«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

9 августа 2010 г.

Да, кстати

Дополнение к постингу про всякую разницу.

3 ноября 2007 года я предсказала кризис, который наступит в связи с конфликтом «Бояре versus трактор». Проще говоря, я спрогнозировала климатический катаклизм, разрешить который страна окажется не готова по той простой причине, что для «боярской» модели правления, на которую сегодня опираются все: государство сознательно, а народ, даже самый оппозиционный, кто сознательно, а кто и подсознательно, — так вот, для такой модели грамотные технические решения — анахронизм, нонсенс и потому неприемлемы. Свидетели этого прогноза, надеюсь, живы и подтвердят есличо — дискуссия была, и все ходы записаны (запись выносить из-под замка в том журнале не хочу, но могу вынести её сюда вместе с дискуссией хоть целиком, хоть во фрагментах).

Я, правда, ошиблась в сроках: прогноз начал реализовываться на год позже, чем я предполагала. Это мы отважно проигнорируем за полной несущественностью. Что 2009, что 2010 — никакой глобальной разницы я лично не наблюдаю. Так же мой сценарий был несколько мягче, и огонь открытым тестом в него не входил, в него входили просто засуха и бесснежная зима. Это, по-моему, тоже частности, потому что в сумме так на так и выходит.

Я, вообще, о чём? Я, вообще, совсем не о том, какая я умная. Я, конечно, пиздец какая умная (таких, явсерьёзщитаю, единицы), однако в данном случае большого ума не требовалось, а требовалось только сосчитать сумму из двух слагаемых — школьная программа, в сущности. Так что это я о том, почему до сих пор ни слова не сказала (и не скажу, кстати) прапажарынадстраной и прочую катаклизьму, за исключением невиннейшей подъёбки в адрес попов. Неинтересно. И неактуально. О таких вещах говорить надо сильно заранее, потому что когда гром уже гремит, думать о том, где срочно взять громоотвод, оказывается несколько поздновато: страшно далёк громоотвод от народа.

Именно по этой же причине я последние полтора-два года всё реже и реже касаюсь вообще каких бы то ни было политических и прочих общенародных тем, от внезапного обнаружения которых живо трепещет вдруг разувшая глаза общественность. Неинтересно и неактуально. Всё, что должно было быть сказано, было мною сказано, причём вовремя. Сейчас боржоми помочь уже не в состоянии (где в состоянии, там ещё говорю по мере необходимости). А мнение общества насчёт актуальности той или иной темы меня не волнует абсолютно: общество набито дураками, не видящими дальше собственного носа и не умеющими считать даже в рамках школьной программы. Прислушиваться к дуракам я никогда не имела привычки. Извините, если кого ещё не оскорбила.

Ещё я об актуальности. Драгоценные мои… все. Сейчас актуальна тема своевременности — это во-первых. Потому что до тех пор, пока общество не научится своевременно обращать внимание на своевременно сказанное слово (и, как прямое следствие, отличать своевременно сказанное слово от слова запоздавшего), оно будет сидеть в жопе без трактора, зато с боярами. Это, можете считать, тоже предсказание.

Далее. Сейчас актуальна тема планов на будущее. Она, вообще, всегда актуальна, однако сейчас она актуальней прочих, потому что планирование будущего, знаете ли, сильно способствует развитию такого качества, как умение отличать своевременное от несвоевременного. Очень сильно способствует, да-да. Поэтому чем меньше вы мусолите то, что уже триста лет как неактуально, и чем больше, отрешась от сиюминутной иллюзии актуальности, думаете над разными интересными проектами, которые вам ещё только предстоит реализовать, тем изрядней становится ваш прогностический потенциал и ум в целом. Шелуха отлетает мгновенно и безвозвратно, остаётся только суть, причём, что характерно, видимая лично вам. С полной ответственностью заявляю: людей, например, конечно, очень жалко, но не в тысячах сегодняшних смертей суть, а суть в том, что, зацикливаясь на этих тысячах сегодняшних смертей и тратя на свои эмоциональные выплески в их сторону существенную часть жизненных сил, вы просираете миллионы завтрашних пока ещё живых людей. Просираете легкомысленно, беспечно и, что самое поганое, с устрашающей верой в собственную правоту — причём не просто правоту, а правоту моральную, высоконравственную. Наблюдать за этим без гнева нет никакой возможности — и я даже не гневаюсь, а я, натурально, в ярости, что твой Тор.

Я ещё не всех тут оскорбила? Продолжаем, стало быть. На пальцах. Когда вам нечем дышать, вы думаете о том, как вам нечем дышать и где взять кислород. О том, что раньше или позже дым рассеется, лёгкие очистятся и вы снова захотите вернуться к своим проектам, вы не думаете, вам не до того, у вас приоритеты актуальности расставлены через жопу. Дело в том, что о кислороде надо было позаботиться ещё вчера. А сегодня пора бы подумать о том, как вы собираетесь реализовывать свои проекты в условиях нищенского бюджета, перманентного мародёрства и вялотекущей гражданской войны. Потому что именно всё перечисленное вам в ближайшем будущем и предстоит, помяните моё слово. Причём это — лишь обязательный минимум, который вам предстоит. Я в своих вербальных прогнозах, как вы, наверное, не забыли из начала постинга, весьма добра и милосердна, озвучиваю только суть и ничего сверх сути.

Теперь. Что произойдёт с вашими проектами, когда думать о способах их реализации в вышеперечисленных условиях станет поздно (то есть когда вы наконец получите вожделенный кислород — а раньше или позже вы, то есть лично вы, его получите, причём лично же вы не помрёте, не надейтесь)? Правильно, они накроются пиздой, извините мой французский. Ибо в вышеперечисленных условиях творить способны только гении, и те недолго. Причём гениев среди вас, прямо скажем, не табун, а принудительно развить в себе до зимы гениальность, отталкиваясь от той степени таланта, какой вы обладаете в настоящий момент, вы физически не сможете: вам тупо не хватит времени. Так что проекты ваши см. выше.

Однако о чём вы будете думать, когда встанете перед необходимостью выживать? Правильно, вы будете думать о том, где взять по дешёвке хавку и как заплатить за квартиру, электричество и отопление. И это уравнение снова сожрёт ваш мозг, и ваши проекты опять же накроются см. выше.

Теперь. Вспомните, пожалуйста, не раз (и даже не два) озвученную кем только не здравую мысль о том, что нашему государству не нужны творческие люди, а нужны покорные рабы, боящиеся всего, думающие только о прокорме и благословляющие любого, кто бросит им ежедневную кость. Это очень правильная мысль: именно рабы и нужны государству, ориентированному на продажу ресурсов, а не готовых продуктов. Так вот, рабы воспитываются аккурат таким образом: у них никогда не оказывается возможности думать о проектах и строить планы на будущее. Из вас, проще говоря, — делают рабов. И вы — охотно подыгрываете тем, кто из вас их делает.

И этот порочный круг можно порвать только одним-единственным способом из двух этапов. Этап первый — прекратить верещать про то, куда податься волонтёру. От того, что вы будете на эту тему верещать, в лучшем случае не изменится ничего, а в худшем — лишь увеличится количество трупов. Количество трупов увеличится, потому что, распространяя информацию о волонтёрах, вы привлекаете в очаги распространения огня не только умных и грамотных людей (которых мало всегда и везде), но и людей безмозглых, зато романтически настроенных, питающихся сознанием собственного героизма и ищущих поэтому приключений на собственную сраку (а таких всегда и везде дохуя). Пошевелите мозгом: если во флешмобе «Потрясём зелёной ленточкой» ничего опасного для жизни и здоровья участников нет и ума большого тоже не надо, то в деле борьбы с огнём человек подвергается риску каждую минуту. Между тем никакой централизации и дисциплины в волонтёрстве не наблюдается: никто ничьи способности не оценивает, никто никого на основании этих оценок командным порядком не распределяет, у всех полная свобода действий, каждый сам себе герой и кто в лес, а кто и вылез. А поскольку раздавать секонд-хэнд-шмотки и вполовину не так почётно, как тушить пожар, догадайтесь с трёх раз, куда потечёт (и течёт, что самое скверное) основная масса волонтёров, о которых вы так геройски попёздываете в своих уютных жэжэшечках. Пошевелите мозгом дальше: если в деле защиты леса от вырубки даже и тупая субтильная девочка может оказаться ровно настолько же эффективна, насколько и башковитый амбал — косая сажень, потому что вся задача защитника в данном случае — обнять берёзку и плакать, то в деле борьбы с пожаром тупая субтильная девочка — это объект повышенной пожароопасности, и в лучшем случае, если она вляпается, её придётся просто спасать (то есть, фактически, расширять и без того не маленький фронт), а в худшем она просто сгорит к хуям. И я, например, ума не приложу, как вы будет жить с осознанием вины за сгоревшую на пожаре безмозглую девочку, обольщённую вашим геройским пиаром. Если вам самим этот нюанс безразличен, тогда флаг вам в руки, конечно, хотя в таком случае что вы тут делаете?

Этап второй — думать о собственном будущем: о том, как вы собираетесь реализовывать свои планы, о том, как эти планы, возможно, придётся корректировать, о том, какой бюджет вы на них выделите в предстоящих условиях и без того жёсткой экономии, о том, чем вы будете готовы и не готовы поступиться в процессе реализации этих планов, о том, как не столкнуться с некоторыми возможными последствиями сегодняшнего дурдома, и о том, наконец, как вы ни за что не отступитесь от своих планов, даже если вас начнут пытать отсутствием электричества.

Второй этап повторять всё время, невзирая на условия, независимо от иллюзорно актуальных событий, концентрации угарного газа и количества валяющихся вокруг трупов.

Потому что настоящий ты — это то, что ты сделаешь в будущем. Если нет, значит, пришла пора убить себя апстену: всё дальнейшее твоё существование — это просто физиология.

Вот теперь действительно всем спасибо, все до осени, наверное, свободны. Я пошла лазить, шариться, купаться и фотографировать — в строгом соответствии с принципом своевременности. Нет нынче ничего более актуального, чем накопление впечатлений.

ЗЫ. Меня там кто-то ниже спросил, о чём песня в клипе и на каком языке. Чтоб два раза не вставать, отвечу здесь: песня пралюбовь, язык латышский, кажется. Главное, впрочем, что пралюбовь, остальное — шелуха.

1 комментарий:

Nadya Pommier комментирует...

Сурово вы. Но справедливо.

Отправить комментарий