«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

15 февраля 2009 г.

Негры XXI века

Про флот только в завязке и бэкграундом, поэтому публикую здесь.

Я знаю, что такое морская держава. Морская держава — это государство, центральные морские музеи которого работают ежедневно без выходных и посещение их бесплатно. Великобритания, безусловно, морская держава, с чем я её и поздравляю.

Однако тот факт, что Великобритания — морская держава, не отменяет детали, бросающейся в глаза: на сайтах англоязычных морских музеев (я имею в виду, британских и австралийских) очень большое внимание уделено истории работорговли, тогда как история быта британского королевского флота освещена крайне скупо, фрагментарно и словно бы вскользь. Между тем матросы и унтер-офицеры упомянутого флота вплоть до конца XIX века жили немногим лучше, чем негры на плантациях. Вкалывали, во всяком случае, не меньше, а иной раз и поболее. А что касается личной свободы, то формально она у них, конечно, была, а как же…

Вообще-то, всё началось с того, что мне приспичило сделать подборку документов, на основе которых можно было бы рассказать в «Письмах из бутылки» о повседневной жизни английского моряка эпохи Нельсона. В принципе, тема далеко не новая и очень хорошо изученная. Но я хотела акцентировать внимание на иллюстрациях: судовых журналах, карикатурах, рисунках, письмах и т.п. Так вот, хрен вам, а не иллюстрации. Жрите негров. Можно жопой.

Естественно, я расстроена. Нет, я раньше или позже такую подборку сделаю, разумеется, и всё, что хочу, расскажу. Но сам факт меня очень возмутил. Я не против негров и не против внимания к теме работорговли. Раньше или позже я тоже уделю этому вопросу кусочек времени и сил. Но я против, когда одна группа пострадавших оказывается в фокусе, а страдания других становятся темой нежелательной: «Ну, да, вообще-то, были такие неприятности… Кстати, о неприятностях: вы себе не представляете, сколько их было у негров!»

Когда подобным образом расставляет приоритеты частное лицо, в этом нет ничего предосудительного. В конце концов, каждого интересует своё, и для кого-то, действительно, расовый вопрос намного интересней социального. Но когда в такие игры с приоритетами начинают играть корпорации и государства, поневоле задумаешься. Вы не находите, что гипертрофия расовой проблемы стала очень удобной ширмой для сокрытия проблемы классовой? При этом чем острее становится социальная напряжённость, тем активней педалируется расовый вопрос. Что характерно, никакого расового вопроса на самом деле давным-давно не существует, все уже равны и политкорректны (и негры, положа руку на сердце, даже куда равнее и неполиткорректнее белых). Казалось бы, что мешает правительствам просто признать этот факт и директивным решением постановить, что расовый вопрос приобрёл анекдотический характер и требует более спокойного к себе отношения? Я раньше думала, что мешает тупость, теперь я так не думаю. Мне кажется, это вполне целенаправленная политика: негры на Западе стали прикрытием верхушки — подобно тому, как в России стали прикрытием верхушки кавказцы и азиаты. Негров по-прежнему эксплуатируют, ими по-прежнему пользуются, только теперь это делается тоньше и с более благообразной миной.

Я не понимаю, как этого до сих пор не заметили сами негры, точнее их лидеры. Или заметили, но приняли как должное и решили заодно с «верхами» делать свой маленький гешефт на своих же собратьях? Или они просто не настолько в курсе европейской истории и у них нет возможности сопоставить факты? В природную дурь негров я не верю, сколько бы «истинно русские арийцы» ни верещали об их априорной ущербности.

Однако я думаю, что программы, направленные на деградацию общего образовательного и культурного уровня населения, принимаются неспроста. Образованный человек, видите ли, может взять да и сравнить житие негров и белых матросов на кораблях королевского британского флота. Он может даже, чего доброго, не увидеть особых отличий — вот ведь какая незадача. Он может даже — о, ужас! — спросить: «А почему, например, в отсталой России телесные наказания в армии и на флоте во многом были следствием отсталости и вообще крепостного права, тогда как в прогрессивной Британии матросов секли, невзирая ни на прогресс, ни на Великую Хартию Вольностей?» (справедливости ради, у нас и после отмены крепостного права с солдата могли спустить шкуру вместе с мясом, но у нас после отмены крепостного права и до окончательной отмены телесных наказаний прошло, не соврать бы, лет сорок, тогда как в Британии этот путь был куда как тернист и извилист). Но самое неприятное заключается в том, что образованный человек раньше или позже приходит к идее социального равенства и начинает эту идею развивать. Развитие же этой идеи неизбежно выплёскивается в тему социального протеста.

А социального протеста западный мир нахавался в 60-70-е — по самые гланды…

Вот и ответ. Безграмотного человека проще контролировать. Развращённого человека проще держать в неведении, чем человека, который привык преодолевать препятствия, учиться на собственных ошибках и самостоятельно искать свой путь. Население Европы и США целенаправленно развращают: приучают к мысли о том, что можно вольготно жить на пособия, не думать о завтрашнем дне, не заботиться о хлебе насущном. В авангард нового развращённого мира поставлены негры: во-первых, исторически они и так оказались самой малограмотной прослойкой населения, а во-вторых, их эксплуатация — дело привычное и хорошо изученное. Так протестная энергия направляется в заведомо ложное и безопасное русло. В сущности, таким образом западный мир отучают от самой идеи простета.

И это, как вы поняли, к вопросу о пользе изучения структур, на первый взгляд очень далёких от политики.

Чтоб два раза не вставать. Попробовала поиграть в «Города» с memos.ru (кстати, опрос по Венесуэле ещё открыт, есличо, и мне действительно интересно ваше мнение). На третьем ходу сайт мне сказал, что он не знает посёлок Анжу, на пятом — что ему неизвестны города Шербур и Шартр. Какой-то херов Гайсин, который знают, небось, только на родине Гайсина, ему известен, а знаменитые на весь мир Шербур и Шартр, видите ли, неизвестны. Что за франкофобское звездило разрабатывало эту дурь, я интересуюсь?

Upd. Тема получила неожиданное и весьма интересное развитие в виде постинга Nadya Pommier Русские люди и американские негры (см. сам топик и дискуссию в комментариях).


5 комментариев:

Волков комментирует...

Случайно напоролся на эту статью, но мне очень понравилось! Пятёрка!

Schisma комментирует...

2 Волков

Спасибо.

Nadya Pommier комментирует...

Я вот тоже на эту тему задумалась, только с другого конца. А мне как раз на вас ссылочку в ответ :)

Schisma комментирует...

2 Nadya Pommier

Я, в свою очередь, сошлюсь здесь на ваш постинг, потому что дискуссия к нему оказалась чрезвычайно интересной. :)

Nadya Pommier комментирует...

Взаимно.
И спасибо за участие, очень продуктивно!

Отправить комментарий