«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

26 января 2012 г.

«Монгол»: подробности

Тащемта, всё ещё в лёгком офигении, но уже на трезвую башку. Потом, может, ещё чего-нибудь рожу.

Народ по форумам ищет «оригинальную звуковую дорожку, чтоб без русского перевода». Думает, наверное, болезный, что монголы снимали.

Ещё народ на форумах ругается, что, мол, не был Темучин в плену у тангутов, а в фильме показали, будто был. Ну, да, показали. В фильме вообще много чего показали, чего не было на самом деле. Это во всех фильмах так показывают, специально, чтоб клуб любителей самого дела мог развернуться на форумах.

Но если серьёзно, то это фильм для людей о человеке — я бы его вот так отрекомендовала. И что там было на самом деле — это при такой постановке вопроса совершенно не важно.

Отдельно по пунктам о том, что особенно понравилось.

Очень понравился акцент на юридической стороне империи Чингисхана. На мой взгляд, это гораздо круче любого обоснуя. И это, кстати, именно то, что очень непринуждённо возвышает «Монгола» над «Страстями Христовыми» (возвыситься на «Страстями Христовыми» — это, в принципе, само по себе не задача, однако именно «Монгол» очень схож по стилистике с фильмом Гибсона, поэтому сравнивать эти две картины имеет смысл). Не было бы сцены «Я пришёл дать закон» (условно) — не о чем было бы и говорить. Но эта сцена есть — и мы, зрители двадцать первого века, предки которых перечитывали евангелия на протяжении веков, видим перекличку, видим наглядные подтверждения жизнеспособности темучинова закона и, основываясь на уже известных нам фактах (как исторических, так и художественных), можем сравнивать этот закон с новозаветным. Главное же, мы видим то, чего не видим в фильме Гибсона, — твёрдой основы для кровопролития (которое, к слову, показано в «Монголе» весьма умеренно и отнюдь не смакуется, за что плюс вообще отдельный).

«И монголы согласились с моими законами. А Джамуха — нет».

Это эпос, дети. Здесь вы не найдёте ни соплей на ровном месте, ни вообще каких бы то ни было излишеств.

Лаконизм и опрятность фильма очень хорошо иллюстрируется эпизодом предательства Торгутая. Десять секунд — все всё поняли.

Доказательства того, что фильм при всём своём лаконизме отнюдь не прост, отыскиваются в деталях. Приданым жены мужчина платит за освобождение женщины, подарком свекрови женщина платит за освобождение мужа. Здесь же, кстати, исчезает вопрос и о причинах расхождения рассказанной нам истории с историей реальной.

Проход богатырей через авангард Джамухи — это вообще в мемориз. «Богатыри» в данном случае — это не эпитет, это, если память мне не врёт, официальное название отряда, который принимал на себя первый удар. Очень красиво исполнено, очень красиво снято, очень наглядно показана собственно техника владения телом. Представляя себе верховую езду отнюдь не по фильмам, я могу представить и особенности такого боя в исполнении реального всадника. И мне наконец-то становится понятно выражение «жопа сама», которое любил употреблять мой знакомый тренер, имея в виду автономность верхней и нижней частей тела. Я просто никогда этого не видела, потому что не успевала заметить. А тут, спасибо оператору, мне наконец-то показали.

Кстати, если вы заметили, из богатырей не вернулся никто. Хотя скорее всего, не заметить этого вы не могли. И я, на самом деле, не просто констатирую, как можно подумать, а вспоминаю одновременно два японских произведения — «Чингисхана», над которым можно только плакать, и «Божественный ветер», от которого хочется плеваться. Смотрю, как идущие на смерть богатыри Темучина делают из авангарда Джамухи мёртвый авангард Джамухи, и думаю о Японии двадцатого века… и двадцать первого отчасти.

Ещё один жирный плюс фильма — это изображение полового сношения как отдельного от личности феномена. Ебля сама по себе, любовь сама по себе, при этом отношения приоритетны, а тело — просто цацка, вот и всё. Что-то среднее между собольей шубой и фамильным ожерельем. Обстоятельства могут сложиться по-разному, и тогда соболья шуба пойдёт на покупку армии, ожерелье — на подкуп стражника, а тело, как ему и положено, послужит духу. Важно только: к кому возвращается женщина? к кому возвращается мужчина? о чём эти двое думают в отсутствие другого? кому они доверяют воспитывать своих детей? «Я твой отец, Мунген», — почему он не колеблется, ведь почти наверняка девочка рождена от китайца? Потому что женщина решила, что воспитывать её детей будет именно этот мужчина. Всё, нет посторонних людей — нет и вопросов. Отец — это тот, под чьим влиянием находится ребёнок. От кого ребёнок значат — этим пусть Тэнгри интересуется. «Посмотри, какую красивую я тебе мать выбрал!» — «Это я тебя выбрала, Темучин». — «Ха-ха! И правда!»

Бодров не показал становление хана как собственно хана: никаких командований парадом, ни единого эпизода объединения, кроме ключевой битвы с Джамухой (хотя как таковых батальных сцен в фильме достаточно, и сняты они очень хорошо). Спасибо ему за это отдельное, потому что грамотный зритель сыт штамповкой по горло, а безграмотному без разницы, что хавать. Главное, что мы увидели внутренний стержень Темучина, который единственный и позволил ему стать ханом всех монголов, и опору стержня в преданности единственной любимой.

Отдельный респект актёрам, сыгравшим Темучина, Бортэ, Оэлун и Джамуху. Я никогда в жизни не выучу, как их звать, но запишу себе обязательно и буду смотреть фильмы с их участием, потому что в «Монголе» они были восхитительны каждую минуту.

ЗЫ. Нашла фильмографию Бодрова, хочу посмотреть «Кочевника». Он был снят за два года до «Монгола» и, как пить дать, стал к нему прологом (по сути, естественно. Я в курсе, что он о другом). Кстати, из прочего я смотрела только «Кавказского пленника», и что-то он меня в своё время не особо впечатлил (то есть я его отметила как один из немногих «ну, более или менее не говно, но пересматривать не буду»). И вот, десять лет с тех пор прошло и — «Монгол». Ить дай же, дорогое Мироздание, этому режиссёру долгих лет и здравия рассудка, а ещё бабла побольше.

Комментариев нет:

Отправить комментарий