«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

9 июля 2012 г.

Собачка Павлова

Тут вот общественность выкопала очередную ООНовскую резолюху, называется «Поощрение, защита и осуществление прав человека в Интернете». Выкопала и, поскольку Россия не подписала этот документ, немедленно вознегодовала, болдом воскликнула и в сотне экземплярах по блогам размножила.

Вопросов у общественности к указанному документу не возникло, и это вполне естественно: там есть выражение «право на свободу» и нет подписи Российской Федерации — общественности достаточно.

Мне — нет. Я документ прочла и нахожу его недостойным разумного человека, вредным и позорным.


…те же права, которые человек имеет в офлайновой среде, должны также защищаться и в онлайновой среде, в частности право на свободу выражения мнений…

…постановляет продолжить рассмотрение вопроса о поощрении, защите и осуществлении прав человека, включая право на свободу выражения мнений, в Интернете и других технологических средах…


А как насчёт ответственности за клевету, оскорбления, преследования, нарушение тайны переписки, шантаж и прочие тому подобные забавные вещи? В «офлайновой среде» человек, например, имеет право на защиту от всего перечисленного. Имеет ли он то же самое право в интернете? Может ли, согласно этой резолюции, человек, затравленный троллями, «также защищаться и в онлайновой среде»?

А как?

Помнится, вот, несколько лет назад у Натальи Холмогоровой взломали почту и выволокли на всеобщее обозрение её личную переписку. Оказаться в то время на месте Холмогоровой я бы и врагу не пожелала. И, нет, не надо переводить стрелки на хакеров и на антихакерские законы. Хакеры просто взламывают почту — это один сюжет. Обнародование — сюжет совсем другой. Как вы себе представляете гарантии защиты от подобной ситуации и привлечение к ответственности нарушителей? Или тайна переписки не входит в перечень прав человека?

Как вы себе представляете защиту прав человека в интернете вообще, если интернет, в отличие от земного шара, не имеет физических границ? Начнём с простого, незатейливого вопроса: в какой суд бежать, пострадав хотя бы от сарафанного радио, распростёртого, например, по всей пятидесятой параллели?

Это интернет, детка. Здесь оскорбления льются потоком, здесь тролли преследуют остро реагирующих на слова людей, гоняя их из блога в блог и заставляя прятаться под новыми никами; здесь угрозы и клевета — повседневность; здесь вскрывают и обнародуют почту, здесь выкладывают интимные фотографии без разрешения тех, кто на них изображён. И ни одна ООН даже пальцем не шевельнёт, чтобы защитить пострадавших от нападок и лжи, и попрания всех на свете прав человека.

Однако общественность, монументально озабоченная свободой слов, коих она подчас и связать не может, ничего подобного не мыслит и никаких вопросов не задаёт. У неё рефлекс, как у собаки Павлова: сказали «право на свободу» — слюна выделилась, критическое мышление отключилось.

Где уж тут думать о том, что само выражение «право на свободу» — это нелепейшая тавтология, вредная хотя бы уже тем, что, во-первых, за ней начисто теряется смысл обоих слов, а во-вторых, она не даёт чётко определить ни право, ни свободу.

Гляжу на общественность и с печалью понимаю, что человек как был обезьяной, так и остался. Тьма и мракобесие.

А Россия правильно сделала, что не подписала эту резолюцию. Один из редких случаев здравомыслия.

Комментариев нет:

Отправить комментарий