«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

21 февраля 2012 г.

Опять ленту почитала

Зачем, непонятно, но раз уж почитала, так напишу.

Прачесные выборы. У меня только один вопрос: кто и каким образом будет обеспечивать честность? Где, вообще, гарантии честности? Если нигде или сомнительны, то каждый, кто выступает «за честные выборы», — осёл. Лучше б повыступали за сиськи пятого размера у каждой бабы, так, по крайней мере, зажгли бы. А то развели унылое говно на весь интернет, вся лента забита, а читать нечего.

Праапазицыю. Ни богу свечка, ни чёрту кочерга эта ваша оппозиция. Но что забавно: процесс демонстративной инфантилизации активного оппозиционного электората происходит прямо на глазах, риалтайм, так сказать. Не замечают этого только те, кто внутри. Начали с митингов, закончили хороводом. «Ай-люли, ай-люли, а закон не соблюли!» — и тут главное за ручки крепче держаться. Ещё можно в ручеёк поиграть. Потрясающая идея, на самом деле, а самое потрясающее в ней то, что именно с этим хороводом и свяжут всю оппозицию в целом, независимо от того, кто держался за ручки, а кто нет. Можете потом годами доказывать, что сидели дома и плевались слюной, но формула «оппозиция = детский сад» ещё долго будет вам аукаться. Более того, детский сад может стать примером и нормой для российской оппозиции, всё же прочее будет выглядеть на этом фоне экстремизмом, подлежащим если не суду, то общественному порицанию.

Прамещан. С удивлением обнаружила, что за время моего отсутствия мещан начали называть креативным классом. Наверное, чтоб никто не догадался. Тем не менее. Мещане — это действительно креативный класс. Всю дорогу был и останется таким, покуда существует хоть маломальская стратификация, потому что мещанин, испытывая навязчивый комплекс неполноценности перед аристократом, стремится подражать аристократии и заимствует, разумеется, в первую очередь форму. Как следствие, волей или неволей мещанин отправляет своих детей в максимально хорошие школы и вообще предоставляет им максимум возможностей для развития: музыка, танцы, изобразительное искусство, престижные виды спорта, иностранные языки, турпоездки за шедеврами мировой культуры — это всё обязательно входит в зону внимания мещанина. Сам он может ни в чём таком не разбираться, но тем охотней предпочтёт увидеть ребёнка разбирающимся, что означает, в конечном счёте, развивающимся. Мещане — очень хорошие родители, на самом деле, и у них нередко рождаются и воспитываются талантливые дети. Так что, да, класс креативный, всё в порядке.

Только тут такое дело… ему, понимаете, есть что терять. И вот этого, того, что можно потерять, у него даже больше, чем у наследного принца. Это не значит, что он физически владеет большим ресурсом, чем наследный принц (хотя мещане, конечно, разные бывают). Это значит, что он придаёт большее значение своему имуществу. Мещанин, фактически, отождествлён с имуществом, причём именно с оформленным материальным добром: с квартирой, с машиной, с дачей, с бронзовой шкатулкой и с норковой шубкой; с нотным альбомом и с флейтой (не путать ни с нотами, ни с музыкой), с книжной полкой (не путать ни со знаниями, ни с книгами). При этом он может быть даже и весьма талантливым художником, и заметным музыкантом, и даже крупным учёным. В любом случае его отличает наличие материи, которую он боится потерять. Он цепляется за свой материальный мир, потому что одержим идеей сравняться с аристократией, но не представляет, в чём заключена собственно идея аристократии. Он может копировать только форму и именно поэтому так привязан ко всему, обладающему формой.

Здесь тонкость, потому что и для аристократии форма тоже имеет значение, только другое, и в то время, как аристократ при помощи формы отделяет себя от плебса, мещанин при помощи той же формы создаёт иллюзию приближения к аристократу. Комизм этих ужимок был подмечен ещё в те поры, когда не только о буржуазных революциях никто не мечтал, но и самого-то класса буржуазии не существовало. (Теперь, если у вас возникло впечатление, что я пою оды аристократии, перечитайте, пожалуйста, написанное, чуть более внимательно и не плодите собственные иллюзии. Мои высказывания безоценочны чуть более, чем полностью.) Так вот, мещане — это самый уязвимый, а значит, самый инертный, самый осторожный и самый конформный элемент социальной структуры. Мещанин никогда не станет нарываться на неприятности из принципа или за идею: у него нет ни принципов, ни идей. Мещанин никогда не полезет в открытую драку с аристократом. Мещанин всегда равняется на аристократа. И поэтому если вы хотите привлечь мещан на свою сторону в политике, вы должны внушить им две очень просто формулируемые вещи:

1) аристократ — это вы;
2) тот, кто против вас, — это плебс.

Это сложная задача, но выполнимая. Во всяком случае, сегодняшние так называемые лидеры оппозиции справились по меньшей мере с её второй частью, и теперь сторонников правящей партии, а также Путина иначе, как за плебеев и быдло, мещане не держат. Кроме того, они, мещане, определённо считают аристократом Ходорковского, что кагбэ и на первую часть намекает… и не только на неё. (Теперь, если у вас возникло впечатление, что я пою оды правящей парии и Путину, перечитайте, пожалуйста, написанное, чуть более внимательно и не плодите собственные иллюзии. Мои высказывания безоценочны чуть более, чем полностью.)

Кстати, про Ходорковского. Что вам известно о нём, помимо того, что он эффектный мужчина с насквозь одухотворённым взглядом? В 2007, кажется, году — кто читал, тот знает, — я крыла лютым, бешеным матом Аграновского, который позволил себе в своём ЖЖ публичное высказывание в адрес Аракчеева в том смысле, что, дескать, посмотрите на это мужественное открытое лицо русского солдата: как, мол, такой мог бы убить кого-то безвинно? Матом я крыла Аграновского не потому, что мне не понравилось лицо Аракчеева и не потому, что я считаю Аракчеева виновным, а потому что аргумент от внешности — это недопустимый аргумент, особенно для юриста. Для адвоката же этот аргумент недопустим втройне, и сегодняшние апелляции ко внешности Ходорковского немало объясняют, почему же именно. Потому что дурной пример охотно подхватывается и переносится на всё подряд. Когда и если я войду в комиссию по пересмотру дела Ходорковского и изучу эти материалы, я, безусловно, сформирую своё мнение и об этом человеке, и о том, насколько справедлив был в отношении него приговор. Но до тех фантастических пор, простите великодушно, я могу сказать о нём только одно — это политик, по-прежнему располагающий огромной суммой денежных средств; во всяком случае, ему есть что сулить влиятельной группе поддержки на свободе, в противном случае о нём бы уже все давно забыли, как забыли, например, о Скирко (забыли, прошу заметить, невзирая на его личный блог и на постоянные напоминания отдельных не забывших там и сям).

Кстати, про Скирко. Я знаю, что Ходорковский многим более интересен, но с материалами дела Скирко я знакома, а с материалами дела Ходорковского — нет, так что извините. Так вот. Завтра, а точнее, уже сегодня Скирко должен выйти на свободу. Он отсидел одиннадцать лет по приговору, который вынесен на основании бреда сивой кобылы. Он выйдет на свободу с судимостью, которой, судя по представленным документам, не должно быть от слова «совсем». И вот… я не слышала ни об одном митинге в его поддержку. Я не видела ни одной статьи в крупных средствах массовой информации, посвящённой этому делу. Хороводов вокруг колонии, в которой Скирко содержался, тем более не водили. И нет, он не политик и уж тем более не аристократ.

Про Путина. Я считаю, что люди, которые налепили ошибки, по возможности должны исправлять эти ошибки сами. И я считаю, что власть надо воспитывать — это, собственно, и есть демократия и гражданская ответственность каждого за происходящее в его стране. Кто при этом будет власть представлять, Путин, Мутин, Говнютин или ещё какой леший, — это уже совершенно не важно. Человек у власти — это символ преимущественно. Что этот символ выражает и как выглядит, зависит от того, какова уполномочившая его страна. Если страна строем стоит во многомиллионной очереди к заграничной портянке, чтоб перекреститься возле неё и обслюнявить в пламенном лобзанье; если она, облобызав всё программное, принимается вдохновенно подпевать радио «Шансон» про малолетку, которую ожидает небо в клетку, — то ни о какой демократии, со всей очевидностью, не может идти и речи. У такой страны есть только два пути — завинчивание гаек до упора или разворовывание государственной собственности до последнего кирпича. И никаких других выходов у России на данный момент не имеется.

Страну надо менять, понимаете? Не власть, а страну — менталитет, если угодно. Для этого нужно начинать с нуля — со школ, с вузов, с домашнего, в конце концов, образования. Хотя бы с того, чтобы не позволять своим мракобесным мамашам крестить и воцерковлять ваших детей, если вы сами неверующий. А то вы со своей демократией доигрались уже в полную потерю собственных ценностей: да, мол, я атеист, но уважаю чужое мнение, поэтому ребёнок пусть выбирает сам. Да, не может ребёнок выбирать сам, кроме как между леденцом и шоколадкой. Не может быть мнения у человека, не владеющего информацией и критическим мышлением, а дитя, что очевидно, не владеет ни тем, ни другим. Поэтому ребёнок выбирает не точку зрения, а наиболее авторитетное лицо. Ну, а если вы даже для собственного ребёнка не стали наиболее авторитетным лицом, то на кого вы рассчитываете повлиять, реализуя демократию? Какая вам демократия-то, если вы даже в пределах семьи не можете отстоять свои убеждения? Мещанин и есть мещанин. Мещанину демократия не нужна, он всё равно ничего не сможет с ней сделать и в любом случае прогнётся под победившего, и первый назовёт победившего аристократом. Демократия создана для граждан, то есть для людей с чёткой позицией и ясным представлением о допустимых границах компромиссов. Итого: выбирайте, кого хотите, мне лично это без разницы… стране, впрочем, тоже. С таким менталитетом дожить до XXII века она в любом случае сможет только чудом.

ЗЫ. И при этом я не выпил ни кали рома. Я оффлайн опять. Буду периодически сюда, но ленту не читаю, хватит с меня пока.

6 комментариев:

Анонимный комментирует...

>>Где, вообще, гарантии честности?

Куда интереснее задавать вопрос : А какие именно гарантии вас бы устроили?

Тогда чудным образом начинает выясняться, что в голове даже нет четких кретериев этого самого понятия "гарантия честных выборов", потому что где гарантия, что независимые наблюдатели независимы, где гарантии, что ночью чОрный спецназ не заменит урны с голосами за любимого кандидата на урну с голосами за нелюбимого... И так до бесконечности))

А вот за сиськи пятого размера я бы и сама проголосовала))

Кстати, а вы про аристократию раньше писали, или мне глючится?

Ллой

Schisma комментирует...

2 Ллой

Да, с критериями там полная задница, судя по динамике. Я, грешным делом, думала, что они хотя бы какой-нибудь маломальский механизм гарантий за эти два или три месяца разработали. Не-а, хороводы только водят. А, и ещё список политзаключённых составляют -- вообще укатайка, ящитаю. Это у них правозащита называется.

Сиськи пятого размера мне лично сугубо мешали бы, но поглазеть на красивую обнажёнку -- отчего бы и нет. С другой стороны, мало, очень мало я видела сисек пятого размера красивой формы. Так что, может, это и к лучшему, что нет такой темы в наших интернетах.

Про аристократию я обязательно писала, причём неоднократно. Во-первых, это актуально, потому что Россия прямой наводкой стремится в де-факто сословное общество, и не худо бы напомнить народу, что есть что. Во-вторых, в последние годы вообще стало модно фапать на сословия (как правило, в виде родословных, хотя бывают и другие варианты, более откровенные). Ну, и в связи с этим тема тоже кагбэ актуальна. Причём когда называешь сословия своими именами, это бесит многих до полной потери критического мышления. Так что есть и в-третьих: скудоумных грех не троллить.

Что касается меня, то я люто, бешено ненавижу сословное общество и считаю его реставрацию в России позором и мракобесием. У каждого сегодня есть возможность стать по-крестьянски сноровистым и прагматичным и одновременно развить в себе эстетическое начало, которое долгое время считалось достоянием знати. И у каждого есть возможность выстроить свою систему ценностей, идей и принципов, что в прежние времена дозволялось только жрецам. И когда я вижу вокруг вместо нормальных людей: смелых, умных, умелых -- толпу ослов, которые стремятся разделить общество на сословия и каждому указать его место, я зверею.

Так что, да, писала и, скорее всего, ещё неоднократно упомяну.

Анонимный комментирует...

Ё, кажется, я сильно отстала от моды. Ни про креативные класс, ни про стремление России в сословное общество слыхом не слыхивала. По каким они там признакам себя делят? Только по уровню крутизны предков или еще как?

Ллой

Schisma комментирует...

2 Ллой

Ну, здрассьте! Как это вы сильно отстали от моды? Про попов в нашем ауле слышали? Так, вот это первое сословие -- жреческое. И оно у нас сейчас обладает такой финансовой силой и таким влиянием, что только держись.

Дальше. Дальше у нас выделяется огромное третье сословие -- это простолюдины, которые суть крестьяне и мещане, при этом с крестьянами всё понятно, а мещане делятся на пролетариат, офисных работников и интеллигенцию. Две последних категории составляют т.н. креативный класс, о котором я писала в постинге. Что касается пролетариата, то на сегодняшний день его доля в нашем обществе настолько незначительна, что и его с полным основанием можно отнести к мещанам, потому как мещанская среда ассимилирует в себя будь здоров.

Наконец, осталось разобраться со вторым сословием -- со знатью. И неужели вы слыхом не слыхивали о наших российских олигархах, на которых сейчас дрочит вся эта мещанская публика? Да, я вас умоляю! До того уже дошло, что каждый даже не политик, а попросту политикан, претендующий хоть на малейшее влияние, начинает свою программу с вопроса о будущем Михаила Ходорковского: что он, политикан, с ним сделает, когда придёт ко власти.

Что касается крутизны предков, то, поскольку в России сейчас образуется сословное общество, то копаться в своих родословных стало просто модным. "А вот у меня прадед был купцом", "А у меня прабабка шила тапки для графа Забубёнова", "Ах, значит, для деда моего" -- как-то так примерно. В принципе, я не вижу ничего плохого в сохранении памяти о предках, то есть даже наоборот, вижу в этом массу хорошего и полезного, однако именно в данном случае и на фоне именно текущей социальной вакханалии это всё выглядит как лишний штрих к очень неприятному портрету.

Анонимный комментирует...

Взаимно здрассьте!))Пропопоф и олигархов слыхала, конечно, но смотреть на них, как на сословие в голову не приходило. Идея разделения знатная, конечно, но что-то меня в ней очень смущает и прямо-таки отталкивает.

ПС:А где можно подрочить на олигархов? Они, и правда, настолько дрочибельны?

Ллой

Schisma комментирует...

2 Ллой

Идея разделения пришла вместе с Ельциным, так что ей уже сто лет в обед скоро будет, я тут кагбэ просто оформляю в слова всё, что понятно интуитивно, но ещё не высказано или высказано невнятно.

Где можно вот прямо так взять и подрочить на олигархов, я, честно говоря, никогда не интересовалась. Наверное, на ближайшем митинге в поддержку кандидата Прохорова. Так же в последние несколько лет неоднократно замечала в разных блогах упоминания о том, сколь привлекательно выглядит Ходорковский и как было бы здорово, если б он у нас был президентом. Посмотреть на сись... то есть яй... в общем, на фотки Ходорковского можно, например, в Википедии. Не знаю, насколько он дрочибелен, знаю только, что чем дальше, тем больше народу дрочит.

Отправить комментарий