«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

29 октября 2012 г.

Contra omnes

Собственно, политкорректность — это частный случай отрицания абсолютных ценностей как нормы человеческой прагматики. (Нигилисты тут должны бы прыгать от радости, если, конечно, не столкнутся с рекурсивным отрицанием.) Прагматическая мысль человека функционирует от идеи к её воплощению, будь то мысль о тортике с кремовыми розочками или же о завоевании рая с духовным просветлением. Что в примитивных случаях, что в самых сложных схема одна и та же: вначале возникает идеал, затем человек начинает к нему стремиться. Идеалы могут быть какие угодно, от ядрёно-фашистских до приторно-либеральных, сути это не меняет, любой идеал субъективно возвышен и представляет собой субъективную абсолютную ценность. Из общеизвестных примеров: еда должна быть вкусной, мужчина — мужественным, женщина — женственной, трава — зелёной… Тут можно сколько угодно спорить, должно ли всё это быть именно таким, а не этаким, но это будет идеологический спор. И в этом суть.

Политкорректность (как и вообще отрицание абсолютных ценностей) выводит идеологический спор (как и вообще идеал сферический в вакууме) в область постыдного. То есть теоретически иметь в голове идеал ты можешь. Но вот обсуждать его — уже нет. Проблема же состоит в том, что невысказанного не существует, поэтому фактически идеал отрицается.

Естественно, что прямо вот так политкорректность свою суть не формулирует, а формулирует она её исключительно противоположным образом: как продвижение идеала всеобщей необиженности. Но для того, чтобы никого не обижать, идеалов нельзя иметь вообще. Парадокс, да.

Можно сказать, что это змея, пожирающая собственный хвост. Если идеалов иметь нельзя, то см. парадокс: нельзя иметь и идеал всеобщей необиженности. На бытовом уровне, однако, подводные камни политкорректности считываются плохо, и поэтому полемика в данном случае сильно затрудняется. Люди, которые противятся насаждению политкорректности, просто плохо представляют себе, чему же именно они в действительности противятся и почему настолько в штыки воспринимают благую, казалось бы, идею. Им кажется, что всё дело в статистике частных случаев: здесь перегибают палку в сторону негров, там — в сторону сексуальных меньшинств, и так далее, и количество идиотских частных случаев нарастает, как снежный ком. А на самом-то деле палки нигде не перегибаются, у них изначально такой изгиб. Просто когда этот изгиб примеряется на ядрёных фашистов, никто, кроме фашистов, не испытывает дискомфорта, вот и всё. Ну, а поскольку фашисты в нашем мире — маргиналы, кто будет слушать их мнение, правильно?

(Отсюда, кстати, см. эпиграф моего блога. Он, обратно кстати, как в насмешку, был сложен в то время, когда словом «фашист» обозначали врага. Судьба такая судьба, да…)

Вы скажете, что для фашистов надо делать исключение, потому что они — абсолютное зло. А я тогда на это скажу, что коль скоро для вас существует абсолютное зло, то и абсолютное благо для вас тоже существует. Для вас вообще существует абсолют, на который не распространяются нормы человеческой обыденности. И в этом ваша норма и есть.

Так вот, объясняю ещё раз: политкорректность объявляет абсолют постыдным. Нельзя считать фашистов абсолютным злом; с точки зрения политкорректности, это аморально. Да, их надо упрекать за неполиткорректные мысли и действия, но считать их абсолютным злом — нельзя, ибо идеала нет.

Нельзя считать абсолютным злом варварское житие радикальных исламистов. Нельзя считать абсолютным злом еврейский нацизм. Нельзя считать абсолютным злом мракобесное православие. Каждый имеет право деградировать на свой лад.

И получается, что только развиваться на свой лад не позволено никому.

Ну, угу, скажете вы, почему же тогда радикальные исламисты, еврейские нацисты и мракобесные православные умудряются не стыдиться своих идеалов и таки деградировать? А потому, скажу я вам, что им наплевать на все рефлексии вообще, включая тем более политкорректность. Они там в своём пещерном веке копошатся до сих пор, и наши с вами рассуждения для них — пустой звук. Знать ничего не знают и не хотят, потому и деградируют на отличненько. А вот цивилизованная часть человечества читает газеты, общается с внешним миром, смотрит телевизор и вообще ездит по миру — набирается ума-разума, вроде как. И впитывает эта самая цивилизованная часть человечества, как губка, всё, что видит и что слышит. Цивилизация у нас вообще устроена таким образом, чтобы человек мог получать как можно больше информации.

Проще пареной репы, на самом деле.

Я не думаю, что политкорректность приведёт к каким-то серьёзным культурным последствиям. Она и так уже по уши увязла в противоречиях. Не стоило бы и разговора, но на том уровне, на котором я сейчас сформулировала её суть, она, вроде бы, больше нигде не описана. Я не встречала, во всяком случае. Так что, вот, просто восполнила пробел, есличо.

Комментариев нет:

Отправить комментарий