«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

31 мая 2010 г.

Об одной ошибке абсолютистского сознания

Цитата из дискуссии:

давай всё-таки будем честны: либо во всём плохом - виновата верховная власть, но тогда и за всё хорошее спасибо им же. Либо к хорошему власть совсем не обязательно имеет прямое отношение, но тогда и к плохому - тоже.

Вот если у нас абсолютная монархия — тогда да, именно так и следует рассуждать.

Но если у нас абсолютной монархии нет, тогда к хорошему власть, увы, не имеет никакого отношения, потому что хорошее является естественным следствием сознательности граждан: существуют правильные законы (не ущемляющие гражданских прав и свобод, не наносящие ущерба гражданам, актуальные и т.п.), и эти правильные законы исполняются.

Так, существует закон, согласно которому власть должна пресекать нарушения законов и должным образом карать нарушителей. Следовательно, вменять ей в заслугу соблюдение закона, касающегося её самой, — это нонсенс. Это то же самое, что вменять в заслугу обывателю, который никого не убил, тот факт, что он никого не убил. Закон — обязан соблюдаться. И если власть всего-навсего соблюдает закон, ничего принципиально героического в этом нет. Это просто нормально.

Проблемы начинаются тогда, когда нет либо правильных законов, либо исполнения правильных законов, либо того и другого сразу. И вот это уже — да, целиком на совести власти, которая либо препятствует принятию правильных законов, либо попустительствует нарушению существующих правильных законов, либо то и другое сразу.

А как же тогда измерять заслуги власти? Они ведь теоретически должны существовать, правильно? Отвечаю на этот вопрос. Принципиальные заслуги власти начинаются с того момента, когда она, власть, делает что-то хорошее раньше, чем поступает общественный заказ. Например, разрешает своим гражданам регистрировать однополые браки (брак — институт имущественный, а не сексуальный, если кто не в курсе) ещё до того, как об этой возможности узнает хотя бы десяток граждан. Вот это — да, будет хорошая власть. А пока власть просто соблюдает закон, она просто власть — нормальная такая, ничего особенного, можно и дальше с ней жить, но лучше, конечно, выбрать кого-нибудь более сознательного, сообразительного и инициативного.

Если же закон власть не соблюдает (даже в какой-то части, а тем более в значительной части), значит, это плохая власть, отстойная, никудышная, и её надо увольнять к чёртовой матери.

Я понимаю, что на фоне постоянного бардака понятия могут подменяться, и то, что в норме является просто нормальным, в условиях бардака начинает выглядеть как хорошее, а то и вообще расчудесное. Однако де-факто ни хорошим, ни тем более расчудесным просто нормальное не становится ни в коем случае — и об этом следует непрерывно помнить.

Доступно ли и внятно ли?

Комментариев нет:

Отправить комментарий