«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

9 мая 2013 г.

Игровое любопытное

Ну, то есть, конечно, любопытное для тех, кто в теме, а кто не в теме, те проматывайте.

Не секрет, что WotLK — мой любимый аддон, и я там периодически нахожу штуки почище ленты Мёбиуса. Причём, поскольку народ в массе своей играет, даже не читая квесты, информации об этих штуках по сети крайне мало (то есть я не уверена, что она вообще имеется). В связи с этим решила поделиться кое-какими своими наблюдениями и выводами.

Сколько стоит Андорал?

Мало кто обращал внимание на занятную особенность «волка»: события, которые развиваются в Чумных Землях и в которых мы принимаем участие на 35-45 уровнях, происходят… позже, чем события в Нордсколе, где мы оказываемся уже на 68-80 уровнях. То есть по отношению к падению Андорала и каравану Фионы нордскольская кампания представляет собой путешествие в прошлое. Да, вот такой интересный временной фокус. Естественно, что, играя по-настоящему, а не просто «пыщь-пыщь пиу-пиу шмотки-мечики-ачивки», этот факт невозможно раньше или позже не заметить и не обыграть с изяществом, присущим большей части хорошо образованных ролевиков. Но речь не об этом, как ни странно, а о другой особенности, которая прямо из указанного факта следует, а именно…

Вот, есть очень популярная в ролевом сообществе WoW пара — Тассариан и Кольтира (слэшерам ещё эта же парочка нравится, но, поскольку меня слэш мало возбуждает, я это просто упоминаю в скобках, как один из общеизвестных фактов). Итак, Тассариан — человек и Кольтира — эльф крови, оба оказались в рядах рыцарей смерти и служили Королю-личу чем могли до самой битвы у часовни Последней Надежды. Так получилось, что они почему-то подружились, причём вплоть до того, что Тассариан, узнав о пленении Кольтиры извращенцами из Алого ордена, наплевал на догматы Плети, которыми должен руководствоваться всякий рыцарь смерти, и стал Кольтиру спасать… ну, нашими руками, да, поскольку главное действующее лицо в игре всё-таки сам игрок, а не те, кто его окружает. Но мы эту условность сейчас примем воистину за условность и скажем кратко: Тассариан спас Кольтиру от пыток и неминуемой смерти. После битвы при часовне Последней Надежды пути двух друзей разошлись: один отправился служить Альянсу, другой, соответственно, Орде. И всякий, кто играет не за рыцаря смерти, а за любой другой класс, впервые встречается с Тассарианом или Кольтирой в Западных Чумных землях, а ещё точнее в Андорале, где Тассариан командует войсками Альянса, а Кольтира возглавляет ордынскую рать. Помните, что происходит в Андорале, да? Да, там сначала оба военачальника очищают город от остатков Плети, то есть действуют сообща и заодно. Когда же от остатков Плети город оказывается очищен, а тёмный магистр Гандлинг убирается в Некроситет, между Тассарианом и Кольтирой происходит диалог, которому мы становимся свидетелями (и который нам приказывают сохранять в тайне, поэтому тем, кто не играл, но интересуется, я ничего не скажу, ибо моя репутация достойного бойца мне дороже, чем ваше любопытство. Отправляйтесь, друзья, в Андорал, вам там всё расскажут).

Дальше в игру вступает Сильвана со своими валь’кирами. «Увы тебе, Андорал», Тассариан вынужден сдать позиции и признать поражение. Отныне и, видимо, вовеки Андорал — территория Орды. Сам же Тассариан уходит в Тирисфаль: Сильвана назначила ему встречу (видимо, по поводу подписания договора о капитуляции), а заодно наш рыцарь смерти собирается узнать, что же «эта гарпия… сотворила с Кольтирой».

Что происходит дальше? А ничего. Напоминаю всем, кто не обращал на это внимания прежде: события в Нордсколе — это путешествие в прошлое. Хронологически Нордскол предшествовал Андоралу, а не наоборот. Так что перенесёмся в прошлое и поглядим на события, предшествовавшие Андоралу.

Итак, Тассариан. Второй раз (предикативно, а не хронологически) мы встречаем Тассариана в Борейской тундре, в Стонущем зиккурате. Если помните, был такой необязательный квест, который начинал чертовски любопытную цепочку, — «Тассариан, брат мой» (даёт этот квест подозрительная девица по имени Лерисса, которую мы встречаем в таверне). Мы находим Тассариана и выясняем, что он в опале, что Альянс его едва терпит и послал, фактически, погибнуть с честью. Мы вспоминаем Андорал и думаем: «О-го-го, а чуваку-то за сдачу города здорово досталось», — забывая, что нифига подобного, чувак об Андорале ещё ни сном, ни духом. Чувак в опале просто потому, что он — рыцарь смерти, а события при часовне Последней Надежды ещё слишком свежи, чтобы можно было принять рыцарей смерти за своих парней. Мы выполняем серию довольно сложных для актуального контента квестов, в конце которой нам выдают отличное рарное оружие (действительно, отличное, бегать с ним можно ещё уровней семь-десять, ни о чём не беспокоясь), и после этого Тассариан делится с нами планами: «Поскольку мне здесь не рады, я пойду искать свою судьбу и буду вести свою войну».

По прошествии десятка уровней мы обнаруживаем Тассариана на «Усмирителе небес», где он воюет, в отличие от остального Альянса, не с Ордой, а только и исключительно с Королём-личом.

И весь Альянс об этом знает и судачит, и даже не под страхом смертной казни.

Вас ничего не настораживает?

Давайте промотаем события в хронологической, а не в предикативной последовательности.

Итак, после битвы у часовни Последней Надежды Тассариан оказывается в рядах армии Альянса, где считают, что он должен искупить служение Королю-личу, причём цена за искупление установлена как минимум литра в два с половиной крови. Тассариана посылают с самоубийственной миссией, которую он выполняет и более не считает себя обязанным служить Альянсу. Он отправляется на войну с Королём-личом, и за то время, пока он воюет, Альянс меняет к нему отношение.

На борту «Усмирителя небес» Тассариан уже вполне респектабельный товарищ. Ему не только прощают прошлую службу Королю-личу, но и начинают всерьёз считаться с его мнением, и даже его привязанность к врагу Альянса — Кольтире, расценивают как нечто нормальное, не сказать бы должное. Капитан Кендалл, к которому нас отправляют по одному из квестов, говорит очень недвусмысленно: «Друг Тассариана — мой друг… если, конечно, это живой друг» — это прямой намёк именно на Кольтиру, поскольку больше друзей среди нежити у Тассариана нет. То есть, фактически, Тассариан добивается полного и абсолютного равенства с другими офицерами Альянса. Пожалуй, ему позволено даже чуть больше, чем прочим.

В Андорале Тассариан командует армией Альянса. Он, которому в Нордсколе позволяли открыто плевать на интересы Альянса и открыто дружить с Кольтирой, он, рыцарь смерти — плохой парень и вечный пария (кроме как для тех, кто знал его по Нордсколу), командует войсками Альянса на ключевой для Альянса позиции, которая единственная открывает дорогу на Тирисфаль. Он командует войсками Альянса и… сдаёт город. И безнаказанно уходит по своим делам.

Вас действительно ничего не настораживает в этой ситуации?

Я считаю, что король Вариан Ринн не дурак, хоть и крикун. И у Ринна была возможность если не предотвратить падение Андорала, то как минимум начать гонку вооружений, в процессе которой Сильвана уже не смогла бы борзо и с понтом вывести своих валь’кир на позицию. Так что Андорал с самого начала планировалось сдать, другого объяснения столь странному выбору командующего войсками Альянса я не нахожу, как не нахожу другого объяснения личным для Тассариана последствиям сдачи города. Ему ведь действительно ничего за это не было.

А вот с какой целью город сдали? Мне представляется, город послужил ценой, которую Ринну пришлось уплатить за сведения о новом оружии Сильваны — валь’кирах. О новом оружии Сильваны говорили по всей ордынской территории Восточных королевств, эти сведения не могли не коснуться ушей шпионов Альянса. Тем не менее, возможности шпионов могли быть серьёзно ограничены, и, зная о факте изготовления нового оружия, шпионы могли не знать о том, что это оружие собою представляет. Вполне возможно, что Ринн форсировал события и вынудил Сильвану применить это неизвестное оружие раньше, чем планировала она сама, на гораздо более неудобной позиции, чем планировала она сама, и почти гарантированно раньше, чем с мыслью о валь’кирах успел смириться Гаррош (а о том, что Гаррошу новое оружие не понравилось, поняли многие, в том числе и шпионы, потому что Крик наш Адский имеет злокозненную привычку искрить на публике). Именно поэтому Сильвана так мрачно обошлась с Кольтирой. Казалось бы, зачем Сильване наказывать Кольтиру, если Орда в результате заполучила Андорал? Но нет, Кольтира наказан, причём до сих пор (то есть вот уже два с половиной дополнения) сидит в тюрьме, и вызволять его оттуда никто не торопится. Сильвана наплевала не только на то, что Кольтира ей брат по смерти, но даже и на то, что он одной с ней расы, а значит, равно причастен одной беде, — вот уж действительно аргумент для любого эльфа крови! Нет, нет, Кольтира сидит и будет сидеть. Андорал у Орды, а Кольтира сидит, а Тассариану ничегошеньки не было и не будет за сдачу Андорала.

Вы таки действительно думаете, что Андорал «пал»?

Кстати… если обращать внимание только на предикативную последовательность событий, то цепочка их выглядит очень логично и внятно, так что человек невнимательный даже и вопросов насчёт Андорала задавать не станет. Действительно, предикативно получается, что Тассариан сдал Андорал, попал в немилость, искупил сдачу города в Борейской тундре и после этого вернул себе уважение армии Альянса. Человек в результате играет и даже не понимает, какая бешеная интрига разворачивается у него прямо под носом. Его послали в прошлое, но он так увлёкся крафтом, что не заметил этого.

Вот уж, воистину, у каждого свой WoW.

Комментариев нет:

Отправить комментарий