«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

7 мая 2009 г.

Праградостроительство и коммунистическую гидру

Сергей Калугин опубликовал позавчера вот такой постинг (я до него только сейчас добралась). Мысль следующая: винить Лужкова в разрушении исторической Москвы глупо, поскольку подобное происходит по всей России, да и по всему бывшему Союзу, что однозначно указывает на исторический процесс, не зависящий от воли отдельных личностей. И процесс этот означает, что бывшие воспитанники СССР строят «светлый хрустальный коммунизм из книжек своего детства. Пусть нет коммунизма – а проспекты будут!»:

Беда не в Лужке как в таковом. Это мальчики из советских коммуналок начитавшиеся советских книжек строят светлое будущее – как они его в детстве в книжках увидели и возжелали. Это общекоммунистическое. Китайцы точно так же снесли весь старый Харбин и построили город будущего из американских комиксов.

Я знаю как минимум двух человек, которые полностью разделят эту точку зрения. На здоровье, как говорится, мир красив разнообразием. Однако я считаю, что Сергей не прав, поскольку в оценке происходящего ориентируется на своё отношение к «коммунистической утопии» и её «костлявой руке», а не на здравый смысл.

Вот суть факты: 1) сегодня история городов повсеместно уничтожается, 2) и уничтожается она теми, кто рос в СССР. Вопрос: как один факт соотносится с другим? Правильный ответ: да никак. Сто процентов людей перед смертью рождались. Означает ли это, что смерть — следствие рождения? Если да, то почему мы говорим, что Б. умер от инфаркта, а Й. — от кирпича?

Иными словами, здравый смысл не велит искать под фонарём, если потеряли в овраге, и исходить надо из этого.

Сотни тысяч людей, рождённых в СССР, включая, кстати, и Сергея Калугина лично, возмущены или как минимум недовольны сносом старых городов. Полагать ли нам, что все они, как один, с детства ненавидят кровавую гидру коммунизма? Соцопрос проводить не буду, скажу за себя (одного исключения в данном случае вполне достаточно для опровержения правила): я очень недовольна происходящим, однако против коммунизма если что и имею, то только в плане стратегии и тактики его построения, сама идея меня вполне устраивает как минимум полдороги, пока между коммунизмом и анархизмом не наметились серьёзные противоречия. Но на сегодняшний день она меня, повторяю, устраивает вполне.

Я — человек, мечтавший в детстве о небоскрёбах из стекла и бетона, девочка, начитавшаяся советских книжек. Только я мечтала не о тех небоскрёбах, которые сейчас везде понатыканы, а о тех, которые на картинках рисовались (точнее, преимущественно не рисовались). При этом я обеими руками за сохранение исторических обликов древних (и даже относительно древних) городов. История — это наше всё, без неё никуда. Противоречия нет: небоскрёбы можно ставить куда попало, в том числе и на место разрушенных памятников архитектуры, а можно создавать из них новые города, не перекапывая старых.

Как вы думаете, что более соответствует коммунистической идее, основание новых городов или разрушение исторического наследия? «Думаем, товарищи, думаем…»

Теперь давайте посмотрим на наших чиновников. Строят они новые города?

То-то же, ребятки. Вот поэтому-то мне и становится смешно всякий раз, когда я слышу, что нынешняя Россия стремится-де «обратно в СССР». Не стремится она обратно, такие дела. Она перед СССР комплексует. Понимает, что не чета ему, что культурную планку, полученную от него в наследство, она не удержала. И суета чиновников вокруг градостроительства — это не стремление в коммунистическое будущее, а соломинка, за которую цепляется утопающий. У России сегодня две такие соломинки — градостроительство и чинопочитание (следствие коего — повсеместное закручивание гаек).

Когда вандал ломает парковую скамейку, им движет только одно желание — доказать, что и он по-своему крут.

ЗЫ. На все комменты, если они будут, отвечу, наверное, только послезавтра. Я сейчас готовлю большое обновление (весна, ага), и у меня мозги немножко набекрень.

Да, и если я кому не ответила в предыдущих дискуссиях — это тоже временное, по той же причине.


Комментариев нет:

Отправить комментарий