«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

16 октября 2010 г.

Насчёт Егора Бычкова…

…которому дали три с половиной года «строгача» за то, фактически, что он лечил наркоманов и сидел занозой в жопе всех наркоторговцев Нижнего Тагила и окрестностей.

Давайте без эмоций. Закона, который позволял бы родственникам помещать совершеннолетних наркоманов куда бы то ни было и удерживать там без их добровольного на то согласия, у нас нет. Между тем, четыре эпизода (если я правильно поняла), которые судья сочла заслуживающими осуждения, касались именно такого сценария: все бумаги подписывали родственники наркомана, они же привозили его в центр. И что там было дальше по факту, а не по форме — это уже лирика, на которую закону насрать абсолютно.

Поэтому с формальной точки зрения судья совершенно права: имело место то, что в уголовном кодексе называется похищением и насильственным удержанием (причём группой лиц по предварительному сговору), как бы дико это в данном случае ни звучало. И она, по-видимому, руководствуясь буквой закона, ещё пошла на смягчение приговора с учётом обстоятельств (потому что по форме должна была вкатать шесть лет минимум. Прокурор, напоминаю, просил двенадцать, но действия следственных органов и прокуратуры — это в данном случае отдельная тема, ради которой, мне кажется, стоит возбудить отдельное же уголовное дело).

Однако, помимо буквы закона, существует так же и дух закона. И вот с точки зрения духа закона, судья совершила большую ошибку, потому что своим приговором она, во-первых, дала добро наркоторговцам и всем их соучастникам, а во-вторых, вписала Егора Бычкова в иконостас как мученика, пострадавшего за правое дело, и усугубила романтизацию «благородного» разбоя.

Единственный годный выход из этой вилки состоял, по-моему, в переквалификации статьи с похищения на такую, какая обеспечила бы обвиняемому условное наказание. И мне кажется, если уж добиваться пересмотра дела Бычкова, то именно в таком ключе, потому что все остальные варианты приводят нас к нарушению либо буквы, либо духа закона, что в равной мере неприемлемо.

Как-то так, имхо.

8 комментариев:

dia-de-pescados комментирует...

С духом закона тоже не всё в порядке - этому духу противоречат такие явления, как самосуд, лечение без лицензии и т.п.
То, на чём можно строить защиту - доказательства, что он действительно спас несколько наркоманов от гибели. Нарушение закона во имя этой цели в какой-то степени допустимо.

Schisma комментирует...

2 dia-de-pescados

этому духу противоречат такие явления, как самосуд, лечение без лицензии и т.п.

Нет, вот эти все явления, если они имели место, противоречат как раз букве закона: их вполне можно сформулировать, и так или иначе в законодательстве они учтены и вписаны туда непосредственно. А вот та вещь, которую буква защищает, она, к сожалению, неописуема, в противном случае не было бы и самого понятия "дух закона".

Защиту можно строить не только на доказательствах спасения людей (нарушение закона, кстати, недопустимо даже и в этом случае, но этот случай может послужить хорошим смягчающим обстоятельством, что и произошло, очевидно), но и на попытке переквалификации самой статьи. По сути-то, там имело место небрежное оформление документов, а не собственно похищение в корыстных целях (что, кстати, и самой судьёй учтёно, ибо корыстный мотив, вменяемый Егору прокурором, она отвергла -- за полной абсурдностью, по-видимому).

o_huallachain комментирует...

А какое там может быть доказательство спасения людей?

Schisma комментирует...

2 o_huallachain

Без конкретики могу говорить только в общем: если центр занимался реабилитацией наркоманов, то можно не без оснований предполагать, что по меньшей мере все действительно вернувшиеся к нормальной жизни наркоманы были вытащены с того света. Ну, то есть это такая вполне очевидная вещь. А конкретику, естественно, надо уже у адвокатов спрашивать. Думаю, что главным козырем здесь послужат статистика и свидетельские показания.
Далее, если бы я защищала Егора, то, скорее всего, упомянула бы о косвенных вещах. Например, о том, что наркоманы представляют собой социальную угрозу, в том числе и угрозу для жизни отдельных граждан. На этой демагогии "спасти" можно очень много народу, и большой роли в защите она не сыграет, но она так же и не потребует доказательств (опять-таки ввиду очевидности).

o_huallachain комментирует...

Чтобы сказать, что наркоман вернулся к нормальной жизни, надо его наблюдать не день, не месяц и даже не год. Никакой такой закономерности if=>then в деле реабилитации наркоманов нет.

По сабжу - меня это дело Бычкова, а точнее, реакция на него среди людей (жж) крайне пугает. Вменяемых, на мой взгляд, откл иков было крайне мало, зато невменяемых очень много. Сие есть тенденцыя.

Schisma комментирует...

2 o_huallachain

Чтобы сказать, что наркоман вернулся к нормальной жизни, надо его наблюдать не день, не месяц и даже не год. Никакой такой закономерности if=>then в деле реабилитации наркоманов нет.

Немного не так. Нет гарантии, что отдельно взятый конкретный наркоман вернётся к нормальной жизни. Нет так же возможности установить успешность реабилитации в короткий срок. Однако закономерность как таковая -- это применительно к каждому конкретному же реабилитационному центру вопрос дискуссионный. Поэтому я и говорю о том, что требуется статистика и свидетельские показания. И теоретически (если необходимая статистика есть и свидетельские показания благоприятны) доказать причастность конкретного реабилитационного центра к делу спасения человеческих жизней можно. Теоретически, повторяю. Практика уже зависит от обстоятельств, которые мне в данном случае неизвестны.

Сие есть тенденцыя.

Да. Помнится, я года два или три назад писала, что щястье огромного количества людей начнётся с принятия конвенции о допустимости личной зависимости одного человека от другого. Сия тенденцыя, имхо, только подтверждает ту мою натпейсь. Удручает же здесь то, что люди готовы и за других решать, от кого или от чего им зависеть.

dia-de-pescados комментирует...

//Нет, вот эти все явления, если они имели место, противоречат как раз букве закона: их вполне можно сформулировать, и так или иначе в законодательстве они учтены и вписаны туда непосредственно.//

Букве тоже, однако это - не тот случай, когда нечто противоречит букве, но соответствует духу.

Можно считать, если угодно, что частное правосудие (в данном случае, решение о лишении наркомана свободы) эффективнее или полезнее общественного, но духу закона оно соотвествовать не может в принципе, поскольку закон существует специально для нужд правосудия общественного.

Schisma комментирует...

2 dia-de-pescados

Общественное правосудие в нашем конкретном случае обязано пресекать наркоторговлю и следить за тем, чтобы наркоманы не бегали где ни попадя и преступлений не творили. Таким образом, человек, пытаясь в меру своих возможностей и разумения обеспечить законность в целом и нарушая закон в частностях, безусловно следует духу закона, игнорируя при этом его букву.

Кстати, стоит заметить, что в постинге я вела речь о поведении судьи, а не подсудимого. Это просто памяти ради.

Отправить комментарий