«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

18 июля 2011 г.

Счастье, счастье

В деревне Гадюкино снова дожди и хуёвое лето. Это огромное и безоговорочное счастье.

Читалкина душа не вынесла и стала дохнуть: не читается текст в правом верхнем углу. Мешает несильно, но назойливо. Пойду менять, благо, гарантия, кажется, всё ещё действительна. Действительная гарантия — это тоже счастье в своём роде.

Котики спят, я же, глядя на котиков, чувствую себя круглым идиотом. Несоответствие объективной реальности субъективным ощущениям — это безусловное счастье.

Пойду мясо зажарю. Мясо — это счастье. Жареное мясо — это два счастья. Два в восьмой степени — двестиписятшесть. Во пруха-то!

Блин… шашлык замариновать надо.

2 комментария:

Анонимный комментирует...

Ну да, этот вечный шашалык! Слышали-слышали! А котиков сколько? Неужто за два дня еще одного пригрели?
А.

Schisma комментирует...

2 A.

Котики -- потому что кошко, оно везде и её иногда табун.

Отправить комментарий