«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

21 сентября 2013 г.

В двух словах о расстановке точек над ё

С 11 сентября этого года мне попались на глаза как минимум несколько материалов, посвящённых военному перевороту в Чили 1973 года, и все как под копирку: в них кратенько звучало общее осуждение Пиночета, а основная часть статей была посвящена причинам провала правительства Альенде. Ну, и выводилась мораль: в свержении законного президента Чили был виноват законный президент Чили.

Ссылок не даю, потому что сразу не сохранила, а сейчас уже едва ли найду, да и не в этом суть. Суть в том, что подобные материалы немножко уводят от темы 11 сентября, а тема для тех, кто не в курсе, звучит не как «В Чили произошёл военный переворот». Тема звучит: «В Чили произошла национальная трагедия». Почему сам по себе переворот в чилийских условиях не шибко способен быть темой разговора и почему именно этот переворот оказался национальной трагедией (что, собственно, и сделало его темой для разговора), я объяснила в нескольких постингах в прошлом году, вы можете их найти по тэгу «Чили». А для тех, кому лень искать, я тут буквально в двух словах сделаю резюме: в Чили, как и вообще в Латинской Америке, переворот — это не особо из ряда вон выходящее событие, там всё время что-то с чем-то агрессивно сталкивается и так или иначе переворачивается. Так что военный переворот Аугусто Пиночета стал выдающимся событием исключительно по той причине, что он повлёк за собой уничтожение уникальной чилийской культуры (в частности, культуры дискуссии, но и по многим пунктам культуры вообще). Фактически, сейчас, после долгих лет хунты, народ Чили занимается воссозданием того поля деятельности, без которого немыслим человек разумный как таковой. Воссоздаст, естественно, никуда не денется. Не в точности, конечно, воссоздаст, но так или иначе рано или поздно оклемается. Тем не менее, с Пиночета и его сообщников это тяжкой ответственности не снимает.

Что же до Альенде, то было бы совершенно нелепо думать, будто он действовал безошибочно. Если бы он действовал безошибочно, переворот просто не состоялся бы. Как правильно говорил кто-то из древних китайских стратегов, в войне побеждает тот, кто делает меньше ошибок. Так что тут и разговаривать не о чем. В любом случае, повторюсь, переворот на территории Латинской Америки — вещь более чем нормальная и всегда подспудно ожидаемая, и разговаривать о латиноамериканском перевороте, если он не повлёк за собой особо впечатляющих последствий (а тем более рассматривать какие-то его тонкие причины), сорок лет спустя уместно только историкам.

Комментариев нет:

Отправить комментарий