«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

9 октября 2010 г.

Продолжаю насиловать «Проклятых королей» постановки 2005 года

Извините, сама не знаю, что на меня нашло. Вообще-то, хотела своими фотками заняться, но занялась почему-то чужими кинами.

Ладно. «Узница Шато-Гайяра». Главное достоинство фильма — полное отсутствие в нём Жерара Депардье.

А помнится, кстати, было время, когда Депардье не вызывал совершенно никакого раздражения на экране. Но тогда он снимался не в каждом французском фильме, а только в каждом десятом.

О чём я, бишь?.. Да, у меня появился третий риторический вопрос: на что намекают красные одежды, в которых недограф Артуа носится по всему фильму?

Нашла, ещё кстати, двух прилично подобранных актёров. Один играет Филиппа, сын Филиппа, будущего Филиппа (как неожиданно) V, а второй — кардинала Дюэза, будущего Иоанна с двузначным числом. Причём если молодого Филиппа я отметила ещё в первой серии, то Дюэз стал неожиданностью: в первый момент, когда я его увидела, на меня с размаху налетел привычный уже ступор по поводу кастинга. Но потом «Дюэз» предъявил мимику — и я поверила.

Прамузыку. Почитала отзывы между делом: все ругают музыку. Я её похвалю. Композитор, похоже, был один из немногих, кто, работая над этим фильмом, думал головой, а не национальной гордостью Франции. Потому что как вы себе представляете выразительную музыку в предъявленном видеоряде?

Всё на сегодня. Завтра продолжу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий