«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

23 октября 2012 г.

Нацизм начинается с добра

В частности, с деления людей на людей и нелюдей, когда последние объявляются воплощениями зла. В отношении «нелюдей» не распространяются конвенции, договоры, законы. Фактически, объявление кого-то «нелюдем» — это попытка цивилизованного людоедства, когда очень хочется нарушить этические нормы, но очень не хочется прослыть нарушителем этических норм.

Прямо разрешить некоторые действия в отношении некоторых людей (что, фактически, и составляет творчество на этическом поле), — это всегда вызов, потому что люди в массе консервативны, и многими подобные декларации рассматриваются как покушение на святая святых. Так что во избежание массового недовольства находится альтернативный выход — объявить этику распространяющейся только на людей и выделить из человечества категорию нелюдей.

Собственно, с этого момента нацизм уже и начинается, потому что дальше дело одного шага в буквальном смысле — включить в категорию нелюдей народы и расы оптом. Но, конечно, ни один нынешний хам поборник добра этого даже в мыслях не допустит, и, если назвать его нацистом, страшно возмутится и сочтёт себя оскорблённым.

Комментариев нет:

Отправить комментарий