«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

12 ноября 2012 г.

Интернетами навеяло

Бытие определяет сознание, а сознание определяет бытие — это факт. Наблюдая бытие, человек усваивает идеи, символы и ассоциативные связи, затем, руководствуясь идеями, символами и ассоциативными связями, совершает действия, и последствия этих действий порождают уже не идеальную, а вполне материальную реальность, которую, в свою очередь, можно наблюдать, — вот такое волшебство.

В абортариях, как вариант, такого волшебства завались: идея пользоваться презервативами или пить таблетки оскорбляет высокие чувства готового на всё ради высоких чувств. Поэтому идея отказа от презервативов волшебным образом трансформируется в кусок мяса. Или, скажем, конструкторская идея двоечника — тоже сказочно получится, если воплотить. Десятки трупов, суетящиеся спасатели, фонтан эмоций — отличное развитие сюжета, фантазия настоящего художника должна держать зрителя в напряжении. Идея перейти дорогу на красный свет — опять-таки вполне фееричный пример.

Это, в принципе, всё очень банальные вещи, и я озвучиваю их просто потому, что хочу сказать: мои соотечественники напоминают мне сегодня двоечниц, на красный свет бегущих из абортария в конструкторское бюро.

Комментариев нет:

Отправить комментарий