«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

28 октября 2008 г.

Общий информационный контекст сообщает

Подозреваю, что простое человеческое счастье огромного количества людей начнётся с поправки к основным законам:

Каждый дееспособный гражданин имеет право отказаться от личной свободы.

По моим наблюдениям, ничто так не тяготит огромное количество людей, как личная свобода.

Может быть, это звучит дико, но у ценностей есть такое свойство: сначала их считают абсолютными, а проходит время — и они переводятся в разряд относительных. Когда относительность какой-нибудь ценности становится очевидна большинству, в законодательство вносят соответствующую поправку — схема древняя и хорошо обкатанная. С личной свободой будет ровно то же самое: к ней разрешат выражать отношение. Каждому к своей, разумеется, но сути это не изменит.

Самое смешное, что зелёный свет рабовладельческому обществу будущего дала политкорректность — апофигей демократии.

Кстати, слова «раб» и «рабовладелец» будут табуированы — в лучших традициях политкорректности же. Вместо них будут использоваться эвфемизмы, вроде «лицо, выразившее отношение к личной свободе». А уж бюрократию-то вокруг этого всего разведут…


Комментариев нет:

Отправить комментарий