«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

7 июня 2010 г.

Ещё о наглядной агитации

И это тем более важно, что ошибки, о которых сегодня пойдёт речь, во-первых, весьма грубые, а во-вторых, весьма распространённые, их лепят едва ли не все подряд активисты всех подряд движений за защиту чего-нибудь. У меня в ленте эти ошибки встретились вчера аж два раза, то есть тема, в общем, актуальна.

Вначале вот вам два напримера. Первый например:


«Пока вы читаете этот твит мы спасаем парк #harkiv_park».

Ну, и второй например (взято отсюда, кликабельно):




Давайте разбирать ошибки. Ну, без эмоций, да? Потому что я понимаю, какие эмоции у нормальных людей вызывают оба эти послания. У меня точно такие же, кстати.

Но мы сделаем над собой усилие и вспомним, во-первых, что нам таки жалко парк и мы таки хотим пресечь то безобразие, которое устроили харьковские городские администраторы. А во-вторых, вспомним, что у нас тут внепланово образовался партизанский кружок и мы изучаем всевозможные грабли, чтоб не ходить по ним, как это делают некоторые. В общем, от эмоций своих мы сейчас отвлечёмся и рассмотрим ошибки по пунктам. Начнём с плаката, потому что там ошибок больше.

1. Фотографии в целом

Когда человек со стороны увидит эти фотографии в контексте агитации, он первым делом подумает, что ему тоже придётся сидеть в обнимку с деревом — и хорошо, если не на дереве. А ещё ему набьют морду.

То есть понимаете, да? Вот, он, человек, обыватель. У него беременная жена и двое детей, из которых один — двоечник, а второй с энурезом, сам он страдает ожирением и только что нашёл нормальную работу — и тут здрассьте вам, в телевизор: на дерево и по морде.

Как вы думаете, сколько людей после этого поддержат движение? И что это будут за люди?

2. Фотографии в правой колонке

Фотографии эти мягко говоря, спорные.

Начнём с той, где у мужика морда разбита. Я уже рассказывала (см. ссылку про партизан выше) о значении образа. Так вот, мужик с разбитой мордой — это не образ, это, простите за констатацию, образина. Да, я понимаю, что для тех, кто в курсе контекста, это может быть не только не образина, а и вообще светлый лик. Но наглядная агитация направлена на тех, кто, в том числе, не в курсе контекста. И те, кто не в курсе контекста, увидев разбитую морду, решат, что это именно образина.

Дальше фотография с «птичкой». О том, что на этой фотографии изображена «птичка», а не извращенец, например, пытающийся выебать дупло, знают опять же только те, кто в курсе контекста. А те, кто не в курсе контекста, в лучшем случае зададутся чертовски интригующим вопросом: «Обо что?» «Зачем он полез на дерево?» Ответить на него самостоятельно сможет только малая часть, да и та не вдруг.

3. Надпись сверху: «Они защищали лесопарк»

Это о чём? Это о событии в прошедшем времени. Следовательно, подтекст в рамках плаката может быть только один — оценочный: типа, д'артаньяны.

Ахуенно информативная натпесь.

4. Надпись снизу: «А что сделал ТЫ?»

Во-первых, вопрос неправомерен сам по себе, и единственно правильный ответ на него: «Не твоё собачье дело». Потому что защита парка — дело добровольное, а никаких контролёров в добровольных делах не может быть по определению. Кто чем смог, тот тем и вложился, а не вложился — значит, не смог, точка.

Вы скажете, что контролёром тут должна выступать личная совесть того, кому адресован вопрос. И вот тут мы подходим к во-вторых.

Во-вторых, с этого вопроса начинается полная ёптвоюмать. Дело в том, что на фотографиях изображены только те, кто непосредственно присутствовал в парке. Таким образом, вопрос: «А что сделал ты?» оказывается автоматически адресован всем, кого в парке не было — в том числе и к тем, кто поддерживал непосредственных участников событий морально, материально, информационно, юридически и т.п. Соответственно, как всегда в подобных случаях, первым делом пострадают от контролёра-совести самые совестливые и самые самоотверженные люди: именно им покажется, что они сделали недостаточно.

То есть, фактически, авторы плаката: а) внушают части своих союзников чувство вины, б) внушают это чувство наиболее добросовестной части.

Однако этого мало. Поскольку надпись: «Они защищали лесопарк» читается как «д'артаньяны», то вопрос: «А что сделал ты?» волей-неволей приобретает подтекст: «Докажи, что ты не пидорас». Тот факт, что доказывать надо тоже собственной совести, в существенной части ничего не меняет, потому что доказать подобное всё равно ни у кого не получится: поскольку д’артаньянами, как следует из фотоподборки, могут называться лишь те, кто защищали парк непосредственно, все остальные автоматически получаются пидорасами. И надо иметь очень хорошую голову и очень высокую устойчивость к манипулятивным воздействиям, чтобы сразу же отследить и нейтрализовать весь тот бешеный негативный эффект, который подобная «наглядная агитация» может иметь для психики.

Но и это ещё не всё.

Мало того, что вопрос «А что сделал ты?» неправомерен. Мало того, что он подразумевает наличие пидорасов и внушает «дистанционным» защитникам парка чувство вины и много других интересных комплексов. Мало того, что он провоцирует раскол в команде (потому что там, где начинаются личные комплексы и пенисометрия, ни о каком единстве речи идти уже не может). Вдобавок к перечисленному этот вопрос противопоставляет так же защитников парка (на сей раз как целое) всем остальным.

Господа партизаны, противопоставлять себя всем остальным будет только маргинал (и вы вспомните, пожалуйста, в связи с этим, что я говорила позавчера про маргинальную балалайку. Мне там в комментах один смешной чувак с пеной у рта пытался рассказать, какой «Зелёный фронт» весь из себя немаргинальный — а я каждый день получаю всё больше и больше подтверждений обратному. Вот этот плакат, в частности (это не первый подобный плакат, кстати). Или послание из твиттера (я о нём ниже ещё скажу).

Я понимаю, откуда растут ноги этого противопоставления. Человек, который делал этот плакат, в теории знает, что для массовой поддержки надо вызвать сочувствие как можно большего количества народа. Он к тому, собственно, и стремился — вызвать сочувствие. Однако поскольку людей он не уважает и заранее считает их пидорасами, то и думал он не о людях, которым адресует плакат, а о том, что все люди делятся на пидорасов и д’артаньянов. В результате на выходе получилась помесь из жалостливых соплей (в верхней фразе плаката) и шантажа (в нижней фразе).

Ибо вопрос: «А что сделал ты?», обращённый к постороннему человеку, по сути, означает: «Ты ничего не сделал, ты — пидорас, сгори от стыда!»

Так вот. Хуюшки-заюшки. Люди не дураки, они никогда не станут сочувствовать тому, кто заранее считает их пидорасами, шантажирует да ещё и стыдит незнамо за что. А проблема парка не настолько фатальна, чтоб можно было поступиться самоуважением: кернесы приходят и уходят, деревья принципиально восстановимы, а вот чувство собственного достоинства, оно, извините, одно у каждого. Так что людей, которых агитируешь сочувствовать, следует уважать заранее, авансом и безвозмездно — не за то, что они что-то сделали, а просто потому, что они тоже люди. Они обладают интересующими вас способностями и, таким образом, уже представляют для вас определённую ценность. И обращаться с ними поэтому следует уважительно и вежливо: «пожалуйста», «спасибо», «извините», «добро пожаловать».

Не устраивает? Не устраивайтесь. Ваша неустроенность никого не волнует.

Так, больше в этом плакате ошибок нет, поскольку больше он ничего и не содержит. Давайте теперь подумаем, можно ли вообще сделать агитку в рамках предложенного набора фотографий?

К сожалению, в рамках предложенного набора фотографий агитку никак не можно сделать, потому что см. п. 1: как только человек увидит, на какое единство его подписывают, он тут же даст дёру (и будет это, в целом, ненаказуемо, потому что ему детей кормить надо. Поскольку активисты его детей кормить, в свою очередь, не подписываются, он имеет полное право насрать на этих активистов большую кучу).

Поэтому максимум, который можно выжать из предложенного набора (да и то только из левой колонки), — это формирование положительного образа партизана. Надпись: «Мы защищаем парк» и фотки сидящих под деревьями людей — всё. Ну, и ещё газетную статью можно этими фотками проиллюстрировать.

Теперь о выражении: «Пока вы читаете этот твит мы спасаем парк».

Тут вообще, кроме «Вы — пидорасы, а мы — д'артаньяны», ничего не содержится (уж чирикнул, так чирикнул, чотам). Если на этот твит наткнётся человек со стороны, это будет первый и последний твит с хэштегом #harkiv_park, который он прочтёт. И у меня лично осудить его язык не повернётся, потому что идти туда, где тебя изначально считают пидорасом (и лишь потом, может быть, признают д'артаньяном, но только если докажешь, а если не докажешь, то так и останешься пидорасом), — это надо быть, я не знаю, полным дауном.

В общем, ребята, не удивляйтесь, если останетесь без союзников. Ваша наглядная агитация наглядно иллюстрирует прежде всего вашу скупость. Вы не готовы к благодарности за малую помощь, вы не щедры, вы пытаетесь манипулировать чужой совестью — и приведёт это только к тому, что большой помощи и большой отдачи вы попросту не дождётесь.

Меняйте отношение к окружающим.

2 комментария:

Анонимный комментирует...

Восхищена здравомыслящим автором блога! То, что я чувствую - здесь разложено по полочкам. Именно так все и воспринимается!

Анонимный комментирует...

+1 к предыдущему коментатору. На удивление адекватный взгляд на горе-агитки

Отправить комментарий