«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

25 августа 2009 г.

Делай раз

Получила флешмоб от Ллой: три действия по выбору в́оды, о которых учасьнег должен рассказать в контексте личного опыта. Пока тушится говядина, рассказываю.

Пускать на самотёк

Проще было бы назвать процессы, которые я не пустила бы когда-либо на самотёк, потому что на самотёк я начала пускать всё подряд, прямо с собственного рождения.

Стоял знойный май 1971 года. Горели торфяники. Цветы увядали, не распустившись, птицы дохли на лету, звери… Короче, моей маме подошёл срок рожать. Мою маму в молодости надо было видеть, и кто не видел, тот много потерял. Статная женщина, кровь с молоком, косая сажень в плечах, одной рукой она небрежно удерживала взбесившийся табун на скаку, а другой мимоходом заливала воспламенившуюся таганскую высотку. Табунщики и пожарные в это время нервно курили по углам и бесновато кусали локти от зависти к маминому мужу.

Но в тот день ей было не до табунов, она собиралась рожать и поэтому решила заняться чем полегче.

Она выстирала комплект постельного белья, приготовила семье пожрать на ближайшую неделю, хорошенько выспалась, аккуратно (я вообще не могу себе представить, чтоб моя мама сделала что-нибудь неаккуратно) собрала больничную сумочку — и двинула в роддом имени Грауэрмана производить меня на свет.

В роддоме первым дело выяснилось, что воды у мамы отошли дай бог, чтоб не вчера, и вокруг неё собрался консилиум. Кесарить оказалось поздно: осознав критичность ситуации, я уже решила делать ноги самостоятельно. Решимость моя была, несомненно, твёрдой, как скала, однако на полпути меня настиг приступ бешеного любопытства. Я решила поглядеть, чем всё кончится, если пустить дело на самотёк. Кончилось всё через двенадцать часов щипцами. Меня вытащили синенькую, что твой баклажан, но полную, между прочим, жизненной энергии. Я заорала, по легенде, сразу после извлечения и без каких бы то ни было дополнительных стимулов, чем повергла в ахуй всю бригаду. Бригада была уверена, что вытаскивает труп, и надо признать, по цвету я от трупа не отличалась абсолютно. По-видимому, учитывая этот факт, я и заорала: чтоб меня не приняли за труп уже окончательно и не сдали, паче чаяния, в морг.

Так вот, после этого на самотёк мною пускалось всё, что только могло пуститься. Больше всего на свете я ненавидела (и ненавижу) контролировать процесс, особенно чужой. Больше, чем контролировать процесс, особенно чужой, я ненавижу только одно — когда кто-нибудь другой начинает (или даже изъявляет желание) проконтролировать мой собственный процесс. Если хотите нажить себе кровного врага, станьте контрол-фриком и доебитесь до меня со своим контролем. У вас всё получится в том смысле, что кровного врага вы таки наживёте. Контролировать не получится ни при каких условиях.

Самотёком у меня, таким образом, проходит всё. При этом, однако, я отслеживаю процесс — всегда и безусловно. Разница в ролях: контроль процесса подразумевает, что существует некий устойчивый алгоритм, согласно которому процесс и должен протекать. Человек, контролирующий процесс, считает своим долгом заботится о том, чтобы алгоритм ни в коем случае не нарушался. Слежение за процессом означает всего-навсего, что человек наблюдает, не вмешиваясь, а если и вмешиваясь, то лишь в том случае, когда последствия невмешательства окажутся гарантированно фатальными.

Забавно здесь то, что, если расспросить хорошенько моих близких, они скажут ровно обратное и, возможно, даже назовут меня контрол-фриком (я об этом знаю, потому что неоднократно нарывалась на обвинения в стремлении раздавать ЦУ). Кто из нас прав, я не знаю, естественно, но о своих процессах могу сказать совершенно однозначно, что они текут сами по себе, без какого бы то ни было моего активного участия. Я их просто наблюдаю и фиксирую результаты — как конечные, так и промежуточные. Результаты могут меня радовать или огорчать, но это уже совсем другой вопрос.

Бросаться на шею

Теоретически, если мне кто-нибудь бросится на шею, я его крепко обниму. К сожалению, подтвердить эту теоретию практикой у меня никогда не получалось.

Я так же не помню, чтобы бросалась кому-нибудь на шею сама. В детстве, должно быть, и бросалась, но потом неизбежно слезала обратно, что со всей убедительностью доказывает факт моего присутствия за компьютером, а не на чьей-либо шее.

Мечтать

Я не мечтаю, я размышляю. Я, например, очень хочу в кругосветное плавание на собственной яхте и вообще много где путешествовать хочу. Так вот, там, где все нормальные люди грезят о бескрайних просторах, умопомрачительных восходах и летучих рыбах, которые «сами прыгают в рот», я представляю себе, как мы будем варить хавчик, если у нас за борт выпадет последняя кастрюля. Или, например, как мы будем ночевать в диких степях Аргентины, если опоздаем на последний автобус до ближайшего населённого пункта.

Если мы встретим кита…

Если во время шторма мы налетим на риф…

Если окажемся в очаге вооружённого столкновения…

Если наш поезд захватят террористы…

Если наша лодка перевернётся…

Короче, я бы не назвала это мечтами даже с натяжкой. По-моему, мечтать о том, как на него нападут крокодилы, может только извращенец, да и то не каждый.

Есть, конечно, исключения из таких размышлений, но они опять-таки носят характер списков и планов: что взять с собой, куда пойти смотреть интересности и всё в таком духе.

И есть ещё нечто, но и его я не могу назвать мечтой. Это скорее ностальгия: по чуть обгоревшей от солнца коже, по терпкому вину на парапете, по свежему воздуху и волчьему аппетиту, по беспробудному сну, как в детстве, и по танцам до упаду. Ещё по правильным шмоткам и цацкам. Вот этого всего очень хочется, но мечтать об этом — только душу травить. Когда оно есть, оно есть, а когда его нет, его просто хочется.

ВотЪ. Кто хочет пофлешмобить, отмечайтесь.


8 комментариев:

Анонимный комментирует...

--Короче, я бы не назвала это мечтами даже с натяжкой. По-моему, мечтать о том, как на него нападут крокодилы, может только извращенец, да и то не каждый.

Как раз-таки нет, ентоне извращение. Когда я задумываюсь о всяких там мечтах и великих планах, я точно так же сначала перебираю в уме все неприятности, которые меня могут постигнуть(вплоть до самых фантастических), а потом героически ищу из них выход))
Черт, я начинаю подозревать ...


И хочу 3 действия)

Ллой

Schisma комментирует...

2 Ллой

Щас... как бы это... Начать с того, что я бы не назвала свои планы великими. Если на то пошло, это вообще не планы, а чистого разлива желания (я не люблю планировать и предпочитаю предоставлять событиям развиваться так, как им больше нравится). В любом случае это реалистичные задумки: иногда их невозможно осуществить сразу (в отсутствие денег, например), но в любом случае ничего экстраординарного в них нет.

Дальше, когда я перебираю в уме предполагаемые неприятности, то делаю это не героизму, а изящества ради (ибо сама по себе концепция проявления героизма меня... ну, если не пугает, то как минимум настораживает. То есть когда героизм проявляют другие, это ещё может выглядеть органично, но в моём исполнении это однозначно свидетельствует о полном истощении, поскольку даже на минимуме резерва моей сообразительности вполне хватает, чтобы выносить героизм за скобки).

Ещё дальше, когда я перебираю в уме предполагаемые неприятности, я подразумеваю, что у меня будут спутники (и от неприятностей я избавлю в первую очередь их -- и в первую очередь для того, чтобы они не заныли, что им плохо, что они не получают от затеи удовольствия и хотят обратно). Если спутников не предполагается или предполагаются такие спутники, которые с большей вероятностью не заноют, я не парюсь вообще, а просто выбираю, с чего начать реализацию, и дальше, по своему обыкновению, пускаю процесс на самотёк: что будет, то и будет (у меня очень высокий запас оптимизма, и даже длинная череда неприятностей, как правило, не способна отвратить меня от задуманного). Другое дело, что колесить, например, в одиночку по пампасам -- это, конечно, почётно, но безумно скучно, потому что всякое впечатление (у меня, естественно) требует делёжки с окружающими, и когда поделиться ни с кем не получается, я начинаю киснуть и хиреть, как бы прекрасен ни был окружающий пейзаж и сколько бы открытий ни поджидало меня на пути. Что мне с тех открытий, если я не могу ими угостить? В сущности, все эти открытия я более или менее уверенно могу и сама нафантазировать -- так какой мне смысл пускаться куда-то в одиночку?

А что вы начинаете подозревать, коль не секрет? :)

3 действия: экономить, валять дурака, смотреть на звёзды.

Анонимный комментирует...

--Дальше, когда я перебираю в уме предполагаемые неприятности, то делаю это не героизму, а изящества ради

Я достаточно небрежно обращаюсь со словами и великим и могучим, так что "герически" - эт всего лишь ирония.
Я делаю это не для изящества, а просто автоматически для сохранения нервных клеток(на каждое слабое звено надо найти суперклей, иначе мне будет неспокойно, и мысли будут постоянно возвращаться к этому слабому звену).

--Ещё дальше, когда я перебираю в уме предполагаемые неприятности, я подразумеваю, что у меня будут спутники (и от неприятностей я избавлю в первую очередь их -- и в первую очередь для того, чтобы они не заныли, что им плохо, что они не получают от затеи удовольствия и хотят обратно)

Хм, я о спутниках даже не думаю, потому что знаю, что в случае неприятностей, успокаиваю все, что движется и излучаю ахренительную уверенность и надежность(могу сильно преувеличить или попросту соврать о том, что все круто и мы вот-вот сейчас найдем выход, да и вообще, этот крокодил слишком старый, чтобы нас догнать, так что тихонечко и спокойно пятимся-пятимся-пятимя. В общем, все, что угодно, лишь бы не создать панику и дать время подумать). Все-таки, я первым делом забочусь о спасении собственной шкуры, считая, что раз я себя спасу, то и остальных как-нибудь вытащу по ситуации.

--Что мне с тех открытий, если я не могу ими угостить?

О, а меня, как раз, лучше отпустить в пампасы водиночку, меня тяготят любые товарищи-родственники-кто угодно, кто может даже теоретически мне помешать насладиться открытием-пейзажем-чем угодно. делиться я открытиями тоже люблю, но только после, в другой обстановке, в плановом порядке, можно сказать - типа, приехал из отпуска и кинул пост в дневник о том, что там произошло.

--А что вы начинаете подозревать, коль не секрет? :)

НЕ, не секрет. И только подозревать, а не быть уверенным)) ПОдозреваю в вас влияние шестого типа(не факт, что вы - шестой тип, но каким-то боком, мне кажется, эта подозрительность и выискивание будущих возможных неприятностей может быть индикатором. Ибо. ПОтому что ни в каких других типах, не связанных с шестым, этого пока замечено не было)

За действия - мерси, завтра уже напишу у себя

Ллой

Schisma комментирует...

2 Ллой

на каждое слабое звено надо найти суперклей, иначе мне будет неспокойно, и мысли будут постоянно возвращаться к этому слабому звену

Ы?.. Всякое звено относительно слабо и, в зависимости от ситуации, порваться может даже такое, о котором и вовсе думаешь, что оно сильное. Как можно заранее сказать, какое звено слабое, а какое нет, если ситуация ещё не назрела? Это в таком случае надо думать либо вообще обо всех мелочах, либо... ну, я даже не знаю...

Не-не-не, я, когда размышляю о будущих неприятностях, выбираю тех из них, которые, как мне кажется, дадут гарантированную отрицательную реакцию спутника. Потому что на реплику "Нахрена я вообще в это ввязался, вот "сидел бы дома, ел бы свой творог"; а тут ты меня соблазнила, заманила, затащила, и теперь мне плохо", -- я никогда не нахожу аргументов. Поскольку да, затащить, заманить и соблазнить -- это я умею, чотам.

Все-таки, я первым делом забочусь о спасении собственной шкуры, считая, что раз я себя спасу, то и остальных как-нибудь вытащу по ситуации.

Себя я спасу в любом случае, это даже не тема. Но вот из того, что я спасу себя, имхо, совсем не следует, что я спасу других. То есть кагбэ даже наоборот: когда спасаешь себя, на других времени просто не остаётся (а впоследствии становится мучительно стыдно за то, что думала в первую очередь о себе, -- нафиг такой аттракцион).

меня тяготят любые товарищи-родственники-кто угодно, кто может даже теоретически мне помешать насладиться открытием-пейзажем-чем угодно

Э... Ну... Мне иногда тоже хочется одиночества, но не до такой степени. Честно говоря, я вообще не представляю себе, как правильная компания (не абы кто, разумеется) может помешать насладиться открытием, пейзажем и т.п. Ну, то есть вот прямо свежий пример: ползаем мы недавно с подругой по горкам -- и тут полная луна восходит (прямо над горой). Это было совершенно офигительное зрелище, и мы разом воскликнули: "Ах!" -- и уж не знаю, как подруге, но мне было чертовски приятно, что рядом оказался человек, который понял моё "Ах!" и всё своими глазами оценил -- потому что описать увиденное я всё равно никогда в жизни не смогу: любые слова окажутся бледной тенью той луны и тем более тех гор и того моря. А тут -- вот, пожалуйста, ничего рассказывать не надо.

Насчёт шестого типа ничаво низнаю, а вот насчёт подозрительности я вас, похоже, ввела в заблуждение. На самом деле я очень доверчивый человек, просто в интернете такие вещи никогда не видны.

Анонимный комментирует...

--Ы?.. Всякое звено относительно слабо и, в зависимости от ситуации, порваться может даже такое, о котором и вовсе думаешь, что оно сильное.

Типа того, я именно этого загона коснусь, когда буду писать про мотивацию-фиксацию своего типа.
Да, всякое звено относительно слабо, и если проверять их все, если не оставлять на авось хоть что-нибудь, то запросто можно скатиться до маразма и лечь в психушку. Обычно достаточно проверить только те, которые принесут наибольший вред)) Живой пример. Вчера ехали на машине с работы, остановились на обочине на пять минут. Метрах в пятнадцати-двадцати впереди – бетонный столб. Рядом проезжают машины, в том числе и грузовики. Вместо того, чтобы любоваться красотами обочины, пока водитель звонит, я думала о том, что худшим вариантом развития событий будет ситуация, когда сзади врежется тяжелый грузовик, протащит нашу машинку эти двадцать метров и вомнет в столб.
Но иногда бывают ситуации, когда и я начинаю загоняться и выискивать все, что может случиться, чтобы заранее подложить соломки. К счастью, это бывает редко и когда чувствую, что начинаю параноить, я отвлекаюсь на что-нибудь хорошее – чтобы сбить это брожение мозга.

--Не-не-не, я, когда размышляю о будущих неприятностях, выбираю тех из них, которые, как мне кажется, дадут гарантированную отрицательную реакцию спутника.

А вот на спутника я как раз стараюсь не ориентироваться. Раньше – да, было часто, я больше внимания уделяла удобству кого-то, а не себя. Потом поняла, как это портит мои собственные впечатления от отдыха и с тех пор стараюсь ловить кайф в одиночку. Впрочем, возможно, я просто не нашла еще человека, с которым путешествовать приятнее, чем одной. Все-таки, мне очень глубоко фиолетово, кто и насколько точно поймет степень охренительности пережитых мной эмоций. Если они были реально охренительны – мне больше ничего не надо.

Как думаете, чем лучше станут для вас впечатления или чувство, если о них будет знать еще кто-нибудь, кроме вас? (у меня как бы несколько другой принцип обмена кайфа с окружающими, поэтому и интересно)

Насчет спасения других – да, могу спасти не всех, но буду стараться в меру сил и инстинкта самосохранения. Не получится, значит не получится. Скорее всего после того, как не получилось, в мыслях попробую переиграть ситуацию и найти тот выход, при котором бы спасти получилось всех, но вину чувствовать не буду, она для меня – слишком абстрактное и чужое понятие.


-- а вот насчёт подозрительности я вас, похоже, ввела в заблуждение.

может и ввели, кто знает)) Инет жеж)

Ллой

Schisma комментирует...

2 Ллой

пока водитель звонит, я думала о том, что худшим вариантом развития событий будет ситуация, когда сзади врежется тяжелый грузовик, протащит нашу машинку эти двадцать метров и вомнет в столб

Если в машину врежется тяжёлый грузовик и протащит её двадцать метров, ей будет уже совершенно безразлично, стоит на её дороге столб или нет. :D

А если на подобных мыслях ловлю себя я, это означает, что пора отдыхать, и чем скорей, тем лучше.

Как думаете, чем лучше станут для вас впечатления или чувство, если о них будет знать еще кто-нибудь, кроме вас?

Знание других людей (значимых для меня, естественно, то есть, в частности, тех, с которыми я путешествую) о моих впечатлениях и чувствах -- это самоценная вещь. То есть мои впечатления и чувства "лучше" от этого не станут, а вот мне самой станет приятнее. Почему -- не знаю. Хотя подозреваю, что играет роль резонанс -- то, как человек откликается на мои эмоции (не гарантирую, что подозреваю, что это так).

Анонимный комментирует...

Если в машину врежется тяжёлый грузовик и протащит её двадцать метров, ей будет уже совершенно безразлично, стоит на её дороге столб или нет. :D

Ага, но в столб - шансов меньше))

А если на подобных мыслях ловлю себя я, это означает, что пора отдыхать, и чем скорей, тем лучше.

Да, мечтаю об отпуске, выспаться и сменить работу))) первое - в октябре, второе - там же, третье - в декабре))

--То есть мои впечатления и чувства "лучше" от этого не станут, а вот мне самой станет приятнее.

тут надо будет подумать.
А вот если мне хорошо, то все равно - понимают другие то, насколько мне хорошо и как мне хорошо. Мне больше нравится в ответ на свалившуюся радость подарить им "подарок" и как-нибудь сделать так, чтобы им тоже было хорошо) А еще я сомневаюсь в искренней радости людей, услышавших, что я выиграла в лотерею мильен баксов(черт, не выиграла еще, но очень хочется)) Может, начать билеты покупать)).

Ллой

Schisma комментирует...

2 Ллой

Ага, но в столб - шансов меньше))

Э, нет, не скажите. Всё зависит от условий. К примеру, если столб находится не прямо перед вами, а хотя бы чуть-чуть сбоку, то ваша легковушка, ударившись о столб скулой, просто развернётся и, возможно, даже не перевернётся, но неизбежно уйдёт из-под дальнейшего давления грузовика, который неизбежно въедет в этот столб. Если вы к тому моменту ещё будете живы, эта деталь, возможно, сохранит вам жизнь ещё на долгие годы. :)

А еще я сомневаюсь в искренней радости людей, услышавших, что я выиграла в лотерею мильен баксов

Э... А вот это меня, честно говоря, даже и не волнует, насколько искренне или неискренне радуются люди моим выигрышам. Я знаю, что есть несколько человек, которые будут радоваться искренне, с ними и разделю выигрыш. Остальные как бы ни при чём.

Может, начать билеты покупать))

Ну, я в своё время небезуспешно на скачках играла, а вот в лотерею ни разу не пробовала. Но, может, вам повезёт. :)

Отправить комментарий