«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

24 декабря 2013 г.

Хуй бы с ним, с Перумовым

Меня другое занимает.

1. Когда кто-то указывает культурным и со всех сторон воспитанным украинцам, обитающим в жэжэшечках и отнюдь по подворотням не лазающим, на то, что украинская гопота на самом деле считает сегодня русский язык признаком политической ориентации, на самом деле говорит о том, что это — собачий язык, на самом деле не различает (как семантически, так и сугубо риторически) такие выражения, как «москаль» и «русский», — тогда культурные и со всех сторон воспитанные украинцы на голубом глазу заявляют: «Ну, вы же понимаете, это всё фигурально».

Дорогие украинцы!

Тут вот какое дело… Гопник — это по определению не тот субъект, который имеет представление о фигурах речи. Поэтому любая ваша попытка выгородить явного гопника, приписав ему ораторские способности, выглядит очень смешно, с одной стороны, и очень грустно — с другой.

2. Я сейчас ежедневно читаю множество похвал «здоровому» национализму и, в частности, национализму украинскому (который, по мнению некоторых, якобы существенно отличается от русского национализма в якобы лучшую сторону). Так вот, на все эти похвалы и на всю эту развесистую теорию я имею сказать следующее: национализм — это всегда гопота. Всегда. Без исключения.

Почему?

Потому что интуитивно национализм укладывается в очень простую и совершенно не требующую осмысления формулу: например, «бей жидов — спасай Россию»; или, например, «дякую боже, що я не москаль»; или, до кучи, «москаляку на гилляку». И вы можете, простите за пафос, хоть усраться, доказывая гопникам, а заодно всем и каждому, что гопники в своём интуитивном понимании национализма не правы, — гопникам однохуйственно, что вы там у себя в жэжэшечках считаете и в каком порядке. А наблюдателям, соответственно, это всё тоже однохуйственно, потому что если вы говорите одно, а гопники между тем делают другое, значит, что-то в озвученной вами идиллии не срастается. Что-то, видимо, надо подкорректировать в теоретическом обосновании: или крестик, или трусы.

3. Откуда вообще взялась на Украине тема современного национализма? Что, москаль и вправду такой лютый, каким его живописуют украинские поговорки, что даже «чорт краще»? Не, ребята, всё гораздо интересней. Люди, которые сегодня культурно пишут похвалы украинскому национализму и культурно агитируют за национализм, просто тупо путают два совершенно не родственных понятия — «национализм» и «национализация». Подразумевают они, на самом-то деле, второе, а не первое. «Национализация» — это захват или возврат государством некоторых стратегически важных вещей, которые прежде ему не принадлежали или принадлежали чисто номинально. Например, различных предприятий (национализация производства), природных ресурсов, сфер влияния (национализация образования, медицины) и т.п. Слово «национализация» имеет отношение только к государству, больше ни к чему. Мы говорим «национализация» просто потому, что говорить «огосударствление» — это очень громоздко, неудобно и вообще вычурно. «Национализм» же — это всего-навсего декларация о том, что интересы нации превыше остального (в терминальных случаях, как, например, в понимании тех же гопников, даже и превыше писаного закона).

Очень хорошо это понимают белорусы. В Белоруссии национализма нет, а национализация есть, и в этом смысле там всё толково. Русские это в массе понимают исключительно мозжечком, но не более того. Украинцы, такое впечатление, что вообще не понимают. Не понимают, подчеркну, люди формально образованные, грамотные, умеющие складно изъясняться и в целом достаточно культурные для того, чтобы отличать, где уместно в рукав сморкаться, а где на Платона ссылаться. И в связи с этим мне как-то скучновато: илита на марше — я это уже видела. Приведёт к неизбежному смешению с гопотой.

Читать дальше...

13 декабря 2013 г.

А вы тоже…

…когда варите кофе, сыплете на раскалённую плиту щепоть корицы? А потом не можете не улыбаться, потому что весь мир исчезает, и остаётся только огромная жаркая древняя Индия: со слонами и дворцами, с джунглями и мёртвыми городами, с женщинами, закутанными в тысячу тончайших тканей, с томными лавочниками на пыльных узких улицах? Запах благовоний, запах дальних странствий, запах южного ветра, запах «я вернусь» ─ корица на раскалённой плите, где варится ваш самый вкусный на свете кофе, пахнущий «может быть» и «далеко».

Просто попробуйте, если не пробовали.

ЗЫ. Ни в коем случае не сыпьте с озвученной целью на раскалённую плиту мускатный орех, имбирь, гвоздику и прочий кардамон. Лучше занюхайте сразу дихлофос или, вон, фосген ─ и вам больше понравится, и организму пользы больше. Только корица, никакого хардкора.

Читать дальше...

10 декабря 2013 г.

Прамайдан и прапагоду

Прамайдан. Я про него ничего не пишу, потому что, в сущности, он представляет собой что попало ни о чём. Никаких политических последствий он иметь не может по определению, потому что развился именно из-за их наступления, а не для их предотвращения. Никаких экономических последствий, за исключением резкого увеличения товарооборота на киевских лотках и, как результата, увеличения прибыли киевских же лоточников, тоже не предвидится. А семантически всё ещё лет пятьсот останется как есть, и Украина не будет ни российской, ни западноевропейской, а будет она сугубо своей собственной ─ именно такой, какой она мне и нравится: со всеми своими периодическими выкрутасами и истериками, с безрезультатными метаниями то в одну сторону, то в другую, с синдромом поиска глубинного смысла и прочими очень смешными и глубоко трогательными вещами, которые лишь оттеняют её неистребимое желание много и вкусно жрать, сладко и долго спать, не творить зла, улыбаться и петь песни. И если тут действительно начнёт происходить что-то из ряда вон выходящее и могущее иметь разнообразные последствия, я об этом напишу обязательно, а пока что желаю предприимчивым хохлам изобрести под шумок новый рецепт медовухи, чтоб было чем хвастаться на следующем майдане (майданов ещё будет, это я вам гарантирую).

Прапагоду. У нас снег позавчера выпал. Сегодня, правда, уже стаял, но ещё вчера мы думали, что наступил климатический пиздец. То есть это я так думала, а мужик думал, чего бы ещё для сугрева накатить. Я накатила на себя шерстяной плед, а ещё накатила поближе к ногам калорифер ─ тем и спаслась. А мужик герой, он накатил стописят и тоже, в принципе, жив остался. Пришли к выводу, что окна надо бы всё-таки как-нибудь законопатить, потому что лета, по-видимому, в этом году уже точно не будет и, значит, не имеет смысла оставлять окнам способность открываться по первому движению. Жаль, очень жаль, мой внутренний душевнобольной, страдающий клаустрофобией, уже нарисовал мне пару десятков живописных картин неминуемой гибели, вызванной закупоркой окон. Придётся сдать его на зиму в психушку и забыть о нём, ничего не поделаешь. Но вы о нём не тревожьтесь, весной я открою окна, и он сам вернётся.

Читать дальше...