«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

26 декабря 2009 г.

По поводу ёлки

Короче. Относительно остыв мозгами (относительно, потому что первые несколько часов после маминого звонка я, написав постинг, могла только плакать и курить).

Всем

Государство сделало мне такой подарочек к Новому году, что этот праздник у меня ни с чем хорошим ассоциироваться не будет как минимум ближайшие лет несколько. Во всяком случае забыть новогоднюю кремлёвскую ёлку 2010 года я точно никогда не смогу.

Эта ёлка была: а) срублена браконьерским образом б) на виду у всех и с помпой в) без малейшего сопротивления со стороны местных жителей, г) при полнейшем равнодушии со стороны надзорных органов, д) ради удовлетворения чиновничьего тщеславия, не более. Это, вот, совершенно объективный счёт к государству и к отдельным государственным структурам, совершенно без упоминания о том, что всё это произошло у меня в деревне. У меня в деревне — это уже мой личный счёт.

Следующее. Помимо того, что эта ёлка была срублена ровно так, как сказано в предыдущем абзаце, на её уничтожение, доставку и всё прочее было истрачено столько денег, что у меня волосы встают дыбом, когда я понимаю, сколько, например, библиотек можно было бы на эти деньги собрать, сколько аппаратуры закупить для больниц или школ и сколько перспективных проектов отдать в разработку. Я ещё поговорю с матерью (возможно, ближе к весне) и переспрошу у неё цифры и источник информации. Хотя практика показывает, что в подобных случаях больших промашек не бывает: люди просто знают и просто рассказывают о том, что знают. С хрена ли им выдумывать? Впрочем, деньги — это чисто для статистики. Меня наизнанку выворачивает, когда я вспоминаю, что дикая красота была уничтожена ради похвальбы.

Однако, ладно, действия властей меня шокировали, конечно, но в меньшей степени, чем действия, а точнее полное бездействие односельчан. Оно, в общем-то, понятно: бросаться грудью на амбразуру нынче немодно и даже моветон. Это только ветеранам простительно, но у нас остался один-единственный, кажется, ветеран, и он уже настолько плох, что по воду еле ходит, куда ему бросаться. Тем не менее, мне совершенно монопенисуально, что там модно, а что немодно.

Не всем

Ребята, Лёшка, Женька… Вы были в курсе? Если нет, ладно, проехали. Но если да, то почему молчали? Лёха, со слов матери, Клавка знала обо всём давно (во всяком случае про несколько месяцев караула возле ёлки ей или отцу, или твоему отцу, насколько я поняла, рассказала именно Клавка). Неужели ты ничего не знал заранее? Не, я понимаю, работа, Светка, мальчик, то да сё, телескоп опять же и своя хата с краю. Но ты же взрослый мужик-то, да? Ты природой рождён, чтобы защищать слабого. А что может быть слабее, чем красивое ничейное дерево? Или ты не для этого рождён, а для того, чтобы бабу ебать? Или я чего-то не поняла? Тогда поправь меня, потому что за две тыщи километров судить очень сложно, знаешь ли.

Женька. Ты — одна из тех, кто подписывал одиозное письмо 1986 года. Ты знаешь, о каком письме я веду речь. Ты забыла об этом? Или у тебя настолько четверо детей, что на ёлки просто времени не остаётся? А сколько лет было Машке, когда она подписывала то же письмо, что и мы? Намного ли больше, чем твоим старшим сейчас? Или тебе просто не пришло в голову, что дети могут принимать участие в делах взрослых, не отнимая у них, таким образом, времени? Или тебя заботит только судьба лошадей, но не судьба ёлок? Или ты тоже ничего не знала?

Ребята, вы в Москве живёте. Вы каждую неделю или по крайней мере каждый крупный праздник околачиваетесь в древне. У вас там родственники — безвылазно. У вас с ними постоянная связь. Почему вы ничего не знаете или же молчите? Почему вы ничего не написали мне заранее, если знали. КАКОГО ЧЁРТА?! Топ Яндекса закрылся только первого декабря. Первого, блядь, декабря! Мы могли успеть. Может быть, у нас ничего не получилось бы, но мы могли хотя бы попытаться. Вы это понимаете? Или вы, кроме своих норок, покатушек и носиков-курносиков, нихрена не видите и не слышите? Или вы не знаете о том, что распространение информации в электронном виде есть инструмент влияния почище этих ваших вчерашних газет?

Или вы просто не видите большой проблемы в том, что срубили красивую дикорастущую ёлку, потому что их навалом или потому что ещё вырастут? Если так, то мне вас отчаянно, до боли в подмышках жаль. И детей ваших просто адово жаль, сколько бы их ни было. Я вообще не представляю, как вы будете друг другу в глаза смотреть лет через десять.


Комментариев нет:

Отправить комментарий