«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

7 августа 2011 г.

Недодыбр

В полудрёме представилась ситуация, как я объясняю англичанке мозговыносящую многозначность фразы «Косил косой косой косой». Ужас заключался в том, что сия англичанка была, во-первых, бухая в сиську, во-вторых, косоглазая, а в третьих, вообще крольчиха. Было очень неловко, но я успокоила себя тем, что поскольку моя визави действительно пьяна, то наутро она всё равно ничего не вспомнит.

Чем дело закончилось, не знаю, потому что дальше я уснула и спала себе сладко до самой шарманки. Шарманка известила квартал о том, что приехала питьевая вода. Было пасмурно и тихо, и вставать не хотелось, но я вспомнила новозеландский акцент своего вчерашнего собеседника, вспомнила несчастную пьяную британскую крольчиху и всё-таки встала — просто чтоб не множить фантомов этого мира.

Поеду в город, пообщаюсь по-русски. На комменты завтра отвечу, сегодня прямо совсем биссил.

Комментариев нет:

Отправить комментарий