«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

9 февраля 2011 г.

Залезу на ёлку, пожую черешни

1. Мантру буду петь: «Я дочитаю про Квинта Сертория, не сойти мне с этого места!»

Потому что я его без вас ниасилила, да. Даже и не пыталась, вообще-то, если по совести. Скучно мне его асиливать просто так, для себя, засыпаю — очень потому что занудны все эти буквы.

Попутно, однако же, читаю блог, автор которого не только асиливает подобное словоблудие, но ещё и восхищается им, и находит резерв спорить со словоблудом. Я бы с ума сошла, если б ещё спорить начала. Какое счастье, что я нихрена не знаю о Древнем Риме!

Это я всё к тому, что сегодня ещё балду попинаю, ленту дочитаю (а то там ещё куча постингов непрочитанных валяется), а завтра уже, наверное, вернусь в Рим. Ну, или уж до конца недели, в крайнем случае;

2. Продолжаю тырить музыку, следовательно, в не весьма отдалённом, как сказал бы Щербаков, будущем начну, похоже, писать километрами. Это примета такая: если у меня возникает нужда тырить музыку, значит, кому-то придётся очень много читать.



3. КМПКВ, я буду свободно продавать дрель, гвозди, молотки и тому подобные инструменты только тем, кто живёт в отдельном доме. Остальные для того, чтобы просверлить в стенке дырку или заколотить куда-нибудь двадцать пять гвоздей, будут бегать месяцами по бюрократическим инстанциям, собирать бумажки, стоять в очередях и портить себе нервы. Главдрель вообще будет единственное учреждение, где будут сидеть бюрократы: я их туда отовсюду соберу, всё равно они больше нигде не нужны. Главдрель будет единственным же учреждением с очередями: очереди я буду там насаждать специально, вплоть до выплаты зарплаты создающим очереди. У меня будет штат специально обученных очередников — потных, горластых скандалистов, со здоровенными баулами, сумками и прочими тележками на колёсах. Бумажек надо будет собрать двести шестнадцать. Все эти бумажки будут выдавать тут же, в Главдрели, но для их получения надо будет отстоять двести шестнадцать очередей в разные кабинеты. Причём с первого раза ни одна бумажка приниматься не будет, потому что в тех кабинетах, где эти бумажки будут выдавать, на них с первого раза будут ставить только половину печатей. А оставшуюся половину будут ставить в следующие четыре захода.

Разрешение на сверлёж будет выдаваться строго на определённое время, и времени этого будет очень мало, и оно будет самое неудобное — например, в среду с 11.30 до 12.00. Не уложился — никого ниибёт, начинай всё с начала.

А менты будут заниматься только поиском нарушителей общественного спокойствия и выявлением случаев незаконного сверлёжа — всё равно от них толку ноль. Алкашей ещё, вон, будут по домам разносить, чтоб тротуары не заблёвывали.

Порнографию разрешу любую, копирайт отменю вообще, армию сделаю полностью контрактной, все оставшиеся деньги пущу на бюджетное образование, здравоохранение, культуру и поддержку малого бизнеса.

Спорим, с такой политикой самыми страшными преступлениями в стране окажутся незаконный сверлёж и прочее гвоздобитие? Они же станут и самым сладким запретным плодом, и самым безнравственным проступком. Я вам гарантирую, маньяки, убийцы, насильники, педофилы и террористы вымрут как класс вместе с наркоманами — за ненадобностью. Останется только мелкое ворьё и малолетняя гопота, но мелкое ворьё при общем высоком уровне жизни только добавит оживляжа, а малолетнюю гопоту будут воспитывать папаши, крайне озабоченные проблемой добычи разрешения на сверлёж.

А если не будут, то и разрешения не получат. Вот тут-то их сатори и догонит, сволочей, — всех до единого.

Ещё там начнутся околосверлёжные интриги, Главдрельная коррупция и инструментальный чёрный рынок, но это и хорошо. Интриганы, коррупционеры и фарцовщики, которым заняться больше нечем, должны быть собраны в специально отведённом и всем известном месте, тогда нормальные люди будут точно знать, куда не надо соваться. Там будет зона, фактически, — только совершенно добровольная, что характерно.

Да, я знаю, что я — извращенка, но мой сосед, поверьте, вообще маньяк. Он на всё своё отсутствие мозгов ебанутый, истинно вам говорю.

4. Что-то ещё хотела написать, но забыла. Вспомню — ещё нафлужу (зря я, что ль, предупреждала).

Комментариев нет:

Отправить комментарий