«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

24 декабря 2013 г.

Хуй бы с ним, с Перумовым

Меня другое занимает.

1. Когда кто-то указывает культурным и со всех сторон воспитанным украинцам, обитающим в жэжэшечках и отнюдь по подворотням не лазающим, на то, что украинская гопота на самом деле считает сегодня русский язык признаком политической ориентации, на самом деле говорит о том, что это — собачий язык, на самом деле не различает (как семантически, так и сугубо риторически) такие выражения, как «москаль» и «русский», — тогда культурные и со всех сторон воспитанные украинцы на голубом глазу заявляют: «Ну, вы же понимаете, это всё фигурально».

Дорогие украинцы!

Тут вот какое дело… Гопник — это по определению не тот субъект, который имеет представление о фигурах речи. Поэтому любая ваша попытка выгородить явного гопника, приписав ему ораторские способности, выглядит очень смешно, с одной стороны, и очень грустно — с другой.

2. Я сейчас ежедневно читаю множество похвал «здоровому» национализму и, в частности, национализму украинскому (который, по мнению некоторых, якобы существенно отличается от русского национализма в якобы лучшую сторону). Так вот, на все эти похвалы и на всю эту развесистую теорию я имею сказать следующее: национализм — это всегда гопота. Всегда. Без исключения.

Почему?

Потому что интуитивно национализм укладывается в очень простую и совершенно не требующую осмысления формулу: например, «бей жидов — спасай Россию»; или, например, «дякую боже, що я не москаль»; или, до кучи, «москаляку на гилляку». И вы можете, простите за пафос, хоть усраться, доказывая гопникам, а заодно всем и каждому, что гопники в своём интуитивном понимании национализма не правы, — гопникам однохуйственно, что вы там у себя в жэжэшечках считаете и в каком порядке. А наблюдателям, соответственно, это всё тоже однохуйственно, потому что если вы говорите одно, а гопники между тем делают другое, значит, что-то в озвученной вами идиллии не срастается. Что-то, видимо, надо подкорректировать в теоретическом обосновании: или крестик, или трусы.

3. Откуда вообще взялась на Украине тема современного национализма? Что, москаль и вправду такой лютый, каким его живописуют украинские поговорки, что даже «чорт краще»? Не, ребята, всё гораздо интересней. Люди, которые сегодня культурно пишут похвалы украинскому национализму и культурно агитируют за национализм, просто тупо путают два совершенно не родственных понятия — «национализм» и «национализация». Подразумевают они, на самом-то деле, второе, а не первое. «Национализация» — это захват или возврат государством некоторых стратегически важных вещей, которые прежде ему не принадлежали или принадлежали чисто номинально. Например, различных предприятий (национализация производства), природных ресурсов, сфер влияния (национализация образования, медицины) и т.п. Слово «национализация» имеет отношение только к государству, больше ни к чему. Мы говорим «национализация» просто потому, что говорить «огосударствление» — это очень громоздко, неудобно и вообще вычурно. «Национализм» же — это всего-навсего декларация о том, что интересы нации превыше остального (в терминальных случаях, как, например, в понимании тех же гопников, даже и превыше писаного закона).

Очень хорошо это понимают белорусы. В Белоруссии национализма нет, а национализация есть, и в этом смысле там всё толково. Русские это в массе понимают исключительно мозжечком, но не более того. Украинцы, такое впечатление, что вообще не понимают. Не понимают, подчеркну, люди формально образованные, грамотные, умеющие складно изъясняться и в целом достаточно культурные для того, чтобы отличать, где уместно в рукав сморкаться, а где на Платона ссылаться. И в связи с этим мне как-то скучновато: илита на марше — я это уже видела. Приведёт к неизбежному смешению с гопотой.

1 комментарий:

Анонимный комментирует...

В Белоруссии есть Александр Григорьевич Лукашенко.
И полное отстуствие белорусского языка, да и белоруссы скоро неотличимы от русских будут.
А вообще - фигню Вы написали, извините.

Отправить комментарий