«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

10 марта 2009 г.

Государственная доктрина, часть вторая

Однажды я начала разговор о том, что нужно России для нормального будущего. Несмотря на то, что прошло три с половиной года, я хочу этот разговор продолжить (кстати, если кто ждёт продолжения каких-то других тем и уже отчаялся, то вот, пожалуйста, вам пример того, через какой период времени у меня может всплыть заброшенный, казалось бы, вопрос). Я сейчас ту свою телегу не перечитывала, помню только, что речь там шла о государственной доктрине, которая была кратко сформулирована мною как лозунг «Я говорю по-русски». (NB. В ту пору я ещё не определилась со своим отношением к национализму, поэтому, возможно, там имеются более или менее осторожные эксперименты с националистической идеей Точно не помню, а перечитывать просто не хочу, чтобы не отвлекаться. Если имеются, игнорируйте, благо, на сути это не скажется.)

Итак, сегодня я хочу этот разговор продолжить. Для начала, почему и зачем? Казалось бы, после того, что я наплела о настоящем и наиболее вероятном будущем России, разговор можно прекратить. Я на это отвечу так: да, можно, дураку никто не запретит. Но умный человек будет думать на десятилетия вперёд, и если впереди он видит гибель страны, то думать он будет о том времени, когда эта гибель станет свершившимся фактом и на обломках старого родится новое. Ибо новое — родится, и сейчас важно только это.

Я сегодня озвучу два тезиса, которые должны будут стать частью государственной доктрины. Это коллегиальность управления и оправдание истории.

По первому тезису.

Если Россия сохранится хотя бы в границах европейской части (то есть — с некоторыми вариациями — в том виде, в каком она начала своё существование в качестве централизованного государства), то существовать для народа она сможет только в виде парламентской республики и при условии обязательной жёсткой конкуренции внутри парламента. Причём коллегиальность управления должна стать частью не только Конституции, но так же, повторяю, и доктрины. Ребёнок к тому моменту, как пойдёт в школу, должен считать слова «моя страна» и «парламентская республика» синонимами.

Только таким образом мы сможем избавиться от генетической тоски по батюшке-царю и «твёрдой руке». Тоска — следствие, во-первых, лени, а во-вторых, отсутствия навыка управления собственной страной. В свою очередь и то, и другое — следствия многовековой закрепощённости народа (и тут я имею в виду даже не столько само крепостное право, сколько практику управления на всех уровнях. Те, которые «из дворян», такого навыка тоже не имеют. Максимум, к чему приучены, — это административная работа. Менеджеры, как сейчас сказали бы). Такой, вот, порочный круг. Рвать его к свиньям и приучать людей с малолетства, что государство управляется миром через депутатов.

По второму тезису.

И царь Иван Васильевич, и поэт Александр Сергеевич Пушкин, и император Николай (вместе с дублем), и Юрий Гагарин, и все, кто были против них и за них, и за и против тех, кто против этих, — для нас равно ценны. И равно ценны события, связанные с ними со всеми. Равно ценны, повторяю. Не равно одобряемы или порицаемы. Одобрять или порицать — это лично дело каждого. А вот ценить — дело уже общественное.

Ценить — это значит признавать ценность. Даже самые неприглядные страницы нашей истории цены уже тем, что мы можем извлекать из них уроки. И поэтому любая попытка принизить значимость фактов нашей истории (а тем более замалчивать их или «исправлять») должна порицаться, причём открыто. Точно так же должна порицаться любая попытка устыдить нас за какие-либо из этих фактов. Мы творим только современность и ответственны только за те события, участниками которых являлись или являемся лично. Историю наши предки творили без нашего участия, без нашего согласия и даже, как это ни удивительно, без нашего ведома. При всём при этом мы живём исключительно благодаря той сумме обстоятельств, которая получилась в результате такого творчества.

Мы понимаем историю как комплекс событий, в результате которых всего-навсего родились, живём и здравствуем, и, следовательно, всё что мы можем, — это хранить память о фактах и исследовать их. Помнить и изучать.

В связи с этим следует раз навсегда прекратить порочную практику разного рода реабилитаций, если только вопрос реабилитации не касается живых людей. Создавать надо будущее, а не прошлое. Всё, что случилось, случилось. Глупо делать вид, будто время можно повернуть вспять, тем более, что тема реабилитации спекулятивна донельзя. За примерами далеко ходить не буду, торговля Холокостом и Голодомором у всех на устах. Без слёз на этот балаган не взглянешь, а ведь и то, и другое — действительно, факты, вот что самое обидное. Вон, в Севастополе на волне этих спекуляций открыли музей Голодомора. Я там ещё не была, но, по слухам, половина экспонатов — фотографии США периода Великой депрессии. Ну, не пиздец?

Нужно устанавливать факты и оповещать о фактах. Однако нельзя ни компенсировать потомкам, ни требовать компенсации себе за ущерб, нанесённый предкам. Если бы нынешние евреи и украинцы не были озабочены компенсацией, о фактах давно уже не было бы никаких споров. Противно не признание факта, а противна попытка возвеличиться в качестве пострадавшего или нажиться на фактах за счёт людей, не имеющих к этим фактам никакого отношения. Это принижает ценность факта, а значит, противоречит самой сути правильного отношения к истории.

Подводя итог, обобщу. Основой доктрины будущего государства должна стать сумма трёх слагаемых — единства языка, коллегиальности государственного управления и целостности истории.

Пока всё. Очень схематично, потому что просто не знаю, о чём тут можно долго рассуждать. Есличо, дополню в комментах.

ЗЫ. Да, если кто хочет поспорить по поводу того постинга, который писался три с половиной года назад, то я сразу честно предупреждаю, что не готова ни разу. Я его, действительно, не перечитывала, и много за то, что он требует основательной правки. Вы можете оставлять там комментарии, и я на них обязательно отвечу, но наверняка не вдруг.


6 комментариев:

locher комментирует...

По поводу тезисов, названных конкретно здесь - про парламентаризм и историю - согласен абсолютно.

А вот первым в вашей триаде, как я понимаю, идёт именно "единство языка", про которое написано в том самом старом постинге, т.е. вот это самое "я говорю по-русски". За разъяснениями по этому вопросу я туда и полез.

Отсюда вопрос - не сколько по тому посту, сколько вообще по теме "языковой национальной идеи". Если же идеи, высказанные там по этой теме считаем "устаревшими", то просьба пояснить, что тогда понимается под "единством языка" в текущей реальности.

Во-первых: в условиях, когда территория "новой России" будет ненамного превышать нынешнее золотое кольцо, языковая национальная идея возможна. А вот в условиях нынешней России, очевидно, что принятие такого курса автоматически ведёт к мгновенному ускорению процесса распада страны, причем распад этот будет сопровождаться всплеском национализма во всех отпадающих регионах - и без большой крови тут вряд ли можно обойтись. Ну и вообще: распадётся страна или нет - это ещё бабушка на двое сказала (ну, да, я так понимаю у нас разная оценка этой вероятности, но всё же), так зачем же принимать государственные доктрины, которые, по сути, поднимают эту вероятность до 100%?
Или же всё таки описанная доктрина - она на тогда и только тогда, когда факт распада станет суровой реальностью?

Ну и второе. А нужна ли вообще "национальная идея" государству размером со Швейцарию? Ну, т.е., возможно лишней она не будет, но реальной критической необходимости в ней нету, в отличии от многонационального, огромного и слабоуправляемого государства. Ну и вообще - в описанном случае большая часть преимуществ данной национальной идеи находятся именно в сфере внешней политики: те самые "пятые колонны" русскоговорящих в других странах, возможности защиты русских во всяких эстониях и туркмениях и тп - всё это актуально для "империи" (ну или "псевдоимперии", как ныне), но вряд ли важно для небольшого регионального государства без планов на глобальное доминирование.

Schisma комментирует...

в условиях нынешней России, очевидно, что принятие такого курса автоматически ведёт к мгновенному ускорению процесса распада страны

Во-первых, с чего бы вдруг? Любая империя сильна именно языковым единством, а если мы говорим о России, остающейся в нынешних границах, значит, ведём речь об империи. Или вы думаете, что татары возмутятся необходимостью изучать русский язык? А по какой причине? Государственный язык у нас и сейчас один, в вузы без экзамена по нему не поступишь. Точнее, процесс полным ходом идёт именно в направлении отмены экзамена по государственном языку, но его ещё отнюдь не поздно поворотить вспять, и никто не возмутится.

Во-вторых, на что, по-вашему, будет распадаться Россия, положившая язык в основу своей идеологии? На русскоговорящую европейскую часть, русскоговорящую Сибирь и русскоговорящий Дальний Восток?

А нужна ли вообще "национальная идея" государству размером со Швейцарию?

Нужна идея общенародная, общегосударственная, объединяющая людей, наполняющая смыслом ту часть их деятельности, которая направлена на развитие страны. Грубо говоря, всякий имеет право и должен знать, зачем и чего ради он платит налоги. И всякий должен видеть уникальность этой концепции. Безбездная старость, социальное развитие -- это всё очень близко к телу, однако, во-первых, не делает государство уникальным, а во-вторых, настолько мелко, что огромная часть людей просто не удовлетворится такой "идеей", а другая часть -- чуть меньшая -- и вовсе сочтёт её оскорбительной. Родина для каждого гражданина ценна миссией, которую она выполняет. Так, для Швейцарии этой миссией до недавнего времени (как сейчас -- не знаю) являлось создание независимого, полностью нейтрального и очень хорошо подготовленного к обороне поля, способного становиться площадкой для презентации важнейших мировых событий и проведения форумов между теми участниками, которые считают для себя неприемлемым встречаться на спорной территории.

Я считаю, что Россия -- вне зависимости от её размеров -- может и должна стать территорией накопления и развития культурного потенциала, значимого для всего мира. У нас чёртов мильон специалистов, которые работают во всех развитых странах и довольно высоко там ценятся. Почему бы не переосмыслить этот факт и не ввести его в интересное как для государства, так и для самих специалистов русло, лишив существующую ныне практику работы за рубежом унизительной окраски безвыходности?

Основной акцент в идеологии должен делаться на генерацию и распространение разного рода знания, идей, концепций, школ. Для этого нужны сильные наука и культура, но развитие науки и культуры невозможно вне единого и при этом хорошо развитого и осмысленно освоенного языкового плацдарма. Мне вообще русский язык в идеале видится языком обмена фундаментальными знаниями.

Вот именно поэтому "большая часть преимуществ данной национальной идеи находятся именно в сфере внешней политики". Нельзя замыкать своё на своём: инбридинг -- это путь к вырождению.

locher комментирует...

Любая империя сильна именно языковым единством

"Вот скажи мне, американец, в чем сила? Разве в деньгах? Вот и брат говорит, что в деньгах. А сила - она в ньютонах".
Вот ни знаю ни одной империи, образовавшейся в результате языкового единства. Так же как и не помню ни одной, которую бы общее языковое пространство удержало от распада.
Сила империй - она, как бы, действительно в нютонах - т.е. в банальной военной мощи и смежных вещах. Ну в крайнем случае в тех самых деньгах - в экономической мощи (и то не факт, что это первично для империи - упомянутая Швейцария - явно не империя).
А общее языковое пространство - оно может неким образом укреплять - да. Но попытка вводить подобную национальную идею там, где она автоматически разделит население страны на людей первого и второго сорта - она вполне суицидальна для квазиимперии, у которой почти не осталось сил на поддержание собственной целостности.
Дело не в том, что татары возмутятся не самой необходимости изучать русский (действительно, она так и так сейчас есть) - а в том, что они таким образом автоматом становятся народом "второго сорта" - родной язык всё равно есть родной язык. А ответной реакцией становится создание точно такого же культа своего языка (и чем русский язык лучше татарского?), с дальнейшем расслоением общества по нац. ячейкам. И если сильная страна может себе позволить кратковременный всплеск национализма (сильный - задавить, слабый - просто не заметить), то для нашей супердержавы, до последнего момента державшей регионы на нефтедолларовой дани да феодальных привелегиях местным князькам, это будет смертельно.

Во-вторых, на что, по-вашему, будет распадаться Россия, положившая язык в основу своей идеологии? На русскоговорящую европейскую часть, русскоговорящую Сибирь и русскоговорящий Дальний Восток?
После распада нынешней России (вне зависимости от того, какая именно причина вызовет этот распад - к тому же, как вы сами верно заметили, время для "контроллируемого распада" мы уже упустили), в ее сибирской и дальневосточной частях действительно установится единая языковая среда. Язык будет китайский.

идея общенародная, общегосударственная, объединяющая людей, наполняющая смыслом ту часть их деятельности, которая направлена на развитие страны

С этим - согласен, да. Но вот уникальность... ээ.. зачем? и почему тогда эти цели должны быть уникальными именно на уровне государства? А почему не на уровне региона? Города? Деревенской коммуны? Семьи, наконец?

Раз уж, кстати, зашла речь про Швейцарию...Год назад, путешествуя по этой стране, я как раз предметно общался с местными (как коренными, так и имигрантами) на сей предмет - мне реально было интересно понять, что за национальная идея склеила эту страну (ибо смешение культур там очень впечатлеющее). Так вот насколько я понял, эти люди гордятся именно тем, что "Switzerland is a place to be in". Именно вот на обеспечении максимального личного (и коммунального) комфорта, спокойствия, безопасности, процветания и прочее прочее. А нейтралитет, невмешательство в глобальные процессы и тому подобные вещи - это, скорее средства достижения целей, нежели самоцели. Но при этом на "национальную идею" в нашем (или, скажем, американском) смысле это, вроде бы, не тянет - действительно, какая ж это идея, обсеспечивать собственный комфорт? Но если кому кажется это мелким и неуодвлетворяющим - ничто не мешает ему искать личных более глубоких целей.


Я считаю, что Россия -- вне зависимости от её размеров -- может и должна стать территорией накопления и развития культурного потенциала, значимого для всего мира.[...] Для этого нужны сильные наука и культура, но развитие науки и культуры невозможно вне единого и при этом хорошо развитого и осмысленно освоенного языкового плацдарма.

Хм. Ну вот наука - область до крайности космополитичная, каких-либо границ и "национальных идей" не признающая. Общий язык ей, разумеется нужен, но это никак не идея, а лишь средство, да и средство это уже есть - и это английский. Ничего хорошего от патриотических попыток заменить этот инструмент не будет - во всяком случае для науки (как нашей, так и мировой).
Искусство - ну, по-разному. Литература, например, да, прямо опирается на язык, будучи вещью глубоко национальной по сути своей. Музыка - 50/50. Всё остальные жанры, не будучи жёстко завязаны на язык, скорее способствуют языковой ассимиляции, чем наоборот.

Schisma комментирует...

2 locher

ни знаю ни одной империи, образовавшейся в результате языкового единства... общее языковое пространство - оно может неким образом укреплять

Нет, империя не только укрепляется языком, она им создаётся, потому что язык -- это общий контекст, это набор одних и тех же штампов, культурных кодов, паттернов, архетипов. Вы не сможете завоевать страну, если местные жители не заговорят на вашем языке. Вы сможете только оккупировать её, но не завоевать. После оккупации, когда жители смирятся, вам придётся договариваться с ними -- и вы не сможете договориться иначе, чем обучая их своему языку, внедряя в их среду свои культурные штампы. Но даже и это не главное. Главное заключается в том, что, если вы завоюете страну, вам вообще не придётся её оккупировать.

Ибо код -- основа любой программы, и вам ли этого не знать?

они таким образом автоматом становятся народом "второго сорта"

Не "второго сорта", а вне государственного внимания. И не люди, а культурное поле. Татарский язык не в состоянии обеспечить высокий уровень науки и культуры. Поэтому сами татары, если им надо, могут развивать его между собой как угодно, но государство, имеющее альтернативу, в этом развитии участвовать не должно, потому что таковое участие неизбежно отвлечёт хотя бы часть внимания от альтернативы. В нашем случае альтернативой является русский, и он на данном этапе, извините, куда более развит, чем татарский, и перспективы открывает куда большие.

Я не призываю запретить национальные языки, я говорю лишь о том, что надо развивать и распространять как можно шире русский.

А ответной реакцией становится создание точно такого же культа своего языка

Очень хорошо, если так. Чем активней будут развиваться языки малых народов силами самих малых народов, тем больше пользы сумеют извлечь из этого все. Но практика показывает, что малые народы, осознав возможности, которые предоставляет им язык народа большого, отказываются от собственного и принимают чужой. И поколения через два этот чужой перестаёт быть чужим. Я знаю массу этнических татар, узбеков, тувинцев, туркмен и азербайджанцев, которые говорят только по-русски. И вы, я уверена, знаете, Москва ими была полна, ещё когда я была маленькая. Многие сознательно предпочитали русский язык родному -- просто потому, что овладение русским выгоднее во всех отношениях. При этом в регионах национальные языки преподавали. Вот пусть и дальше преподают в регионах силами самих регионов.

в ее сибирской и дальневосточной частях действительно установится единая языковая среда. Язык будет китайский

Мне кажется, вы здорово преувеличиваете. Критическая масса китайцев ещё не достигнута. :)

уникальность... ээ.. зачем?

Не уникальность, да, оригинальность, самобытность. Она может не быть уникальной, это верно. Она должна быть просто своей.

А почему не на уровне региона? Города? Деревенской коммуны? Семьи, наконец?

Да, легко. Но глупо, потому что культурными кодами оперируют одними и теми же и на уровне семьи, и на уровне региона. Страна затем и создаётся, чтобы объединять в себе всех носителей определённого культурного кода. С другой стороны, никто не мешает отдельной семье или городу развивать свою идею, если она, конечно, не конфликтует с государственной.

Именно вот на обеспечении максимального личного (и коммунального) комфорта, спокойствия, безопасности, процветания и прочее прочее. А нейтралитет, невмешательство в глобальные процессы и тому подобные вещи - это, скорее средства достижения целей, нежели самоцели.

"A place to be in" -- так может сказать о своей стране и новозеландец, и австралиец, и даже финн или какой-нибудь мальтиец. Не в этом дело, это бытовое, ординарное понимание, примитивное, как сказал бы специалист, и оно связано с тем, что в стране уже есть условия для того, чтобы там жить. На деле это именно "маленький, но гордый" народ, который очень хорошо знает себе цену (вспомните их историю, вспомните, как ценились повсюду швейцарские наёмники) -- и именно с осознания своей цены началось использование преимуществ, предоставленных этой райской территорией. Потому что невмешательство, демонстративный нейтралитет, ставшей притчей во языцех, функции третейского судьи -- это не средства достижения цели, а использование возможностей, которые предоставляет как территориальный, так и созданный людьми культурный контекст. Нельзя недооценивать швейцарцев как вояк, они в этом отношении фору дадут едва ли не любому в Европе. И они не боятся, их нейтралитет -- это нейтралитет не испуганного существа, думающего о том, как бы чего не вышло, а нейтралитет уверенного в своих силах организма, которому просто интересней творить на другом уровне, вот и всё.

область до крайности космополитичная, каких-либо границ и "национальных идей" не признающая

Разумеется. Но речь и не о том, чтобы "приватизировать" науку, а о том, что у нас имеется огромное количество возможностей для её развития, начиная с территории и прочей фауны, которую могут изучать чуть ли не полста специальностей, и заканчивая действительно богатой культурой. Было бы нелепо в таких условиях развивать другие отрасли в ущерб науке.

Общий язык ей, разумеется нужен, но это никак не идея, а лишь средство

Я не вижу причин, которые не позволяли бы сделать идеей то, что ранее было "лишь средством". Если уж пенсия может стать идеей, то язык и подавно может.

средство это уже есть - и это английский

Вот тут упс. Разные научные отрасли используют в качестве "своего" языка разные языки. Унификации нет, а между тем, есть целая тьма направлений, которые невозможно развивать без того, чтобы не залезть в смежную область (а эта смежная область может развиваться как раз на другом языке). Более того, если говорить о гуманитарных областях знания, то доминирующую роль во многих её ответвлениях играет не английский, а вообще французский язык. Такие, вот, опаньки.

И я веду речь не о замене, а об унификации.

Искусство - ну, по-разному. Литература, например, да, прямо опирается на язык, будучи вещью глубоко национальной по сути своей. Музыка - 50/50. Всё остальные жанры, не будучи жёстко завязаны на язык, скорее способствуют языковой ассимиляции, чем наоборот.

locher, искусство, как творчество в рамках набора культурных кодов, "завязано" на язык чуть более, чем полностью. Что требуется для создания сценария и постановки фильма (и отображения реалий в этом фильме)? Для озвучивания ролей? Для работы диктором на телевидении и радио? Для рисования иллюстраций и плакатов? Для оформления интерьеров? Почему в го играют знающие слово "дамэ", а в "точки" -- незнающие? Чем эти игры отличаются? Почему кэрролловскую игру в дуплеты пришлось адаптировать к русскому культурному полю? Что такое искусство вообще? С чего оно начинается? На чём базируется? Я предлагаю вопрос об искусстве отложить, потому что вы, совершенно очевидно, не слишком в курсе предмета спора.

teletz комментирует...

2 Schisma:

Хочу коснуться в своем комменте только одного нюанса, высказанного locher, а именно - по поводу китайского языка. Как житель Дальнего Востока смею вас уверить - критическая масса китайцев не только достигнута, но и перевалила за разумный барьер.

И дело здесь даже не в численности. Вернее, не только в ней. Дело - в удивительной мобильности, предприимчивости и приспособляемости китайцев практически к любым условиям. И - что самое удивительное - россияне на Дальнем Востоке и в Сибири относятся к китайцам с достаточным уважением и некоторым, я бы сказал одобрением. Во всяком случае, лучше, чем к кавказцам, или узбекам. Китаец сидит в своей обувной мастерской и делает русскому "хорошо" за приемлемую цену. С китайцем всегда можно поторговаться и сбросить цену вдвое. Китаец горбатиться на полях и растит (для русских) еду, по цене, которая не кусается.
А если китаец хищнически валит тайгу или браконьерствует, то только потому, что это - не Китай. К своему у них отношение более трепетное.

Так вот, если китайцам дать возможность осваивать Сибирь и ДВ, то для плотного заселения хотя бы только основных центров с пригородами им потребуется меньше десяти лет - срок совершенно смехотворный. Если мне не верите, по приезжайте в Хабаровск или Владивосток, где количество китайцев на душу русского населения просто зашкаливает, и это притом, что для них установлена масса ограничений визового и таможенного характера.

Schisma комментирует...

2 teletz

Спасибо, со стороны всегда видится иначе, чем изнутри. Тем не менее, вы сами совершенно справедливо упомянули единственное необходимое условие для успешной китайской экспансии: "если китайцам дать возможность осваивать Сибирь и ДВ".

Я сейчас веду речь не о том, будет ли дана китайцам такая возможность, а о том, кто является раздатчиком, скажем так, возможностей, их контролёром. Понимаете, да? "Есть нюанс": сколь бы малочисленным ни был народ, но если управление сосредоточено именно в его руках, значит, и культурное поле определять будет он.

При этом я не исключаю возможности постепенной или резкой передачи управления в руки китайцев. Но это, согласитесь, будет уже другая ситуация.

Отправить комментарий