«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

10 апреля 2011 г.

Про Мартина в основном и про Москву чуток

Я в Москве и в ахуе. Я реально не понимаю, как здесь люди живут, мне кажется, что они тут вообще не живут, это невозможно, потому что здесь адЪ.

К тому же погода соответствующая, и это много добавляет к уже доставленному. Гулять со всей этой тоской не тянет абсолютно. Есть большая вероятность, что я так до 16 числа и просижу на жопе, выбираясь максимум в магазины. Во всяком случае в центр Москвы я уже точно не поеду, потому что мне там шумно, дымно, уныло и ужасно утомительно.

Читаю потихоньку Мартина. Он меня сначала порадовал, женив Робба на Жиенне, а потом тем же самым огорчил. Писать так много букв для того, чтобы в результате написать изначально ожидаемое, представляется мне нелепым, особенно на фоне того, что история опять-таки выходит о судьбе, а не о человеке, творящем судьбу.

Джон. Джона, понятно, надо было вызволять каким-то образом. Но тот образ, который выбрал Мартин, выглядит кривым, как бумеранг, — скорее всего, потому что опять же за версту отдаёт судьбой и математикой, причём судьба тут уже авторская, оттого и математика троечная. Подстава со стариком, которого Джон не захотел убить, — по-моему, самый провальный эпизод во всей эпопее. Начать с того, что этот старик там как танковая колонна из-за угла в чистом поле. «Я ехала домой, напиздила зерна» — как-то так. Закончим, разумеется, местом встречи. Ну, правильно, как ещё спасти Джона из безвыходной ситуации и как одновременно дать о нём весточку Брану? О стремлении авангарда одичалых убивать всех «поклонников», которые им встретятся, я вообще умолчу для ясности, потому что в противном случае у нас получится, что либо одичалые думают, будто по эту сторону Стены живут полторы калеки, либо у них один мозг на всех, причём спинной, и непонятно, как они до этих пор дожили.

Вообще, мотивация, а равно и намерения одичалых мне лично непонятны абсолютно. Почему они так зациклены на самоутверждении, да ещё и за чужой счёт? Зачем им война? Если они такие ниибаццо свободные и самодостаточные, ну и жили бы себе на свободе дальше. Зачем ещё кого-то убивать? Зачем через Стену лезть? Зачем хуями меряться, в конце концов? А главное, что питает их ненависть к «поклонникам»? Из всех «поклонников» за ними бегают максимум дозорные, да и те, подозреваю, лишь постольку, поскольку одичалые сами лезут на рожон. Вот в связи с этим и непонятно, чего они на тот рожон лезут. Я не знаю, может, нам там дальше расскажут, но пока что-то вразумительных ответов не вижу, и вся эта история, которая про одичалых, мне представляется какой-то очень странной и натянутой. Про восставших мертвяков как-то органичней раз в пятьдесят: у этих хотя бы мозг не фунциклирует.

Дейенерис. Тут я вообще не знаю, смеяться или плакать, потому что если верить Мартину, то получится, что основное и любимое занятие астапорцев — фронтальная лоботомия, причём оперируют там все и всех подряд. Если же нет, тогда я не понимаю, какая итицкая сила дёрнула астапорских работорговцев подставить самих себя настолько тупо и нетворчески. И если они действительно такие идиоты, почему их раньше никто не завоевал? Что, их клиенты были ещё тупее? А так бывает?

Очень как-то много вопросов, я смотрю…

Арью, я так понимаю, автор решил потихоньку сливать, но сливать не резко, а кагбэ естественным путём. Очень мне в связи с этим горестно заранее: не люблю такую бухгалтерию.

И что-то мне подсказывает, что сольёт он так же и Сансу, и Тириона заодно. У меня вообще появилась чуйка, что все эти ребята автору надоели хуже горькой редьки. Поиграться можно ещё с теми, кто большую часть повествования оставался в тени, но главные действующие лица себя уже со всех сторон проявили и резерв свой, в общем-то, выработали. Так что дальше Мартину придётся либо ходить по кругу, либо писать о ком-то второстепенном.

Очень утомляет физиология. Ну, хорошо, ну, один солдат ссыт, ну второй, ну третий. Но когда ссыт каждый солдат, начинает казаться, что в армию там идут только затем, чтоб поссать.

При этом, что характерно, ссут там, как правило, по мере необходимости, а вот серут исключительно либо со страху, либо из вредности. Что-то в этом есть, да? Во всяком случае некоторая часть неадеквата сразу становится объяснима.

Upd. У меня сейчас интернет исключительно кафешный, поэтому отправлять постинги сразу, по мере написания, я не могу. Однако же дальше читаю, и вот дочитала уже до убийства Джоффри.

Граждане, кто-нибудь понял, зачем Мизинцу понадобилось его убивать? Я — нет. У меня когнитивный диссонанс и вообще полный дисбилив. Если бы это сделал Тирион, я бы и глазом не моргнула. Если бы это сделала Санса, я бы её поняла со всех сторон. Даже если бы сама Серсея убила сына, я бы и это съела без гримас. Но Мизинец… Зачем?

То же самое касается покушения на Брана. Я не верю, что это был Джофф. Зачем? Что ему в маленьком Старке, который к тому же калека?

Я так же не верю в то, что алкоголик умеет держать язык за зубами, непринуждённо играть в эмоциональные игры и трезво рассчитывать свою выгоду. Это я про Донтоса. То есть тут вообще вся ставка Мизинца на Донтоса выглядит феерическим бредом, потому что если Мизинец действительно такой плут, каким его Мартин пытается представить, то что его подвигло доверить самую рискованную часть плана алкоголику? Или он фрагментарный плут? Тут мы думаем, тут мы не думаем, тут мы рыбу заворачиваем — так, что ли?

В общем, чем дальше, тем меньше в этой эпопее стройности и тем больше сугубо математических косяков. Добро бы ещё это всё было убедительно преподано (вон, в булгаковских образах тоже лажи навалом, но глаз за эту лажу как-то совсем не цепляется), но в том, что касается убеждения, Мартин одарён чуть менее, чем никак. Бухгалтер он хороший, а вот евангелист плохой, и в связи с этим все его промахи становятся видны за версту и сразу.

Ну, дальше читаю, чо.

ЗЫ. А вот соусницу в качестве пепельницы я до этих пор ещё ни разу не использовала, особенно в кафе. Необычное ощущение...

1 комментарий:

ЖАН комментирует...

Дах хорошо написала, и смех и грех как говорится, кстати у нас в Киеве тоже ад бывает =) в особенности зимой и летом

Отправить комментарий