«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

15 декабря 2012 г.

Записки геймера

Сейчас тут будет очень длинная телега на тему WoW, которая ни одному из вас, скорее всего, не покажется ни интересной, ни даже просто любопытной, но раньше или позже она бы тут всё равно появилась, так что просто промотайте, если не в теме. Километр, да. Извините, пожалуйста, особенно кто в ЖЖ: я бы и рада убрать под кат, но могу сделать это только у себя в блоге, не в трансляции.

Отправной точкой послужит вот этот постинг (там тоже многабукаф, и все про WoW), спасибо автору. Я хочу рассмотреть ту же тему, только в другом ракурсе.

Дело в том, что играя только и исключительно за Альянс, я играю… не за Альянс.

Я не знаю, есть в этом коварный умысел разработчиков или нет, но с какого-то (очень, кстати, близкого к началу) момента игра на стороне Альянса и, что важнее, за Альянс стала для меня весьма неприятной повинностью, и чем дальше, тем активней я старалась уклониться от всех сюжетных линий, связанных с противостоянием Альянса и Орды. Ну, то есть первым персонажем я прошла все квесты по максимуму вплоть до начала Запределья, просто чтобы войти в курс дела и понять, куда что ведёт. Дальше, однако, я уже старалась в конфликты с Ордой не влезать.

И дело тут не в моих возможных симпатиях Орде, дело в отношении Альянса к своим бойцам, больше ни в чём.

Нет, к первым нескольким уровням претензий никаких: к тебе относятся с уважением, и ты чувствуешь себя нужным. Но приблизительно с Красногорья начинает оставаться осадочек.

Вот типичная ситуация: вышестоящий представитель Альянса (НИП, естественно) — морда кирпичом, выражение лица «Пшёл нахуй» — встречает тебя речью, смысл которой в том, что, вообще-то ты тут нафиг никому не нужен, что тебе делают огромное одолжение одним только фактом привлечения на службу и что ни на какую службу тебя не привлекли бы, но вот именно сейчас у Альянса просто сложная ситуация на данном участке фронта, поэтому «слушай мою команду, это приказ». Скажи мне кто такое в жизни, это был бы наш с ним последний разговор, независимо от формальной иерархии. Если ты такой крутой, давай до свиданья. А то получится очень смешно: такой крутой обращается к такому ничтожеству, чтобы ничтожество в одно рыло сделало то, на что не способен крутой с гарнизоном. Но то жизнь, а это игра, в игре мне нужен квест, потому что, с одной стороны, любопытно, что там дальше, а с другой — хочется ачивку. Поэтому я что делаю? Правильно, я резко меняю отношение к фракции. Только что я была полноценным бойцом Альянса, готовым за своих всех порвать, но отныне больше, чем на наёмника, вы в моём лице можете даже не рассчитывать, и никаких своих в Альянсе для меня больше не существует. Никакого, соответственно, пвп: это не моя война. И все мои действия в отношении Альянса теперь приобретают сугубо меркантильный оттенок: смогу ли я иметь свой маленький гешефт в том предприятии, которое маячит на горизонте?

Этому способствует и выбор класса с профой. Охотник автономен чуть более, чем полностью, сам по себе. Охотник-инженер — это ещё и некоторое количество нестандартных решений. Напарники-НИП, которых мне время от времени выдают по квестам, производят впечатление полупетов. Ну, потому что с правильным петом в правильном спеке я многие инсты прохожу на уровень соло.

И вот тут мы подходим к главному «пандаренскому» вопросу, который я задала себе, ещё когда никаких панд и в проекте не было: за что сражаемся?

В какой-то момент всё расставил по своим местам Серебряный Авангард, который единственный во всём Азероте встретил меня как равную и нужную. Нетрудно догадаться, что для меня это и оказался самый захватывающий эпизод игры, а сама игра с известного этапа стала долгой, но вполне осмысленной дорогой из Чумных Земель к Ледяной Короне. В жизни для меня было бы честью служить такому человеку, как Тирион Фордринг, в игре я наконец-то просто нашла достойный сюжет, который смог увлечь меня не только технически, но и эмоционально.

Нордскол для меня лично стал эпической кульминацией. Там я не просто сражалась с Плетью (идиотский перевод, кстати, это не Плеть, а Бич, если подходить строго семантически), там я защищала тех, кто ещё в Часовне Последней Надежды признал меня равной и сестрой и никогда с тех пор худого слова мне не говорил. Ну, да, был в Зул’Драке один такой смешной капитан Кунц, который по старой альянсовской привычке пыжился показать, у кого тут яйца твёрже. Но он был один, и он был очень смешной. Поржали — забыли. Рулил в любом случае Фордринг, и этого было достаточно, чтобы со спокойной совестью насрать прямо на растопыренные кем-то пальцы.

Никакой Нордскол, однако, не вечен, и дальше я снова оказалась перед вопросом: за что сражаемся? Да, Хиджал был со всех сторон эпичен, но невнятная и к тому же значительной частью потерянная в веках история обернулась на этом участке Азерота полубезумной войной всех со всеми и против всех. До конца я так и не поняла, кто там на ком стоял, чего хотел и к чему стремился. Ладно, эльфы, они, в конце концов, все с приветом. Главное, никто не пытался делать вид, что я тут исключительно для мебели, а сам он только в силу невезения вынужден обращаться за помощью к такому ничтожеству. Эльфы, конечно, все с приветом, но, в отличие от людей, дипломаты, поэтому хамят утончённо.

Подземье очаровало именно изменением отношения аборигенов — от презрительного недоверия до почёта и уважухи. Здесь как раз на первых порах враждебность и настороженность вообще не задевали: я была чужой в мире чужих, я пришла из ниоткуда, моя раса и фракция принесли сюда беду, а то, что вот я лично в этой фракции чувствую себя не более, чем наёмником, — это, разумеется, только моё личное же мироощущение, которое вовне ну никак не транслируется. Так что все эти говорящие камни имели полное право растолочь меня в труху прямо при первой встрече. Не растолкли — и слава Теразан. Под конец вообще портал к её трону открыли. Мне понравилось. Но больше, чем на побочную линию, этот материал не тянет, как ни бейся.

Вайшир убедительно доказал, что никаких дел с «родной» фракцией иметь нельзя, потому что она же тебя первая и подставит с огромным удовольствием.

Сумеречное нагорье попыталось насильно заставить меня участвовать в конфликте с Ордой, но к тому времени я была уже тёртый калач, и я сказала: «Нет, ребятки, без меня». Да, дворфы — отличная компания, лучшие в Альянсе деловые партнёры, я считаю. Не хамы нисколько, толковые, юморные, в общем, правильные, как ни поверни. Но квесты до ачива «Блуждание в сумраке» я смогу добить когда-нибудь потом, когда у меня на них в сумме уйдёт максимум часа полтора… ну, то есть уровне этак на сто пятом. А больше там ловить нечего, потому что идеологически, повторяю, это те же яйца, только в профиль.

В Ульдуме нормально поиграть я не смогла, потому что на первых же квестах стал страшно тормозить ноут: текстуры, будь они неладны. Забила. В любом случае, скорее всего, ничего не потеряла.

Вот так весь Катаклизм и прошёл — в безуспешном поиске второго Серебряного Авангарда или хотя бы его слабого подобия. Кое в чём доставляла археология, кое-где спасали положение данжи, причём в основном старые, нордскольские и запредельские. В Запределье лазила по фану, питая интерес к персональной истории Кель’Таса. В Нордсколе я просто чувствовала себя дома, там я была нужна, там был Фордринг, который встречал меня, как родную. Там гербовая накидка исследователя и титул «Серебряный защитник» имели смысл и вес. Там почётная калу’акская удочка была опознавательным знаком, а не просто клёвой удочкой. Но использовать Нордскол можно было только как отдушину и лишь от раза к разу — ничего нового этот прекрасный, скованный льдом континент дать уже не мог. Ностальгия, депрессия, одинокий костёр за полярным кругом, лук можно сломать на дрова и идти бить голыми руками, всё равно оверкап, и даже пет ленится, потому что про оверкап тоже всё соображает.

Ждала Пандарию без особой надежды, но с некоторым интересом. Ну, вдруг, да? Нет. Стопицот дейликов и маленький огородик — это не то, что может меня заинтересовать и тем более увлечь. Клакси слишком своеобычны и слишком напоминают теразан, чтобы относиться к ним всерьёз. Мимимишечки, вроде мега-плота и внезапного калу’ак посреди пандаренского озера, только добавляют желания завыть на эту чужую луну. Легендарный Бран Бронзобород оказался полудурком. Так что, сделав быстренько Хранителя мудрости Пандарии — чисто для коллекции, — я ко всей этой пандарии больше не возвращалась.

Говорят, с новым патчем появились какие-то новые местности в старых землях. Ещё говорят, что появились новые абилки у охотников. Мне неинтересно, я в игре последний раз была примерно в начале октября, и возвращаться не тянет.

Я начала с отсылки к постингу в защиту Альянса. Его автор нашёл для себя выход в создании собственной идеологической темы в рамках уже существующего сюжета. Для меня этого выхода нет, так как не стоит вопрос выбора фракции. Альянс? Орда? Ребята, мне без разницы, честно. В силу специфики мозга я могу ассоциировать себя только с человеком и — с очень большой натяжкой — с эльфом крови и воргеном. Поэтому выбор фракции для меня — пустой звук, я играю на стороне Альянса, потому что играю хуманом. Тем не менее, я играю не за Альянс, а за Серебряный Авангард. Поскольку Серебряный Авангард завершил свою миссию в WotLK и, кажется, не имеет причин возрождаться, постольку же о WoW я могу говорить сейчас исключительно в прошедшем времени.

Но если у Близзов когда-нибудь хватит ума сделать Серебряный Авангард полноценной игровой фракцией с постоянно развивающейся сюжетной линией и внятной миссией, я никуда не уйду из WoW.

Только умоляю, не надо никакого серьёзного пвп. Абсолютная положительность абсолютно положительных ребят состоит в том, что всерьёз они сражаются только с абсолютным злом. Лишить нас этой игровой иллюзии означает ровно то же самое, что и поставить перед выбором: «Альянс или Орда?» Орёл, блядь, или решка. Ну, я не знаю, почитайте в кои веки хоть Мартина, что ли, там всё открытым текстом: я — свет во тьме, я — дозорный на стене, у нас тут высокая миссия, высокие отношения, высокая мода и вот такое ЧСВ. Турнир — отличный компромисс, на нём и остановимся для ясности.

Спасибо тем, кто дочитал.

Комментариев нет:

Отправить комментарий