«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

8 марта 2013 г.

Что касается Чавеса…

…то его смерть — это одна из тех вещей, которые очень плохо укладываются в голове. Ну, что-то вроде отмены светофоров. Он так долго и отважно сражался с болезнью, что слово «умер» просто не ложится на язык. Погиб.

А больше я не знаю, что сказать, потому что в голове всё равно не укладывается, хоть, вроде, финал и очевиден был. Так есть, но так неправильно и так не должно быть — вот и всё.

Комментариев нет:

Отправить комментарий