим образованием и философским взглядом на жизнь, или просто обыватель, или даже гений уровня Моцарта, или вообще ребёнок, а то и сумасшедший: мы — его лимфа и костный мозг, нам доступны только последствия его проявленных в действии решений, мы можем реагировать только на его движения. А оно, между тем, делает что-то своё, ставит перед собой какие-то цели, может быть, даже к чему-то азартно стремится…

Напишите, народ, а? Вам Нобелевку дадут сразу, даже на грамацность вашу не посмотрят, а мне просто приятно будет. Идея-то — роскошь, хоть и не новая. Лем к ней очень вплотную подобрался, но не сдюжил всё-таки, ящитаю, ушёл и в лирику, и в этику. К тому же тему он раскрывал в более простом ключе — существо, отделимое от человека, объективизировать всё же проще. А тут ведь парадокс, по сути, на грани коллапса: государство неотделимо от людей. Напишите, а?


Читать дальше...

1 февраля 2009 г.

«Во-первых, не хватило электричества...»

Почитала несколько дискуссий литературно-кинематографического характера. По результатам хочу сказать следующее:

1. Мне не нравятся Стругацкие в целом. То есть если не лукавить, то я знаю, что они плохи как писатели. Но, пока я не могу внятно сформулировать претензии к ним, эта фраза пишется как «мне не нравятся»;

2. Единственные две книги Стругацких, которые мне нравятся, — это «Понедельник…» и «Трудно быть богом». Причём вторая — с большими оговорками и натяжками;

3. Да, язык Стругацких богат, обилен и силён. Но я считаю, что у писателя богатый, обильный и сильный язык должен быть по умолчанию, и поэтому когда писателю ставят в заслугу первым и последним делом язык, мне так и хочется спросить, нужно ли считать хорошим слесарем всякого, у кого есть разводной ключ?

4. Кстати, как пример предыдущего тезиса. БГ — коммерсант, конъюнктурщик и кустарь. Назвать его хорошим поэтом у меня лично язык не повернётся (хотя некоторые его альбомы мне нравятся целиком — такие, например, как «Сестра Хаос»). Но, хоть он и кустарь, а его язык, как это ни удивительно, тоже богат, обилен и силён;

5. Из «Обитаемого острова» я не прочла ни строки. Потому что, простите за констатацию, в мире есть вещи гораздо важнее, чем рефлексия отдельно взятых писателей, будь их язык даже очень обилен, силён и богат. А после «Понедельника» ничего, кроме собственной рефлексии, Стругацкие не описывали;

6. Я совершенно убеждена, что в мире есть вещи гораздо важнее, чем те, которые изготавливает Бондарчук. Поэтому говорить о вещах, изготовленных Бондарчуком, и поддерживать ажиотаж вокруг вещей, изготовленных Бондарчуком, я считаю несусветной глупостью и признаком самонедостаточности;

7. Если хочется языка, надо пойти в ресторан, где его хорошо готовят, или купить на базаре свежий и сделать самостоятельно. Читать же ради этого книги — глупость ещё большая, чем говорить о вещах, изготовленных Бондарчуком. Хотя, конечно, к поваренным книгам это не относится;

8. На комменты, если они будут, отвечу завтра.


Читать дальше...