«В Германии они сначала пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем... Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться».

Мартин Нимёллер. «Когда они пришли…»

12 декабря 2008 г.

Ещё о «Троице»


Авдеев оставил «Троицу» Третьяковке (вчерашний выпуск «Росбалта»).

Стенограмма расширенного реставрационного совещания в Государственной Третьяковской Галерее по вопросу «Троицы» Рублева, состоявшегося 17 ноября 2008 года (via divov).

У меня ко всем большая просьба: пожалуйста, следите по возможности за этой историей и дальше, и, если что-то изменится в создавшемся положении вещей, расскажите о переменах, не дожидаясь, пока это сделают другие. Трагедия, которая грозит нам (всё ещё грозит, безусловно, хотя и отсрочена), не в том, что может быть уничтожен памятник (памятник сам по себе, вне контекста, значит очень мало), и не в том, что «Троица» уникальна (я лично в уникальности как таковой большой ценности не вижу, да и многие другие, полагаю, тоже), а трагедия в том, что Рублёв — это базис иконописной школы, а школа — это структура знания, и гибель ждёт именно её.

Ибо что такое Рублёв и чем он глобально ценен? Первое и последнее, чем глобально ценен Рублёв, — это универсальность (от слова «универсум», то есть мир как целое, summa rerum): в нём присутствует каждая икона, написанная его учениками, учениками его учеников, учениками учеников его учеников и т.д., и т.д., — чтобы понять это, не надо быть искусствоведом, достаточно просто знать, как вообще работает причинно-следственный механизм. К сожалению, на сегодняшний день из всех его работ гарантированно сохранилась только «Троица» (во фресках Владимирского собора Рублёв, стараниями РПЦ, уже, фактически, погиб). Таким образом, именно она является сегодня источником всего потенциала рублёвской школы (об этом в стенограмме говорят почти все поголовно, но говорят языком специалистов, то есть так, что истинный смысл их слов оказывается для постороннего человека тёмен: например, «“Троица”… остается эталоном» — ну и что, казалось бы? в рублёвской манере разве сейчас работают? А не важно, работают или нет. Важно, что «эталон» в данном случае означает «единственный источник всего потенциала школы независимо от её, школы, нынешнего состояния»). Если отдать икону на откуп суете, необратимо рухнет вся система, которую создал Рублёв: работы его продолжателей, безусловно, по-прежнему будут иметь немалое индивидуальное значение, но потеряют значение как общность, то есть — их невозможно будет осмысливать в целом.

Дальше. Если рухнет система, созданная Рублёвым, рухнут системы, базирующиеся непосредственно на ней, — это уже могут быть даже не иконописные и даже не живописные вообще, а и поэтические, и общефилософские, и какие угодно структуры. Я не могу привести конкретных примеров, потому что не специалист, но совершенно точно знаю, что такие структуры есть или как минимум были, поскольку творцы подобного масштаба оказывают влияние, как правило, сразу на весь культурный контекст, а не только на ту его часть, которая касается непосредственно их вида деятельности.

Пожалуйста, помните об этом, и следите за происходящим. И если, когда страсти поутихнут, чиновники тихой сапой вдруг затеют неладное, имейте в виду, что личного у вас в этой жизни будет ещё целая куча, а вот второй «Троицы» ни у вас, ни у кого бы то ни было не будет больше никогда. Смотрите в оба и не давайте себя усыпить видимостью благополучия. Нету у нас благополучия, и чиновники, принимающие разумные решения, к несчастью, крайне редки и чертовски смертны.

ЗЫ. О техническом вопросе.

В конце заседания Родионов и Селезнёва, видя, что специалисты идти на уступки не пожелали, принялись шантажировать собрание тем, что-де без «ящика» икону всё равно утащат, вот только «голой и б́осой» (этот диалог приводит в своём постинге Дивов). Так вот, имейте в виду: в том-то всё и дело, что без «ящика» к иконе никто и пальцем не прикоснётся. Попы сегодня, слава роботам, культурно просвещённые, и они, если что, первые бросятся спасать «Троицу» от тех олухов, которые попробуют лапать её голыми руками, и первые же запрут Третьяковку на двадцать замков.

Но как только «ящик» будет — икона неминуемо уедет в Лавру. Потому что в технике попы разбираются слабо, а на тщету падки, и вера в прогресс у них по сумее перечисленного часто сливается с верой в бога: им кажется, что технические специалисты «божьим промыслом» способны творить чудеса и что «ящик» послужит гарантией. На самом деле на сегодняшний день возможности технических специалистов серьёзно ограничены, и единственная гарантия, которой нынче послужит даже самый распрекрасный «ящик», — это гарантия однозначного повреждения «Троицы», о чём вполне внятно и говорится на протяжении всей дискуссии. Именно поэтому в услових, когда не существует приспособления, гарантирующего иконе музейную степень сохранности, следует уклоняться от обсуждения сугубо технических вопросов: как только по ним будет принято решение, процесс приобретёт необратимый характер.


4 комментария:

sanitariuss комментирует...

Я вот как человек, мягко говоря, нерелигиозный мыслю так, что икона сия собою ценность представляет исключительно как произведение искусства. Однако, слабо разбираясь также в живописи в целом и в иконописи в частности, я как-то вот так думаю, что шум вокруг этого кусочка доски с краской поднят узким кругом специалистов ТГ. Мне вот кажется, что 99 процентов населения России вообще не заметят этой утраты, буде таковая случится. Да, наверное, эта икона - достояние государства. И вот в этом контексте мне кажется любопытным, интересным и весьма примечательным, что государство не может цыкнуть попам: руки прочь. Помалкивает государство, прикрываясь весьма хлипким арьергардом, состоящим из сотрудников ТГ да технических специалистов.

Schisma комментирует...

Я, кстати, тоже человек нерелигиозный. :) И поэтому давайте вначале раскроем вот эту тему:

икона сия собою ценность представляет исключительно как произведение искусства

Начнём с вопроса, что есть произведение искусства? В школе нам об этом не рассказывают, а просто ставят перед фактом: "Вот это -- произведение искусства", предполагая, что к этому моменту мы уже научены воспринимать это словосочетание как штамп, указывающий на априорную и несомненную ценность предмета.

Тем не менее, ценность произведения искусства (как, впрочем, и ценность всего остального) прямо пропорциональна потенциальным возможностям этого произведения. Поэтому следующий вопрос, которым мы зададимся, формулируется так:

Какими потенциальными возможностями обладает произведение искусства?

Термин "потенциальные возможности" применительно к произведению искусства означает в первую очередь возможность основания на базе этого произведения школы, то есть оригинальной системы символов.

Что такое система символов? Система символов -- это то, что поддаётся осмыслению в комплексе. Это философия, это образ связей. Это, в конечном счёте, и есть упомянутый в постинге универсум -- нечто, в чём заключено знание.

Чувствуете масштаб?

Фактически, выражение "икона представляет ценность исключительно как произведение икусства" избыточно, причём избыточно очень нехорошим, профанским образом: в ней слово "исключительно" как, простите, козе баян. Если икона представляет собой ценность как произведение искусства, это означет, что она так или иначе универсальна (в прямом смысле, то есть заключает в себе знание и, следовательно, обладает способностью это знание передавать).

И совершенно незачем разбираться в системе (здесь -- в живописи) для того, чтобы понять значение ключевых элементов системы. Достаточно всего-навсего знать, что был Рублёв, и у него были ученики, и у этих учеников были свои ученики, и значит, была школа, и значит, "Троица" -- достоверно универсальна.

И вот теперь мы подходим к ошибке заключения, которую неизбежно делает каждый, не обладающий всей полнотой информации.

шум вокруг этого кусочка доски с краской поднят узким кругом специалистов ТГ

Узким кругом специалистов (а точнее, однм лишь Нерсесяном, если я ничего не путаю) проблема всего-навсего была вынесена на публику. Шум подняли именно те, кто понимает всё вышеизложенное. Причём вышеизложенное -- настолько очевидные для понимающих вещи, что до определённого момента мне лично просто даже в голову не могла прийти необходимость их чёткой вербализации... и остальным, насколько я в теме, тоже: за весь месяц никто так и не озвучил главную мысль всей этой коллизии. Она у понимающих просто на подкорке. И поэтому миллионы культурных, но очень далёких от живописи людей, подобно вам, недоумевают, что в этой истории примечательного, кроме очередной демонстрации глупости и импотенции властей.

А примечательно именно вот это: мы рискуем потерять не просто произведение искусства, а оригинальную систему знаний. И эта икона, таким образом, достояние не государства, а всего мыслящего человечества, в том числе и той его части, которая беспредельно далека от живописи, потому что любая система знаний (если это действительно система, а истинность системы подтверждается как раз возможностью основания школы) в той или иной степени универсальна.

Проще говоря, разглядывая "Троицу", талантливый человек с вероятностью гораздо больше нуля может прийти к открытию в области, формально никак не связанной ни с иконописью в частности, ни даже с изобразительным искусством вообще (хотя, конечно, большая часть открытий будет сделана в области как минимум смежной с иконописью).

Так что масштаб преступления, которое может быть совершено, касается отнюдь не ограниченного круга искусствоведов, а едва ли не всех поголовно, включая в том числе ещё и не родившихся.

sanitariuss комментирует...

Я наверное не отношусь к мыслящей части человечества, ибо не осознаю этой утраты. Если говорить коротко, то буду дальше жить счастливым только потому, что не буду знать, насколько я несчастен.
Слово "исключительно" подразумевало смысл такой: ценность как произведения искусства и только (никакой религиозной ценности).

Schisma комментирует...

Я нигде не говорила, что люди, которые не видят проблемы, не суть мыслящие люди.

Слово "исключительно" подразумевало смысл такой: ценность как произведения искусства и только (никакой религиозной ценности).

А, извините, значит, я неверно истолковала вашу преамбулу о том, что вы человек нерелигиозный.

В любом случае сказанного мной ничто не отменяет, а ваше отношение к происходящему -- это ваше отношение.

Отправить комментарий