«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

17 февраля 2009 г.

Буриданов осёл

Это просто для себя, наверное. Впрочем, если кому будет что сказать, я с удовольствием выслушаю.

Итак, цель — результат (обозначим его Х). Х выполняется субъектом А и является неизбежным следствием от другого результата (назовём его Р), который выполняется мною. То есть если я сделаю Р, то вслед за этим А обязательно сделает Х (что мне, собственно, и надо). При этом Х неочевиден (теоретически неизбежен, но неочевиден). А неизбежность его обусловлена психологическими особенностями А как я их вижу (вот чего-чего, а видеть я умею).

По большому счёту, делать Р не шибко разумно: во-первых, Р сам по себе никакого интереса для меня не представляет; во-вторых, Х, теоретически, может выполнить не только А (просто от А добиться желаемого результата гораздо проще, чем от любого другого); в-третьих, играть в тёмную я не люблю и, когда приходится, стараюсь немедленно по достижении результата открыться, а меня и без того уже со всех сторон считают манипулятором (к тому же флеймошухер обещает разразиться на пол-интернета по меньшей мере); в-четвёртых, овчинка не стоит выделки, сиречь Х не настолько ценен для меня, чтобы подставляться из-за него под флеймошухер на пол-интернета; в-пятых, после того как я выложу карты, на меня, помимо всего прочего, сверзится увесистое и, что самое неприятное, вполне обоснованное обвинение в грубейшем нарушении этики (причём отмазаться я не смогу даже формально). И поэтому Р я делать не хочу.

Но есть, сцуко, одно обстоятельство, которое меня беспокоит и перевешивает едва ли не все аргументы разом, включая и то, что сверзится. Как правильно было помянуто в дискуссии о Дарвине, всякая научная теория должна быть фальсифицируемой. Так вот, моя теория о том, что Р неизбежно повлечёт за собой Х, очень даже фальсифицируема. И поэтому я страстно хочу сделать Р.

В результате я его, наверное, всё-таки не сделаю… а если и сделаю, то нескоро. Но руки очень чешутся.

Вот такая, блин, научная методология текущего момента…


Комментариев нет:

Отправить комментарий