«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

5 февраля 2012 г.

«7 лет в Тибете»

Сабж, 1997.

И вот, ну не знаю…

То есть, с одной стороны…

Да, мне не понравилась идеализация Тибета. Это мне не понравилось совершенно точно. Однако фильм не о том, что Тибет был хорош, а о том, что он был независимым государством, а Китай понаехал туда сеять разумное, доброе и вечное силой оружия, и чего он там понасеял, одним Гималаям известно. То есть идеализация тут как бы на суть не влияет, её можно, следовательно, проглотить, не жуя.

Кроме того, этот фильм о судьбе человека.

И вот… И мне не понравилось.

То есть мне по отдельности глаз там не резало ничего, а когда Тьюлис с Питтом, то есть, извиняюсь, их герои чуть не сорвались в пропасть в начале фильма, я вообще прямо так переживать начала, что даже эпизод до конца не досмотрела а выключила плеер и подумала ну нафиг не хочу не буду не стану смертинет. Потом уже вспомнила, что раз фильм про этих двух чуваков, значит, они в эту пропасть не сорвутся, и стала смотреть дальше (вначале, конечно, всё равно одним глазом только, потому что… но потом уже обоими).

И вот, переживая так практически в каждом напряжённом эпизоде, я совершенно не прониклась главным героем как человеком в целом. Мне было очень скучно, несмотря на то, что тревожно.

Вообще, я видела всего два фильма с Бредом Питтом в главной роли — «7 лет в Тибете» и «Трою». И если «Трою» я могу пересматривать бесконечно, то «7 лет в Тибете» не открою больше никогда, потому что… это удивительно, может быть, но там я не могу назвать героя Питта даже симпатичным. Он сексуально мною вообще не рассматривается, потому что всё его поведение — это поведение неполовозрелого человека. Он даже не отрок, он дитя. И тревожилась я за него как за ребёнка, и из-за этого же смертельно скучала всю дорогу.

Дело не в эмоциональном фоне, не в приоритетах героя и не в откровенно детском отношении к людям (хотя и то, и другое, и третье к образу добавляют, чего уж там). По сути, дело только в экспансивности. Герой Питта не стремится влиять от слова «совсем». У него нет ничего, то есть вообще ничего, чем он хотел бы поделиться и что хотел бы распространить, пусть даже в пределах собственной семьи. Да, он при этом очень восприимчив, и когда его спрашивают или просят о чём-то, он охотно рассказывает и помогает. Он обаятелен. Он хорош своей воистину детской добротой и отзывчивостью, и его сердце всегда щедро и открыто для людей.

Но где его ценности и принципы? Его личные ценности, которые он сам для себя определил и которым следует? Ведь даже мысль о возвращении в Австрию ему внушает далай-лама. Ему, вообще, всё внушает далай-лама, за исключением бахвальства. Да, где-то на каком-то этапе он начинает стыдиться своей родины за то, что она кого-то обижала. Но что взросло из этого стыда?

Да, он демонстрирует моральное превосходство в последнем эпизоде с министром-предателем. И?..

И вот, не интересно. Тысячи таких бегают вокруг, обаятельных, добрых, неглупых, стыдливых, морально превосходящих. Смотрю на них и не испытываю никакого возбуждения, потому что очень далека я от педофилии.

А мысль о том, что Китай был неправ, оккупировав Тибет, представляется мне просто чересчур несвежей и очевидной.

В результате получается, что фильм попросту ни о чём — ни поразмыслить, ни возбудиться, одни переживания и усталость.

Хотя внешнее, вообще, всё драматично и антично, и местами даже парадно.

Комментариев нет:

Отправить комментарий