«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

3 сентября 2011 г.

Природа, мать наша

Бабочки, всё лето залетавшие к нам в гости, ближе к осени облюбовали мою комнату для размножения и сегодня, судя по всему, наконец-то выползли из куколок, причём все сразу (а где эти куколки раньше-то жили, мне интересно?). Теперь по ней, то есть по комнате, летает порядка полусотни ночных кросавчегов. Всё бы ничего, но они, падлы, бьются в потолок, и от этого стоит непрерывный треск — довольно сильный и к тому же навязчивый.

Ещё они, то есть бабочки, норовят приземляться прямо на меня, считая меня, не без оснований, впрочем, предметом тутошней мебели. А чо, я их не трогаю, они и садятся. То, значит, в волосы, то в морду со всего размаха, то на пятку (очень щекотно).

Думается мне, хорошо всё-таки, что это не стадо бабуинов и не в спальне.

Кроме того, спрашивается, чем эту ораву вывести? Потому что отбиваться от них и объяснять им, что я не мебель и что не надо на меня садиться, я уже замучилась. Включила фумигатор — так им понравилось. Теперь я сижу и чешусь от лёгкой аллергии на суровый фумигатор, а они порхают и норовят. Судя по активности, такая вещь, как аллергия, незнакома им в принципе.

«Сто лет одиночества», блин. Маркес определённо писал свою поэму с натуры.

Комментариев нет:

Отправить комментарий