«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

18 сентября 2011 г.

Чили: день четвёртый

Сегодня, с какой стороны ни посмотри, окажется маленький праздник: на календаре воскресный выходной, а в моём личном флешмобе экватор. Располагайтесь, сегодня не будет никакой политики, сегодня весь день — куэка.

Куэка — это общелатиноамериканский танец, танец метисов, танец креольский. Я не знаю, танцуют ли его немногочисленные оставшиеся индейцы Чили (в Боливии и в Перу точно танцуют, существует даже куэка кечуа), но в остальном он распространён повсеместно.




Куэка очень узнаваемая и в то же время очень разная. Как и всякий народный танец, она лояльна к экспромту и свободно встраивается в любые социальные страты. В ней есть традиционные и всем известные элементы, но есть и широкие возможности для индивидуального развития танцевальной темы. Она годится и островным крестьянам:




…и горожанам:




…и помещикам (хотя, я так думаю, на самолёте было бы круче. Чо-т не догадался мужик, по ходу):




…и президентам (президент тут, есличо, та, которая на каблучках, а не тот, который при галстуке):




Куэка — танец, в котором обязательно звучат слова. Слова и мелодия — компоненты необходимые и достаточные. Можно танцевать куэку, просто подпевая и прихлопывая, без инструментального сопровождения, но инструментальное звучание без слов — это не куэка, а лишь факультативная её часть. Такая вот изюминка. Кстати, именно она позволила новой чилийской музыке органично слиться с музыкой народной. Если проводить параллели, то ближе всего в этом отношении стоит к куэке наша частушка. И та, и другая форма, жёстко ограничивая мелодические рамки, позволяет исполнителю вкладывать в песню какой угодно смысл. Если текст при этом получится остроумным и (или) запоминающимся, он неизбежно уйдёт в народ и приобретёт широкое распространение.

Эктор Павес исполняет свою «Cueca de la CUT» (CUT — это Central Unitaria de Trabajadores, единый профцентр трудящихся):




Вот альбомный вариант этой песни («Инти», запись 1973 года, кажется):



А эта куэка в память о Викторе Хара (11 сентября 2009 г., Сантьяго):




Продолжение сле…




Комментариев нет:

Отправить комментарий