«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

16 августа 2009 г.

Полундрой

Личное. Родина моя, я твоё письмо, ежели чего, получила, но не отвечаю, потому что невменяемая. Я дорвалась. Я месяц дорывалась и дорвалась наконец-то. И у меня сейчас «север в северном сиянье, юг в дымах» и такой размах, что просто ах. Но я напишу, ага.

Публичное. Лето, персики, сквозняк. Мозг, офигев от собственных объёмов, сложил вдруг:

Все мы вышли из ЖЖ:
Кто ещё, а кто уже.


Прочтя сей эпохальный стих, второй мозг, недолго думая, выдал:

Все мы вышли из ЖЖ:
Кто одет, кто в неглиже.


От первого мозга отрикошетило:

Все мы вышли из ЖЖ,
Мы евонны протеже.


Дальше у всех замкнуло на рифме «ниж́е», и поэтому я передаю эстафету остальным желающим. Лютуйте, ищадия.

ЗЫ. Никого пока не читаю, кроме почтового ящика, никому в ближайшие дни не отвечу, хотя, может, черкану мимоходом ещё какую-нибудь хуйню. Очень, очень не всех люблю.


Комментариев нет:

Отправить комментарий