«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

9 июня 2012 г.

Мозговынос. Люди, разумеется

Искала редкий FAQ к одной игрушке, гуглила чота не по-нашему и вдруг нашла: «Открываем сундучки, стаем сильнее».

А я, понимаете, полчаса до этого в разных мовах изгалялась. Английский вторым родным стал, практически. По-немецки от отчаяния чуть не зашпрехала. Испанский выучила уже, можно сказать, почти в совершенстве. И тут, понимаете, хуяк — «стаем».

И застыла я, значит, и думаю: это, думаю, по-каковски? Первая мысль: «На болгарский не похоже, на белорусский тоже». Секунд пять думала, пока не распознала дорогого соотечественника.

Тут-то меня и прорубило. И вот оно, новое слово в русской филологии (кто там от меня открытий хотел? Нате вам открытие):

Ставать — н.в. от глагола «стать». Стаёт сильней страна моя, и я стаю сильней!

Стай — сущ. м.р. 2 скл. Стая, все птицы в которой — самцы. Летели стаем голуби, алкали голубиц.

Второй вариант мне кажется более продуктивным.

Какие ваши соображения? Дополняйте, не стесняйтесь, здесь пишутся словари будущего.

Upd. Не, не могу. Честность исследователя настаивает всё-таки на том, чтоб я рассказала про голубей из второй словарной статьи всю правду. А правда заключается в том, что алкали они, на самом деле, не голубиц, а голубцов. Новые слова, новые времена, новые нравы, ну, и предметы вожделения, соответственно, тоже изменились. Поскольку грамматика у нас скоро тоже будет новая, то вполне вероятно, что стих про голубей с голубцами в недалёком будущем дополнится строкой про яйцов. Но это так, размышления ради.

Комментариев нет:

Отправить комментарий