«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

19 июля 2011 г.

Приметы лета...

…живые, дохлые, полудохлые и только чудом не дохлые богомолы и прямокрылые, заполонившие квартиру. Принципиально прямокрылые и богомолы приятней, чем блохи, потому что принципиально теплокровные им нафиг не нужны. Но когда жирный кузнечик-южанин — два перста в обхвате — прыгает тебе на морду, потому что для него ты — мебель, переоценка ценностей так и норовит произойти.

Кошко в этом энтомологическом раю чувствует себя как бессменный вахтенный, судя по глазам. Спать некогда, жрать некогда, вообще всё некогда, надо кузнечиков гасить. Трупы складирует на видном месте, чтоб нерадивые хозяева сразу заметили. Ну, мы замечаем, чо. Она смотрит на нас с немым укором: когда вы уже, наконец, сами-то за ум возьмётесь? Кузнечики же! Гасить же! Но мы безумны и не гасим, а просто на пол стряхиваем… в лучшем случае. В самом безумном обратно в окно выбрасываем. Люди, одно слово.

Бабочки — тоже, вот, забота. Сейчас их, правда, по сравнению с кузнечиками, не сезон, можно считать.

Пойду забудусь сном, а то совсем глаза уже в кучу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий