«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

24 июля 2011 г.

Ни дня без приключений

Поехала сегодня в Херсонес. Приехала в город, выпила кофейку в любимой кофейне, смотрю — солнышко сильно за полдень. Возьму, думаю, тачку, так быстрее будет.

Взяла тачку. Таксист называет цену — тридцать пять гривен. Ладно, говорю, а у самой отщёлкивает на бэкграунде: не выйдет тридцать пять. Тут поймите меня правильно, я, если не куражусь, не торгуюсь. Обычно когда цена устраивает, просто покупаю и, если договорились, цену плачу. Так что отщёлкивает не потому, что я решила таксиста наебать, а по объективным причинам. Вот просто не получится заплатить тридцать пять — и баста. Хотя деньги есть, да.

Это всё я долго вам описываю, но в голове мелькает меньше, чем за секунду, и я сажусь в машину, и мы едем.

Едем до Пожарова ебенями через Каракатицу, так быстрее, потому что гарантированно без пробок. Когда проезжаем мимо Каракатицы, отщёлкивает второй раз: пристегнуть ремень безопасности.

Пристёгиваю. Доезжаем до поворота на Пожарова. Выходим в поворот. В это время две впереди идущие машины проводят какой-то сложный манёвр перестроения в наш ряд, не включая поворотников.

Хуяк: у нашей тачки выбита фара и смят бампер, у тачки той блондинки, которая увлеклась погоней, выбита фара и смята жопа, мой водитель, треснувшись мордой об руль, сидит и кроваво пересчитывает зубы, я же, вспоминая о том, что тридцать пять не получится и как пристегнулась возле Каракатицы, полувопросительно констатирую с приехалом, плачу водиле двадцатник за полпути, фактически, и, удивляясь собственному желанию сэкономить время, шкандыбаю на остановку.

И тут мимо меня проносится двадцать второй автобус, который везёт не до Ульянова, а прямиком к Херсонесу, вот только ходит строго раз в полчаса.

Мораль: ложки нет чишникам-логикам, даже будь они интуиты в кубе, никогда не везёт. Всё, во что они благополучно не вляпываются, исключительно их собственная заслуга. А вот чишникам-этикам, сцуко, везёт, и двадцать второй автобус для них подъедет именно тогда, когда они придут на остановку… если, конечно, сообразят пристегнуться, проезжая Каракатицу.

Обгорят под солнцем, впрочем, оба одинаково.

2 комментария:

Анонимный комментирует...

Ну блин же ж! Я знала, что на Херсонес ты созреешь аккурат, когда я уеду.
А 22-й он на то специально и заточен, чтобы людЯм слишком хорошо не было. Он у меня в один день дважды из-под носа уходил: раз - туда, и назад только жопу его увидела...
А.

Schisma комментирует...

2 А.

"Аккурат" -- это, на минуточку, через неделю после твоего отъезда. Поехала я туда, к слову, присоединяясь к уже тусовавшимся там мужику с сыном и только ради годного купания.

Отправить комментарий