«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

20 августа 2009 г.

Пеарбилят!


- Кошмар-биби когда суда кащэнко из напротив пост гдэ эта абзац-ханум ей ага и нахуй пуст да рэзат!!! - крикнул Осман Будулаевич своей ординаторше, проносясь на бреющем полете через ординаторскую. - Биляяяят!
- Как-как?! - изумленно спросила Лида, девочка ординатор первого года, новенькая и еще не вполне привыкшая к нашей лингвистической дружбе народов.
- А все просто, - меланхолично ответил Дубленкин, не отрываясь от чтения какой-то научной статьи, - Он сказал, когда придет анестезиолог, покажешь ей чокнутую тетку из палаты, которая напротив поста, на котором дежурит наша Валечка. После осмотра подашь больную в операционную.


Я долго думала, воткнуть этот журнал втихаря в свой netvibes и в закладки, как я обычно последние несколько месяцев и делаю, но всё же решила пропиарить ещё и тут — из уважения к Будулаичу и его летописцу.

Читайте и не говорите, что не знали.


Комментариев нет:

Отправить комментарий