«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

15 марта 2014 г.

«На чья ты сторона?»

Поскольку сегодня писать практически не о чем, но написать хоть что-то надо хотя бы для того, чтоб не заставлять дёргаться на пустом месте моих знакомых везде и всюду, то сегодня я напишу о том немом вопросе, который задаёт мне куча народу, уверенная в том, что задавать его вслух означает будить во мне зверя и подставляться под кровавые репрессии кровавого деспота. (Спасибо, кстати, этому имиджу. Благодаря ему я сегодня избавлена от наплыва мартышек и провокаторов.)

Итак, за кого же я в этой странной и давно уже страшной коллизии? С одной стороны, давно уже, конечно, понятно, что я резко против майдана. С другой ─ я всегда высказывалась о современной российской политике преимущественно в негативном ключе. С третьей ─ я неоднократно говорила, что люблю Украину, и все вы уже давно знаете, что эта страна стала для меня настоящими домом. И вот, в связи с этим я прекрасно понимаю, что для многих моя позиция по сложившейся на Украине ситуации может до сих пор оставаться непонятной.

Объясняю непонятное.

1. Про майдан

Я резко против майдана, потому что я вообще резко против любых стихийных общественных акций протеста. Против любых стихийных акций протеста, повторяю. Любых. Моё отношение к ним окончательно оформилось после поражения харьковского Зелёного фронта, чей опыт наглядно показал, как проигрывает неорганизованное или плохо организованное сообщество.

Я вообще резко против виктимного поведения. Человек, который идёт на заведомый проигрыш, ─ это либо дурак, либо герой, либо подставное лицо, то есть дурак, желающий стать героем. А поскольку дураков в любом обществе в миллионы раз больше, чем героев, нетрудно догадаться, что подумает и сделает очередной дурак, увидев пример очередного другого дурака. Поэтому чем быстрее дураков разгоняют, тем лучше оказывается для всех. Быстрый разгон дураков означает автоматически резкое сокращение поведения как глупого и провокационного, так и, возможно, героического. Он так же автоматически сокращает количество ситуаций, в которых одни дураки будут героизировать других дураков.

Так же виктимное поведение провоцирует бандитов, что и показал опыт последнего майдана. Я знаю людей, которые могут сейчас заорать, что я оправдываю бандитов. Я на это отвечу так: если вы суёте башку в пасть тигру, то вы либо дрессировщик, либо опять-таки дурак, и третьего тут быть не может в принципе.

Стиль управления, который я поддерживаю, ─ это в первую очередь недопущение распространения виктимного поведения в обществе. По некоторым признакам этот стиль совпадает с тоталитарным стилем управления. Однако если некий дурак, сравнивая самолёт с мухой, заявляет, что самолёт есть муха, это, сами понимаете, становится его проблемой. Ни мухе, ни тем более самолёту от такого сравнения не сделается ни жарко, ни холодно, они как были мухой и самолётом, так и останутся ими.

Если говорить о протестном движении, то для того, чтобы получить моё одобрение, оно должно быть хорошо организовано, иметь чёткую программу и далеко идущие стратегически цели, конкретные требования и уважаемого внутри движения лидера. Вот такое протестное движение ─ это, действительно, хорошее, со всех сторон грамотное и правильное движение, имеющее, на мой взгляд, полное право проводить общественные акции протеста, потому что его организация сама по себе является залогом недопущения виктимного поведения и, следовательно, большого количества жертв.

Нет средств на полноценную организацию протеста? Сядь и не выделывайся.

Нет воли на многочисленную, централизованную организацию людей? Сядь и не выделывайся.

Нет конкретных целей, планов и чёткой программы? Сядь и не выделывайся.

Потому что пока ты в обнимку со своим другом ─ таким же дураком, как и сам ты, скачешь за то, что не москаль, вокруг тебя потихоньку собираются бандиты. И чем больше вас, дураков, будет скакать, тем большее количество народу получит пулю.

2. Про Россию

В России сейчас, по сравнению с Украиной, только три достоинства: там умеют считать, там быстро разгоняют дураков и там ведут правильную внешнюю политику. Всё остальное там примерно такое же, какое было на довоенной Украине, либо где-то на том же уровне ─ чуть повыше, чуть пониже, не суть важно. На бытовом уровне очень многое, как всегда, зависит от региона, но оно и тут от региона всегда зависело, и когда вы приезжали сначала в тот же Крым, а потом, например, в Киев, а потом, скажем, во Львов, вы чётко видели разницу в том, что называется менталитетом. Везде свои особенности.

Но. Не думаете ли вы, что протестное движение в России хотя бы в части своей попадает под описанные мною признаки грамотного и правильного протестного движения? Нет там такого протестного движения и не было со времён Октябрьской революции. И если вы заметили, я очень редко выступаю против разгона какого-либо митинга, демонстрации и тому подобных проявлений «тоталитаризма» (то есть я вообще не помню, чтоб когда-нибудь выступала против разгонов, но пишу «редко» специально для любителей формализма).

Отменяет ли это как-то всё то, что я писала в негативном ключе о внутренней политике России? Нет. Законы должны быть грамотно написаны, и они должны исполняться; двойные стандарты не должны практиковаться; поведение граждан по отношению друг к другу должно быть уважительным независимо от их, граждан, положения ─ этих принципов я придерживалась всегда, и у меня нет ни одного основания менять их на какие-то другие. Но что самое забавное, это не имеет никакого отношения к разгону дураков.

3. Про Украину

На Украине сейчас сложилась такая ситуация, что до власти дорвались откровенные бандиты. Таким образом, у обоих лагерей Украины есть основания считать себя патриотами ─ и у тех, кто, всё ещё пытаясь отмежеваться от нацистов и бандитов, заявляет о поддержке бандитскому правительству, и у тех, кто, пытаясь предотвратить разгул бандитизма хотя бы у себя в области, готов даже на отхождение от Украины и на вступление в состав России.

Это гражданская война.

В этой войне я: 1) против бандитизма и террора и 2) за сохранение целостности Украины, ─ но с приоритетом первого пункта. Иными словами, если уж Крым сохранить не получится (а это ясно сегодня), то пусть под единым флагом останется хотя бы вся прочая территория. Если не получится сохранить в составе Украины восточные области, пусть останется единый флаг хотя бы для тех областей, которые сейчас ещё не слишком хотят отколоться.

В первую очередь я ─ против бандитизма и террора, повторяю. Остальное не стенка и подвинется.

Тут сейчас какой-нибудь ушлый чувак сообщит мне, что в России криминал вообще на высшем, так сказать, уровне, и ещё вот таким плакатиком потрясёт для ясности.

На это всякий крымчанин поржёт, конечно, в голос. Потому что оболваненные нынешними бандитами дураки не имеют даже отдалённого представления о том, какой криминал гулял по Крыму, пока они игрались в свою демократию. Но что такое Крым для центральной и западной Украины? Крым для центральной и западной Украины всегда был поводом для: 1) спекуляций и 2) грабежей. В остальном Крым западную Украину не интересовал от слова «совсем», и туристы из западной Украины тут толпами отнюдь не бегали. Сюда приезжали: европейцы, американцы, а по большей части ─ россияне. В музеи ходили: европейцы, американцы и (по большей части) россияне. Западная и центральная Украина в это время жила своей отдельной жизнью и вспоминала про Крым только как про свой плодоносящий придаток.

Или вам специально рассказать историю о том, как при «демократически избранном» Ющенко здесь фрукты стоили дороже, чем во Львове, куда они перегонялись отсюда чуть ли не караванами? И это при том, что здесь население физически не имеет других возможностей заработка, кроме как на фруктовых хозяйствах, на туризме (исключительно летнем туризме, обратите внимание, что очень сильно отличает Крым от западной Украины) и на винодельческой промышленности? Здесь даже на рыбе особо не разживёшься, потому что рыболовецкий промысел нуждается в серьёзном уходе, а серьёзно вкладываться в рыболовецкие хозяйства Украина отчего-то тоже не спешила. И были здесь поэтому периодами: разруха, бандитизм, нищета.

Так что вот про возможную «криминализацию» Крыма ─ это вы бабушкам своим расскажите, они половину не расслышат, а потому всему поверят. Или друзяшкам своим расскажите, которые Крым всегда презирали (ну, конечно, он же «пророссийский» и вообще придаток), а потому не больно-то и приглядывались, что тут происходит (хотя горазды верещать о том, что Крым ─ это территория Украины).

Той степени криминализации, которая была достигнута при вашей «демократии», Крым не видел никогда. И для него сейчас эти ваши плакатики и ваши комментарии к этим плакатикам ─ всего-навсего ещё одно доказательство вашего полного непонимания происходящего. Самое спокойное и экономически благополучное время для Крыма было при марионетке Януковиче… внезапно.

Удивляться ли тому, что Крым при первой же возможности решил свалить куда глаза глядят? Удивляться ли, что глаза у него могли глядеть только на Россию? Или ему надо было в Турцию валить (чтоб у вас, как нынче модно выражаться в интернетах, пуканы порвались от когнитивного диссонанса. Так он валит-то не для того, чтобы у тёщи зять кривой был, а чтоб житьё наконец-то наладилось)?

Удивляться ли, наконец, что я всё это прекрасно вижу и понимаю?

Или я должна, подобно «прогрессивной общественности» забыть всё, что я вижу и понимаю?

Мне жаль Украину, очень жаль. Мне было хорошо. Как и что мне будет дальше ─ я не знаю, и никто не знает. Сидеть плакать по этому поводу? Ребята, простите, это просто не мой стиль. Сейчас, когда идёт информационная война, я считаю, что моя первая задача ─ оставаться просто честным человеком: не воровать чужого, не публиковать непроверенные факты, вести себя корректно и не устраивать истерик. При этом моя точка зрения остаётся моей точкой зрения, и, как любой другой человек, я имею на эту точку зрения полное право. Более того, я надеюсь, что люди, не определившиеся со своим отношением к майдану и к ситуации в целом, в таком моём поведении, возможно, найдут лишний аргумент для поддержки именно моей точки зрения, а не точки зрения моих оппонентов.

Да, я по-прежнему считаю, что жизнь длинная, а капля точит камень.

Спасибо за внимание, всем снов и субботы.

Комментариев нет:

Отправить комментарий