«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

2 мая 2011 г.

Уж приснилось, так приснилось

Ночь уже на дворе, а я только сейчас вспомнила.

Приснились мне сегодня, то есть уже, наверное, вчера яйца. Нет, не те, о которых вы подумали, а куриные. Это были специально обученные яйца: в каждой яичнице, изготовленной из них, оказывалось как минимум одно яйцо, желток у которого не разбивался ни при каких обстоятельствах. Изобретатель этих яиц обосновал фичу так: дескать, все любят яичницу-глазунью, но не у всех она получается, потому что очень часто разбиваются желтки. Так вот, чтобы любителям глазуньи было не так обидно, теперь как минимум одно яйцо на яичницу сохранит желток в любом случае.

Мозг, когда я проснулась, вырвали две вещи: во-первых, один-единственный желток, а не все подряд, а во-вторых, один желток на яичницу, а не на определённое количество яиц (какие-то просто, блин, яйца с интеллектом).

Хотя, вообще, гурманы и в особенности эстеты, может, оценили бы. Мотив яичницы, например: все желтки разбиты и размешаны с белками в однородную массу, а в середине этой однородной массы, чуть прикрывая собою конструкцию из петрушки и нарезанных кровавыми ломтиками помидоров, возвышается единственный целый желток в окружении чистого белка. Жаль, я не настолько гурман и эстет: яйца последнее время вообще размешиваю прямо на сковородке, вместе с помидорами и луком, ради экономии времени приготовления.

Комментариев нет:

Отправить комментарий