«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

3 сентября 2010 г.

Ролевая ЧС (продолжение): «Стоит статуя в лучах заката…»

Понятно, что в единственном постинге раскрыть все аспекты ролевой функции было невозможно, и я о многом не упомянула. Поэтому прозвучал вопрос:

«Как Доны воспринимают чужую ЧС, направленную на себя. Силовой напор, попытки продавить, угрозы физической расправы и тд? Чувствуют ли они разницу между сильным Чсником и слабым(но который хочет казаться сильным)?

И наоборот - как действует Дон Чс-кой на других людей(если действует)? Как насчет "дать в бубен" и прочие силовые воздействия? Есть ли вообще такие порывы?»

А-атвичаю.

Во-первых и в-главных: всё вышеизложенное будет восприниматься строго негативно. Будут восприниматься негативно и силовой напор, и попытки продавить, и угрозы физической расправы, и сама необходимость чувствовать ЧС и отличать одну ЧС от другой, и сама же необходимость воздействия на других людей, и перспектива как дать в бубен, так и получить в табло, и тем более «прочие силовые воздействия», включая даже вообще само обсуждение всех этих вопросов. И порывов (именно порывов) таких не будет, не ищите.

А вот в остальном всё будет зависеть от накопленного опыта, воспитания и общего культурного уровня конкретного Дона.

Я буду говорить о себе, потому что мне так проще. Начнём с чувства разницы между сильной и слабой ЧС.

При оценке чужого потенциала моя ЧС работает сама по себе только в тех ситуациях, с которыми я уже когда-либо сталкивалась. Если ситуация незнакомая: например, если незнакомые люди начинают вести себя нестандартным образом, — я в контексте волевой сенсорики оказываюсь пас (но от большой беды могу и вистануть, если кто-то знакомый мне с авторитетной ЧС скажет «раз» и если это «раз» будет положительно оценено моей БЛ).

Теперь о силовом напоре, о попытках продавить и об угрозах физической расправы.

Вот тут, честно скажу, я попыталась написать очень много букв четыре раза, но ни одна попытка не оказалась удачной. Нет определённости в этих вопросах. Единственно, что могу сказать точно: если у меня не будет возможности ни нормально сопротивляться давлению, ни уклониться от него, я уйду в созерцание собственной невъебенной миссии и буду обдумывать книгу, которую должна родить. Терминальные же случаи (вроде концлагеря или особо изощрённых пыток) соционика, насколько я знаю, не рассматривает.

Так или иначе мне доставляет определённый дискомфорт всё, что связано с затяжной борьбой, с концентрацией на атрибутике (включая показы мод и прочих павлиньих перьев), с финансами, со спортом и вообще с любого рода конкуренцией. Даже в немалой степени со стабильным, регулярным сексом (отличать от эротики и флирта). Вот такого рода длительные взаимодействия я не выношу категорически: мне начинает не хватать лёгкости, беззаботности и расслабленности. И я, конечно, при первой же возможности сваливаю из подобного контекста, потому что это пиздец как всё уныло и серьёзно.

Единственное исключение из правила представляет собой игра. Вот в рамках игрового взаимодействия я прекрасно могу войти в роль сенсорика центральной квадры (особенно беты), благо примеров у меня полно, а усвоить шаблон поведения по ролевой функции — раз плюнуть, практически-то. И именно в рамках игры это будет нормально, неутомительно и даже весело в чём-то. Но играть всё время невозможно, а по жизни требовать от меня конкурентоспособности бесполезно. Не умею и не люблю.

Из этого плавно следует ответ и на третий вопрос: «как действует Дон Чс-кой на других людей(если действует)?»

Дон «действует ЧС-кой на других людей» только первые пятнадцать минут общения. Это превентивная защитная реакция: чтоб на будущее никому ни в коем случае не пришло в голову оказывать на Дона давление. Не надо меня задирать, я сейчас сама всё покажу, всех напугаю, всех построю и… после того, как все наконец-то сочтут меня жылезной бабой со бронебойными сиськами, свалю в уголочек и лишь время от времени буду напоминать, что я — вот она. Если же какой-нибудь умелец после этого попробует наехать на меня всем своим троллейбусом, я ему вербально объясню, что он — кретин, и он, что характерно, на потеху всем присутствующим почувствует себя именно кретином. Правда, к ЧС это уже не будет иметь никакого отношения.

Я вообще не люблю рукоприкладства: ни в бубен, ни тычков, ни толчков… Я нормально воспринимаю физический контакт только в виде дружеских объятий и прочей доброжелательной помощи (руку, например, подать в нужный момент, массаж сделать, по голове погладить, приласкать и т.п.). Но это для близких я — нежное девачко. А для всех остальных я — бронебойная баба с жылезными сиськами, и меня лучше не трогать (и ведь действительно лучше, что характерно).

Есть, однако, целый отдельный пласт, на котором мне переклинивает всю черепную коробку, и тогда я перестаю считаться с жертвами и издержками, — это подлость. Любого рода — от шкурничества и удара в спину до уничтожения прекрасного и травли слабого, которому некуда от этой травли деться. Если я сталкиваюсь с подлостью (а точнее, если я расцениваю некое действие как действие подлое), я лезу в драку первой и бьюсь до тех пор, пока вообще могу на ногах держаться. Но только в этом случае. Во всех остальных я очень мирная и, выбирая между борьбой и уходом, по возможности предпочитаю второе.

Тем не менее… Тем не менее, со стороны я всегда очень внимательно наблюдаю за чужими подобными взаимодействиями (пока это не начинает слишком сильно утомлять). Точнее, очень внимательно наблюдала в детстве и в юности, а сейчас уже малость успокоилась. Фильмы и книги «правайну» и про дворцовые перевороты, разборки между соседями, драки стенка на стенку, мировой футбол, тренировки спортсменов и т.п. — это всё пристально и осмысленно изучается. Зачем мне это надо? См. выше: чем большим количеством паттернов поведения по ЧС я располагаю, тем свободней могу организовывать собственную превентивную защиту. И особенно это было актуально, пока я была юной идиоткой и знала мало. Потом узнала больше и немножко успокоилась.

Вот, собственно, и всё моё айкидо, и все мои яйцы. Ежели где-то наврала, люди, знающие меня, поправят.

3 комментария:

Анонимный комментирует...

>>Дон «действует ЧС-кой на других людей» только первые пятнадцать минут общения. Это превентивная защитная реакция: чтоб на будущее никому ни в коем случае не пришло в голову оказывать на Дона давление.

Трындец,в смысле, вон оно что!
А я-то думаю, чего у меня такая резкая реакция на подобный тип(или тим) людей при первом же знакомстве!

Schisma комментирует...

2 Ллой, да?

Ну... в таких случах я бы всё-таки стала говорить о типе поведения, а не о ТИМе человека. Потому что "диагностика за пять минут по трём фразам" -- это сущее шаманство, на мой взгляд.

Насколько я могу судить по моим знакомым Драйзерам, нас всегда немножко тянуло друг к другу: в реальной жизни они кажутся мне непонятными и чертовски загадочными, как будто смотришь на вроде бы знакомого человека сквозь дымчатое стекло и не можешь разглядеть, кто же это именно. Всё время хочется подойти поближе -- но не получается, ускользает человек.

Как-то так примерно.

Анонимный комментирует...

Да, я, забываю подписаться

>>Потому что "диагностика за пять минут по трём фразам" -- это сущее шаманство, на мой взгляд.

По трем фразам и двум фоткам - да, шаманство.
Но при общении человек так светит свой типаж (не говорю - тим, потому что не совмещала виденные типажи с лженаучными) невербаликой, что просто ах. Он может говорить что угодно, врать в три короба, но КАК он это будет говорить, как двигаться при этом, и общее ощущение от человека - этого простой человек с улицы не подделает, зуп даю.

Так что, если набирается большая статистика, то можно потом обнаруживать знакомые типажи очень быстро.

Отправить комментарий