«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

25 июля 2012 г.

Приезжали кечуа…

…наводили марафет на набережную. Марафет удался. Теперь у меня три диска с индейской музыкой и маленький кусочек счастья в памяти — лето, море, жаркий вечер, ветер, сампоньо и большая тусовка, рассевшаяся за одним и тем же по ближайшим газонам, парапетам и кафешкам.

Температура в тени +38. Температура морской воды +27. Температура внутри ноута +60. Мужик говорит, у него ощущение предвоенного мира. У меня ощущение не то начала конца начала, не то конца начала конца. Не исключаю, впрочем, что всё это одно и то же.

Комментариев нет:

Отправить комментарий