«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

23 августа 2011 г.

Про горки и прочий дыбр

Пока лазили по горкам, расшибла себе — сюрприз! — коленку. С мыслью: «А то ноги переломаю», — включила налобник. Следующая мысль была: «Лишь бы не шею». Следующие несколько минут валялась на густо усыпанных хвоей камушках и наблюдала бесконечно вопиющее летнее крымское небо, звёздное даже при свете налобника.

Ах, да. Полтора месяца назад купила себе горнопоходную трость — так, чисто на всякий случай. Дома забыла, разумеется.

А море было опять холодным (ЮБК такой ЮБК). Так что посидели на камушках, свесив ножки в воду. Завтра пойдём на Толстяк, у нас до середины сентября вода тёплая будет.

Дрова, кстати, лесники продавать перестали. Пятая степень пожароопасности, и нельзя продавать дрова, а то понавставляют всё что можно кому попало. Но лесники, однако, тоже люди и понимают, что другие люди к ним за горячей жрачкой не набегаются. Поэтому дрова они не продают, но и сушняк жечь тоже не запрещают. Ну, мы и жгли сушняк, чо… Мужики, правда, два часа его собирали и занозы до сих пор вытаскивают.

В сентябре ещё поедем. Взяли телефон у лесников, как дрова обратно начнут продавать — так сразу и поедем.

Комментариев нет:

Отправить комментарий